Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Когда борьба равна: Трамп, Клинтон и ловушка для умных людей

12
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Николай Караев | ФОТО: архив автора

Почему неправы интеллектуалы, винящие «тупых американцев» в победе Трампа? Чем вредны элиты, предлагающие выбор между черным и белым? На эти вопросы пытается ответить Николай Караев.

Начну издалека. Нынешний фестиваль «Золотая маска в Эстонии» стал для меня временем не одних только приятных театральных открытий. Я не очень поверил Константину Райкину, когда он рассказал (на встрече со зрителями в Русском театре), что некоторые его студенты понятия не имеют, кем был его отец: «Фамилия Райкин не говорит им вообще ничего. Ну – сын какой-то Райки...» Точно так же не поверил я и директору питерской Музкомедии Юрию Шварцкопфу, который в интервью сказал мне, что не рискнул бы сейчас поставить великий французский мюзикл «Отверженные», потому что молодежь не знает, кто такой Гюго; и что они уже ставили «Оливера» по Диккенсу, но дети и родители ходили на него плохо, потому что не знали, кто такой Диккенс.

Но потом в антракте мюзикла той же Музкомедии «Джекилл и Хайд» я познакомился с двумя женщинами, которые искали в программке имя автора повести, по которой мюзикл поставлен. Своим глазам и ушам мне поверить все-таки пришлось. Я сказал им, что это Роберт Льюис Стивенсон; женщины как раз нашли эти сведения в буклете и узнали, что еще Стивенсон написал пиратский роман «Остров сокровищ».

Тут мне надо бы встать в позу и возопить, что, мол, все беды от невежества, вот такие люди и голосуют за кого попало на выборах, а мы потом расхлебывай, трали-вали семь пружин. А если бы я был эстонским националистом, то непременно приплел бы сюда и стремление не учить эстонский. Впрочем, для этого необязательно быть эстонским националистом – люди с родным русским высказываются по этому поводу чуть ли не чаще.

«П-прекратите демагогию!»

Нет, я, разумеется, за то, чтобы все знали, кто такие Стивенсон и Гюго, отличали Суворова от Грибоедова, могли бы поддержать беседу на эстонском и китайском, и, если надо, расписать ряд Тейлора, не заглядывая в трехтомник Фихтенгольца «Основы дифференциально-интегрального исчисления». Но я хорошо понимаю, куда ведет кривая дорожка разделения людей на, как говорят мои идеологические противники, «быдло» и «небыдло». Можно сказать и изящнее, вспомнив «Машину времени» Герберта Уэллса: разделение на элоев, то есть самозваную аристократию духа, и морлоков, то есть тупых пролетариев.

Если прямо, ведет эта дорожка к фашизму, как его ни маскируй. Ровно туда же ведут и любые – любые! – высказывания на тему «тупые американцы выбрали Трампа, теперь кушайте его с маслом». Мне решительно не нравится Трамп, мне столь же решительно не нравится и Хиллари Клинтон, но я, опять же, понимаю, почему за них голосовали столь многие – как и то, почему столь в свое время в Германии многие голосовали за НСДАП.

Ну и потом, это ведь чистой воды заблуждение, что эрудиция и интеллект спасают человека от идиотизма. Я видел несколько суперполиглотов, свободно говоривших на пяти-десяти языках, и одним из них был Юрген Граф, отрицатель Холокоста, рассуждавший в интервью, «что же нам делать с этими евреями». Тут можно вспомнить и философа Мартина Хайдеггера, которому умище совсем не мешал быть убежденным нацистом, и философа Дмитрия Мережковского, в старости боготворившего Муссолини, и многих, многих других интеллектуалов, упавших в эту бездну.

Нет, это история не о том, что фашизм и нацизм – идеологии интеллектуальные. Это история о другом: каким бы ты ни был интеллектуалом, на самом деле тебя определяет нечто совсем другое. Я бы назвал это верой в широком смысле слова. Национализм и интернационализм – это, как ни крутите, вера: считаешь ты «своих» выше/ближе/лучше «чужих» или не считаешь. Склонность к правому и левому экономическому воззрению – тоже вера. Умный человек обрамляет убеждения такого рода социологическими, эволюционными и прочими аргументами, но вера от этого не станет чем-то рассудочным, и если такого человека припереть к стенке, он ни за что не согласится с тем, что неправ.

