Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

«Капитан Золотая Ножка»

Политический фельетон Николая Караева

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
"Капитан Золотая Ножка": кадр из фильма. | ФОТО: коллаж Энделя Кастерпалу

Очередная серия бесконечного политического сериала «Сине-черно-белые паруса» о пиратах острова Эстоньола!

Краткое содержание предыдущих серий:

Эстоньола, славный островок свободы, затерянный в политическом океане между Европейской, Американской, Российской и прочих империй. Наши дни. Процветающей пиратской республикой управляют бравые флибустьеры под руководством пиратского короля.

Капитан Пингвин, коронованный десять лет назад королем эстоньольских пиратов, наконец-то ушел со своего поста и вместе с очередной женой удалился на хутор Буканьерма в глубине острова. Народ пиратской республики решил ежемесячно выплачивать экс-королю 3996 пиастров особой пиратской пенсии. Ну и очередной жене тоже кое-что – за компанию.

Плюс 170 тысяч пиастров, которые Пингвин взял из общей добычи – и забыл вернуть. Видные пираты, возмутившись крысятничеством, попытались вручить Пингвину сине-черно-белую метку, но у них ничего не вышло.

Прошла неделя. Страсти улеглись. В один прекрасный день в политическом салуне «Дом Стенькина» раздался знакомый стук ужасной ноги... Что происходит? Смотрите политический сериал «Сине-черно-белые паруса»! Йо-хо-хо! И бутылка рома!..

Обычная эстоньольская осень. Дует пронизывающий до костей ветер. В салуне «Дом Стенькина», названном  в честь видного плантатора графа Якова Понтуса Стенькина, горят тусклые свечи. Звучит развратная музыка, публичные женщины танцуют с политическими пиратами. Вдруг дверь салуна отворяется, и входит человек с золотой ногой.

Моментально смолкает развратная музыка. Капитан брига «Белка» Усатый Сийм от неожиданности мочит усы в кружке с ромом. Капитан корвета «Факелоносец» Хельм Страшный прячется под стол, забыв напялить свою знаменитую шляпу. Один капитан «Носорога» Эдгар Сильвер, которого вроде как боялся сам Флинт, сверлит вошедшего взглядом. А капитан Пингвин плюхается за свободный столик и развязно кладет на него золотую ногу.

ПИНГВИН (напевает): Пятнадцать голых баб... на сундук короля... йо-хо-хо... и бутылка... у-у-уиски... Эй, человек! Бутылку «Яака Даниэльссона»... и чего-нибудь... закусить!..

Салун оживляется. Пока Пингвин пьет виски из горла, капитан Сийм уходит в глубину салуна и вскоре возвращается с королевой пиратов. Это не кто иная, как Керсти Инкогнито по прозвищу «Вас-Ист-Дас?», много лет бравшая на абордаж европейские корабли близ Лабрадора.

КЕРСТИ: Пшел вон, мерзавец!

ПИНГВИН (обиженно): Что такое?..

СИЙМ: Как ты смеешь? После всего того, что из-за тебя понаписали про Эстоньолу мерзкие борзописцы! Ты погубил нашу репутацию! А это что за гадость? Золотая нога?!.

ПИНГВИН: Ножка. Это – золотая ножка. Не смей мне грубить, да еще при даме!

КЕРСТИ: Так вот куда делись скоммунизженные 170 тысяч пиастров! Ты, селезень ощипанный, обменял их на золото, а золото переплавил...

ПИНГВИН: Не скоммунизженные, а скапитализженные. Я антикоммунист! Я готов хоть сейчас порубить этих гнусных коммуняк в капусту...

Он хватается за саблю, пытается встать, забыв про положенную на стол ногу, и падает на пол. Медленно встает. Поправляет очки и приглаживает галстук-бабочку. Достает из кармана скомканную грязную бумажку. Разворачивает ее и победительно смотрит на притихших пиратов.

ПИНГВИН: Значит, так, леди... и джентльмены. Моя золотая ножка желает, чтоб вы дополнительно к тому, что мне и так положено, платили еще кое-что, что мне тоже положено...

СИЙМ: Что?!? Да он допился!..

ПИНГВИН: Но-но-но! Значит, так... (Читает.) Именем конституции Эстоньольской Республики я в соответствии с пиратским законом, принятым, черт, даты не разберу... требую... да-да, требую... компенсировать мне расходы на предоставленые в по... в по... поль-зо-ва-нье... рабочих и представительских... а также жилого замка Буканьерма... в разумных пределах... Я понятно выражаюсь?

