Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Павел Иванов: quo vadis, русская пресса Эстонии?

1
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Павел Иванов. | ФОТО: Mihkel Maripuu

Обозреватель Павел Иванов – о русской прессе Эстонии.

Есть у русской прессы во всем мире одна традиция – каждый год русские журналисты из различных стран вместе встречаются где-то и обсуждают что-то свое. Так было и на этот раз. 18-й конгресс всемирной ассоциации русской зарубежной прессы прошел в Париже. 250 человек из 62 стран, в том числе и представители русской прессы Эстонии.

Тайное становится явным

Дело в профессиональном смысле интересное, поэтому я решил выяснить, кто от нас там побывал. И тут я столкнулся с необъяснимым и непонятным: это страшная тайна! По крайней мере, относительно некоторых участников.

Я знаю, что вот уже не первый год на таких конгрессах бывают представители нарвской газеты «Вируский проспект». Поэтому у них я решил навести справки в последнюю очередь. Зато накануне конгресса я увидел статью главреда «Комсомольской правды в Северной Европе» Игоря Тетерина. Прочитав ее, я понял, что и он едет в Париж. Меня заинтересовали его тезисы – мне не безралично, что о русской журналистике говорят на международном уровне коллеги. Прочитав Тетерина, я загрустил.

Оказывается, помимо «отсутствия инвестиционной поддержки со стороны бизнеса» русской журналистике в Эстонии мешает еще и «равнодушие властей».

Почему-то я так и думал – оратор не ограничится пояснениями издателей «День за Днем» и «Postimees на русском языке» о сугубо экономических причинах ухода с рынка и обязательно добавит в черно-белое настоящее политическую краску.

Насчет поддержки бизнеса. Миновали времена, когда бизнес владел русской прессой, однако газетный бизнес тогда оказался не главным для бизнесменов – вот и вся бизнес-механика того времени.

Сегодня уход двух газет с рынка прежде всего указывает на слабое продвижение товара. Эдакий феномен ETV+ : мы дружно делаем передачи, но телезрители о них не знают.

А вот каким образом власти должны проявлять неравнодушие к проблемам русской журналистики, я не понял. У нас в стране есть общественно-правовое вещание, работа которого регулируется законом. И у нас есть коммерческие СМИ, которые работают, основываясь на рыночных отношениях – и без вмешивания со стороны властей.

Так что оба пассажа Тетерина как минимум не соответствуют описанию реальной картины.

Кстати, по поводу бизнеса. Тот же «Вируский проспект» в рейтинге экономической рентабельности газет Эстонии поднялся с 47-го места на 16-е. Не верю, чтобы этому способствовало неравнодушное отношение властей.

Понятное дело, надо сгустить краски. Зачем? Прочитав статью Тетерина, понимаешь, что лейтмотив сей песни – «дайте денег вы, иначе дадут американцы». Не могу согласиться с этим тезисом – он используется для поддержания не журналистской составляющей СМИ, а идеологической.

С чем я соглашусь – так это с тем, что русские люди и правда многое теряют в связи с потерей русскоязычных изданий, которые в свое время были статусными. С их потерей русским становится сложнее и самоопределиться, и сохраниться.

В связи с этим я не считаю правильным скрывать имена тех, кто побывал в Париже на конгрессе русской прессы от Эстонии – как это сделал Игорь Тетерин, у которого я об этом спросил. Может сложиться впечатление, что участие в конгрессе – это нечто из ряда вон, что-то непристойное. Да еще и Путин свое обращение собравшимся послал...

Все же мы – одна команда, делающая русскую журналистику в Эстонии вне зависимости от типа медийного канала или редакционной политики в отношении написания слова Таллин(н) с одной или двумя «н». И можно было бы коллегиально обсудить: quo vadis, камо грядеши, русская пресса Эстонии?

Имена участников конгресса от Эстонии: Татьяна Завьялова из «Вируского проспекта», Александр Корнилов с портала baltija.eu, Алексей Старков из Инфопресса, Игорь Тетерин из «Комсомолки», Ольга Чупова из газеты «Нарва». Не буду скрывать, пара имен натолкнула меня на размышления о соответствии персоны представительской миссии. Но это уже личное.

Первый опыт борьбы

Пока лидер центристов борется с девчонками, мальчишки из правления реформистов решили поговорить со своим дедушкой.До внутрипартийных разборок на уровне правления и почетного председателя дошли и «белки».

На этой неделе состоялась встреча Сийма Калласа с однопартийцами. Стороны выясняли отношения. В прямом смысле. В начале было слово, как говорится. Генсек реформистов Реймо Небокатт обвинил Калласа в том, что тот желает примкнуть к "прокремлевских" - естественно, имея в виду возможное желание Калласа создать новую партию в партнерстве с некими центристами. Ну а где центристы, там и Кремль красной звездой светится. Хотя генсек напрямую самого Калласа прокремлевским не называл, обида того на своих удвоилась: во-первых, по поводу провала выборов, во-вторых, из-за неадекатной реакции сопартийца на критику со стороны Калласа. Даже «честь мундира» реформистов Меэлис Атонен заявил, что такая реакция сильно перегибает палку - и лучше бы генсек задумался, как объединить партию.

В любом случае Каллас пришел на собрание сообщением о желании создать новую партию. Что и взбесило. Я думал, сейчас развернется перед Калласом красная ковровая дорожка, только не на аллею славы, а в успокоительное заведение. Типа, после нашей беседы и вас вылечат, и вас вылечат. Да, выходил Каллас из штаб-квартиры более спокойным, нежели туда входил. Но остался верен своим идеям, лишь решил повременить с ними. И призвал не реагировать столь нервно на то,что происходит в политике и слышится в политсквернословии. То есть - как бы побывал у врача, но таблетки принимать отказался. И уже не буйствует.

Политики ведут себя по-разному. Одни кидаются непристойными фразами про «девочек», имея в виду внутрипартийных оппонентов. Другие везде видят происки восточного соседа, имея в виду того, кто кидается фразами про «девочек». Скучно и однообразно! Это с одной стороны. С другой - очевидна смена поколения в эстонской политике. Пока она проходит достаточно брутально и косолапо. Опыта нет.

Наверх