Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Меэлис Кубитс: опережая время

1
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
  • Меэлис Кубитс - организатор акции «1000 эстонцев в Петербурге»
  • Санкт-Петербург для него - прежде всего театры, дворцы и соборы
  • Цель - показать, что Петербург не агрессивен, а сейчас еще и дешев
Проще было бы запустить проект народной дипломатии где-нибудь в ЕС, но Кубитс не ищет легких путей. | ФОТО: Erik Prozes / Äripäev

Не безумство ли это – нагрянуть тысячной гурьбой в Питер в то самое время, когда эстонско-российские отношения зашли в тупик? Организатор акции «1000 эстонцев в Петербурге» говорит, что пора взглянуть соседям в глаза. С 9 по 12 июня в северную столицу России отправится 1000 жителей Эстонии. В исторической акции может поучаствовать каждый. Главное – загореться идеей.

Горячий эстонский парень, известный пиарщик Меэлис Кубитс берется за гражданские инициативы, когда у него накипает на душе: «В такие противоречивые времена, как сейчас, следует дорожить человеческими контактами, даже если приходится плыть против течения. Пора уже снизить накал агрессии с обеих сторон!»

Феномен вечера 12 июня

Неугомонный коммуникатор не унимается: устанавливает барельеф Ельцину в Таллинне и пробивает идею памятника Георгу Отсу в Санкт-Петербурге; арендует чартеры и возит сотни эстонцев сначала в Одессу, потом в Ереван и снова в Одессу. Журналисты окрестили его инопланетянином, прилетевшим на Землю, чтобы оживить общение.

Денег на таких проектах не заработать. За армянский вояж, когда в 2013-м в Ереван с разных концов света прилетели 600 человек, и в то же самое время в Таллинн прибыли 250 армянских студентов, чтобы увидеть частичку Европы, Кубитс до сих пор расплачивается. Его состояние измеряется друзьями.

Около года назад на дне рождения Меэлиса в одесском дворике на Мясоедовской, 14,  собралось более трехсот человек – все жители двора и приехавшие из разных стран знакомые именинника. Бизнесмены, политики и музыканты поднимали тосты за дружбу с известными одесситами  и с незнакомыми жителями Молдованки. Усадив всех за один большой стол, Кубитс решил доказать на деле, что в Одессе мир и праздник.

«Если говорить в контексте Санкт-Петербурга и России, то любое общение лучше, чем необщение,  – убеждает инициатор турне. – Никого принуждать и уговаривать общаться мы не будем. Но я глубоко убежден, что если мы научимся смотреть  в глаза своим соседям, нам станет легче».

– Не играете ли вы на поле политиков?

– Если уж на то пошло, то мы занимаемся культурной дипломатией. Важно, чтобы мы пели и танцевали с утра до вечера не только друг для друга, а чтобы нас слышали и понимали другие. Национальная культура может быть успешной только в том случае, когда есть возможность ее экспортировать. Мы всегда приглашаем с собой блестящих музыкантов и актеров, но в первую очередь зовем тех, у кого загорелись глаза.  Речь не идет о конкуренции! У меня нет политических амбиций, я не собираюсь учить кого-либо жизни и тем более вмешиваться в геополитические разборки крупных держав. Это было бы наивно. Меня искренне радует, что дипломаты обеих стран оказывают нам всестороннее содействие с организацией акции. И это не какая-то дежурная вежливость.

Тонкий лед скользок

Разумеется, Кубитс не безразличен к  политике. Он редко, но метко высказывает свое мнение в СМИ, умудряется в процессе званого вечера без единого лозунга потребовать перемен в стране и даже предсказывает отставку министров. «Я скольжу по очень тонкому льду! Если я допущу хоть одну ошибку, мне этого не простят. Если ли бы в барельефе Ельцина или в армянском проекте нашли хоть три российских рубля, меня бы уже давно распяли на Ратуше!» – говорит Меэлис.

Инициатор акции «1000 эстонцев в Петербурге» смотрит на мир гораздо шире многих своих сограждан. Иначе бы вряд ли отважился поддержать Армению, когда та оказалась в изоляции. Десять месяцев назад он решил доказать, что Одесса – мирный город, а теперь обратил свой взор на брега Невы.

– Ответили ли вы самому себе на вопрос, зачем вы это делаете?