КЕРСТИ: Кальмарьи ты кишки! Шпрот ушастый! Да я тебя на корм салаке пущу!..

ПИНГВИН (важно): Слушай, я бы и рад... но не могу. Закон есть закон! Никто не выше закона! Даже ты! Даже я. Так что изволь-ка – ком-пен-санцию на бочку. В разумных пределах!

СИЙМ: Что за закон?

Пингвин показывает ему бумажку; лицо Сийма Усатого вытягивается. На заднем плане Хельм Страшный с криком «позор, патриоты!» пытается сделать харакири собственным факелом. Его утихомиривают и уводят.

ПИНГВИН (куражится): Жё не манж па... сис жур! Только пил... Ик. Недаром я, когда был королем, учил французский... В разумных пределах, господа, в разумных! Подайте на расходы бывшему королю пиратского острова! А?.. По закону о возмещении... А?.. В разумных!..

КЕРСТИ: Да что у тебя там за расходы, бескрылое пернатое?

ПИНГВИН (с готовностью): Коммунальные. Замок у меня большой – знаете, сколько свечей надо сжечь, чтобы его отапливать? А еще мы с очередной женой каждый вечер принимаем ванну. Привыкли уже. Потом: слуги. Челядь. Повара с поварятами. Кто-то должен угощать наших гостей из Европейской и Американской империй! Иначе как мы все договоримся обороняться от царя Путина Первого, он же Путин Кровавый?.. Да что я вам объясняю? Вы сами много лет в Европе прожили! Знаете, как это бывает, когда живешь в свое удовольствие, ни в чем себе не отказываешь, делаешь всё, что твоей золотой ноженьке угодно, – а тебе смерды всё-всё-всё компенсируют! На собственной шкуре вы испытали этот кошмар, верно?..

Королева Керсти и капитан Сийм переглядываются.

КЕРСТИ (неуверенно): Ну... если закон...

СИЙМ: Закон... Тысяча чертей. Закон есть закон, да. Но если ты, тухлого моллюска тебе в глотку, еще раз мне попадешься... клянусь, я тебе твою золотую ногу...

ПИНГВИН (куражась пуще прежнего): А я подам на тебя в суд! По правам человека! За диффамацию! Хы-хы-хы! Шучу, усатый, шучу...

КЕРСТИ: Ладно. Делать нечего – мы же правовое государство. А теперь, мерзавец, точно пшел вон.

ПИНГВИН: Минутку! Еще кое-что. (Издевательски.) Керсти, королева ты наша, чудо лабрадорское... позолоти ножку, красавица!

Королева пиратов смачно плюет на золотую ногу Пингвина и уходит. Капитан «Белки» следует за ней. Пингвин демонически хохочет и сует бумажку в карман. Плюхается обратно за столик и кладет на него золотую ногу. Развратная музыка возобновляется.

К столику подходит условный депутат Эндель Пендель.

ПЕНДЕЛЬ: А вы не боитесь народного гнева?

ПИНГВИН (оказывается, он не столь уж и пьян): Да ну! Какой еще народный гнев? Вы видели этот народ? И я нет. Они все по щелям сидят, как тараканы. Я вас умоляю. Народ у нас сер, но мудр, как говорится...

ПЕНДЕЛЬ: Ну а борзописцев – их не боитесь?

ПИНГВИН (отмахивается): Сине-черно-белый пиар – тоже пиар.

ПЕНДЕЛЬ: А ваших коллег? Уж они-то могут устроить вам темную...

ПИНГВИН: А они через неделю всё забудут. Вот увидите.

ПЕНДЕЛЬ: Э... Как – забудут?

ПИНГВИН: А вот так. Побьемся об заклад? На сто... нет: на пятьсот пиастров!

Неделю спустя. Салун «Дом Стенькина». Политические пираты Эстоньолы пьют, закусывают и пляшут с публичными женщинами. Входит Пингвин, уже навеселе, плюхается за столик и развязно кладет на него золотую ногу.

ПИНГВИН (напевает): Пятнадцать голых баб... ком-пен-сан-ци-я-я... йо-хо-хо...

ПЕНДЕЛЬ: Капитан Золотая Ножка, здравствуйте...

ПИНГВИН: И вам не хворать. Пятьсот пиастров принесли?

ПЕНДЕЛЬ (покорно): Принес.

ПИНГВИН: Башляйте!..

THE END

Примечание: при сочинении данного текста ни одно животное не пострадало.

Наверх