– В эстонском обществе доминирует представление, что Россия – это Москва, Москва – это Кремль, Кремль – это Путин, а Путин плохой... Но все не столь однозначно. И нужно просто взять и убедиться в этом собственными глазами, отправившись с нами в город на Неве. Петербург в моем понимании – прежде всего Мариинский театр, Юсуповский дворец, Михайловский замок и кафедральные соборы. В каждом третьем доме там можно при желании найти какую-то связь с Эстонией. Многие представители нашей творческой интеллигенции в этом городе получали образование, творили и любили. Эстонию связывает с Петербургом огромное количество межчеловеческих контактов.

– Не помешает ли вам вечно негативная риторика вокруг России?

– Не скрою, что информационное поле сейчас не располагает к общению, но в том-то и дело, что окно в своем доме надо держать приоткрытым, чтобы впустить струю свежего воздуха. Ситуация стремительно меняется, и мы пытаемся быть выше сиюминутных сложностей – хотим победить в схватке со временем.

Как вы намерены действовать?

– Мы пригласим с собой максимальное количество журналистов. На самом деле между нашими городами есть историческая связь и очень активное культурное движение. В Петербурге даже есть кусочек Эстонии – церковь св. Иоанна, например, где совсем недавно пели сразу двести наших хористов. Но пресса почему-то об этом молчит. Почему? Мне кажется, что люди стесняются признаться в том, что ездят в Петербург, а СМИ стесняются об этом рассказывать. Помимо всего прочего, здесь накладывает свой отпечаток противостояние между Тоомпеа и Таллинном. Меня трудно обвинить в сильной привязанности к столичным властям, но я отдаю им должное: они поддерживают сотрудничество двух городов. С 10 по 11 июня мы организуем в церкви св. Иоанна около восьми концертов: выступят разные хоры, ученики Таллиннской музыкальной школы, экс-министр финансов Айвар Сыэрд даже сыграет на органе! Мы приложим все усилия, чтобы каждый из тысячи наших гостей хотя бы на полчаса попал в эту церковь.

Цель – показать, что Петербург не агрессивен, а сейчас еще и дешев как никогда. Мы можем ощутить себя там такими же богачами, как финны на улице Виру в 1993 году. Нашим проектом мы не совершаем никакой революции! Удивим только масштабностью и смелостью, учитывая неподходящий момент для общения. Хотим пригласить с собой в поездку и молодое поколение, которому телевизор внушает, что завтра начнется война. Надеемся снизить страх в обществе.

– Поймут ли вас правильно?

– Знаете, когда мы в Таллинне устанавливали барельеф Ельцину, сначала про наш проект говорили, что он кремлевский, а потом в этом усомнились, так как официальная Россия прохладно относится к ельцинскому периоду правления. Затем судачили о хитрых американцах, которые якобы хотели через этот проект повлиять на внутреннюю российскую политику. Смешно на все это было смотреть! На самом деле, чтобы собрать 30 тысяч евро на масштабное и исторически важное событие, нам хватит 15 минут: просто сделаем пару звонков. Но, разумеется, невозможно звонить таким образом каждый год.

Для меня важно, чтобы в обществе возникла дискуссия. Тогда спорили о назначении барельефа и фигуре Ельцина: да, Борис Николаевич был противоречивой личностью, но нельзя отрицать его вклад в бескровное восстановление независимости Эстонии. Можно только гордиться тем, что мы успели установить ему барельеф – сегодня это было бы уже невозможно. Многие из тех 39 человек, фамилии которых значатся на барельефе, не вложили в него ни копейки, но дали ему самое ценное – свое имя. Обнаружив в этом списке фамилии бывших советских диссидентов Хейки Ахонена и Лагле Парек, уже никто не мог сказать, что это пророссийский проект.

Широко раскрытыми глазами

За всеми мероприятиями в духе народной дипломатии, будь то барельеф, акции «Таллинн едет в Одессу», «Одесса едет в Таллинн» или «Все едут в Ереван», стоит неуемная энергия Меэлиса. Он говорит, что в такие моменты им движут порывы души, которые не измерить деньгами. Все свои недоходные проекты ему пришлось вывести в отдельную фирму Corpore Diplomacy, дабы не нервировать акционеров.

Так вот, о движении души. Год назад он с размахом отпраздновал в присутствии 1100 гостей 20-летний юбилей PR-агентства Corpore, которое сам и основал. Итогом акции стала покупка рояля Steinway, который теперь установлен в Доме братства Черноголовых. На чудо-инструмент было собрано 50 тысяч евро. Величайший дирижер Эри Клас дал проекту свое имя, а Меэлис вдохнул в идею свою энергию. Ради маэстро, которого знал каждый житель страны, он был готов на многое.

Тогда же Кубитс устроил для таллиннцев грандиозный концерт «ДДТ» с участием Эстонского мужского хора. Две с половиной тысячи зрителей с замиранием сердца слушали эстонскую хоровую музыку, а потом уже с Шевчуком пели по-русски, не думая ни о какой интеграции. Подобная «химия души» вдохновляет островитянина на новые поступки. Он говорит, что не жалеет ни об одном потраченном центе.

– О вложенных в питерскую акцию средствах тоже не пожалеете?

– Чем больше общения, тем меньше рисков. Не вижу альтернативы языку культуры. Это единственный язык, где все равны, где интерес искренний, и тупые разговоры о мягкой силе тут ни при чем. Мы будем сотрудничать и общаться с теми, с кем нам по пути.

– А могут запретить? Дать понять, что не стоит заниматься акцией?

– Напрямую нет, но ситуация меняется и удивляет каждый день. Я имею в виду не столько отношения с нашим соседом, сколько глобальные процессы в мире. Мы не можем точно сказать, что будет через год-два. Единственное, что можно твердо сказать: резких перемен к лучшему не будет. Но мы занимаемся подготовкой петербургской акции уже четвертый месяц, и никто пока еще не спросил, зачем.

– Почему ваш выбор пал на постсоветские страны?

– Мы становимся полноценной Европой, где улыбаются по команде, а искренность и душевность человеческих отношений уходит на второй план. Там я получаю отдачу, которой не имею здесь. Мы, эстонцы, иногда над собою шутим: только на 13-й рюмке кто-то из друзей может признать, что сосед – большой молодец. Но до 13-й мало кто дотягивает... А в Одессе самый первый тост всегда произносится за гостей!

Иногда мне бывает даже неловко, когда я сижу рядом с одесскими и петербургскими друзьями и вижу, насколько широк их кругозор и глубок философский фундамент, на котором базируется их творческая деятельность. Мне повезло, что я попал в хорошие руки. Еще в школьные годы, приехав из Курессааре в Таллинн, я как-то купил на Ратуше пластинку «Аквариума», «Алисы» и «ДДТ». С Кинчевым я потерял эмоциональную связь, а в песни Шевчука «Не стреляй», «Революция», «Мальчики-мажоры» влюбился. И нет ничего более приятного, чем обнаружить через двадцать с лишним лет, что гражданская позиция твоего юношеского кумира тебе и сегодня импонирует, несмотря на то, что в наше время можно трижды за день стать мудаком. Общение с такими людьми – это и есть главная награда в гражданской дипломатии.

Свой среди чужих

У Меэлиса нет ни машины, ни яхты, но есть весомый социальный капитал – он близко знает влиятельных людей. Это позволяет ему превращаться в одного из наиболее востребованных консультантов в кризисные времена. Его багаж весит больше, чем голоса многих политиков. Кубитса расстраивает, что, с одной стороны, Эстония увеличивает рекламные бюджеты на привлечение туристов и инвестиций из-за границы, многие министерства и ведомства блестяще справляются со своей работой по привлечению зарубежных гостей, а с другой стороны, в то же самое время прибывающих не из шенгенской зоны на границе подстерегает настоящий шок. Эта тема была поставлена во главу угла на обеде Postimees для лидеров общественного мнения – «Почему эстонские собаки такие злые?»

– Вы производите впечатление независимого человека, который находится вне политической конъюнктуры. Свой среди чужих, чужой среди своих?

– Это громко сказано, но вполне применимо ко мне. Хотя тут стоило бы разобраться, кто эти «свои».

Кубитс  не понимает, почему в Эстонии не держат за «своих» предпринимателей первой волны, которым страна вообще-то и обязана своими достижениями. Отшучивается, что, мол, это и есть проблема «13-й рюмки». «Возможно, нам здесь слишком уютно и хорошо, а в той же Одессе идет борьба и жизнь бьет ключом. И там появляются новые идеи, а у нас без обратной связи уходит мотивация, – размышляет Кубитс. – Я убежден, что именно бизнесмены и первое поколение политиков построили нашу страну. И пока мы наслаждаемся плодами их трудов в своих уютных европейских бассейнах, вода из них потихоньку уходит».

Стоять на месте – не в правилах Меэлиса: он уже загорелся новой идеей. В начале сентября исполнится 75 лет со дня рождения Сергея Довлатова. Чем не повод для флэшмоба наподобие Балтийской цепочки с томиком Довлатова в руках? Но это уже другая история. Впереди Санкт-Петербург.

Наверх