По большому счету эрудиция никого не спасает – а ее отсутствие никого не губит. «Простые люди», что бы это ни значило (помните, у Стругацких: «П-прекратите д-демагогию! – взорвался наконец и Федор Симеонович. – К-как вам не с-совестно нести такую чушь? К-какой я вам п-простой человек? И что это за словечко такое – п-простой?»), часто имеют куда более здравые суждения по политическим вопросам, чем, м-м-м, всякие непростые – достаточно почитать газеты, в конце концов. Не зря схожи английские выражения common people (обычные люди) и common sense (здравый смысл). Впрочем, никаких правил тут нет. Просто интеллект и здравомыслие – это две совершенно разные вещи.

У нас это невозможно?

Откуда мы плавно перейдем к Дональду Трампу и его не слишком-то сокрушительной победе. Глупостью было бы сейчас повторять вслед за рядом интеллектуалов, будто мистера Трампа возвели на пьедестал необразованные, ничего не понимающие, падкие на что-то там американцы. Не стоит говорить этого ни о господине Путине, ни даже о герре Гитлере, ни, с другой стороны, о хяррах реформистах, за которых с упорством, достойным лучшего применения, голосовала значительная часть эстонского народа, в результате чего мы и получили нынешнюю Эстонию – печальное, печальное зрелище!

Проблема не в том, что люди не понимают, что именно говорят те или иные кандидаты. То есть – да, люди, как правило, многого не понимают, и это скорее нормально: большинство неспособно описать даже работу налоговой системы, не говоря об экономике в целом. Дело не в этом.

Я рискну сказать, что при прочих равных условиях более нормальный кандидат всегда победит менее нормального. Иногда партии ставят явно не на тех лошадей; скажем, есть основания полагать, что если бы демократы вместо Хиллари Клинтон выдвинули Берни Сандерса, исход выборов был бы совсем другим. Но чаще случается другая подстава: люди голосуют не за, а против. Я уверен, что это и произошло в Америке. Отвращение к миссис Клинтон перевесило отвращение к мистеру Трампу. Точно так же в свое время отвращение к политикам Веймарской республики (и демонизированным коммунистам) перевесило в избирателях Германии отвращение к нацистам. Плюс, конечно, нужно учесть, что в то время никто не знал, чего именно можно ждать от Гитлера. Были все основания полагать, что экономику он как-нибудь выправит, а остальное урегулируют демократические институты, благо, они в Германии вполне себе имелись.

То же говорят сейчас про Трампа: мол, к его речам прислушиваться нечего, американская демократия всё перемелет, президент в Америке правит не единолично. Вряд ли уместно сравнивать мистера Трампа с герром Гитлером, а современные США – с Германией образца 1933 года, но я не могу не заметить, что как именно всё будет – никто сейчас не знает. Президенты в Америке временами дают бой и Конгрессу и Сенату, хотя побеждают не всегда; один из лучших президентов США XX века Вудро Вильсон потерпел в итоге фиаско – Конгресс провалил соглашение о Лиге наций. С другой стороны, Америка знала и не слишком демократические времена, скажем, когда сенатор Маккарти расправлялся с коммунистами. Больше того, в 1935 году писатель Синклер Льюис считал, что популистско-фашистский президент вполне может стать реальностью – см. его роман «У нас это невозможно».

Как не бежать с беззаконной толпой

Основания опасаться Трампа есть, но в любом случае его избрание – не итог, а лишь продолжение вечной, по сути, борьбы либералов (в хорошем смысле этого слова) с реакционерами. И если уж искать виновного в избрании Трампа, это будут не те, кто за него голосовал, а именно и только те, кто не предложил Америке альтернативы Трампу – такой, чтобы для большинства она была бы более приемлемой по сравнению с рыжим миллиардером.

Виновна, по сути, политическая элита – самодовольная без всякого на то основания (вспомним речи миссис Клинтон), ничего не собирающаяся менять, погрязшая в политических игрищах и явно презирающая «простых людей». Как мы видим, множество избирателей простило Трампу и ксенофобию, и отношение к женщинам, и даже покровительственный тон – однако не простило презрения к народу элиты демократов: презрения, которое ярко выразилось в выдвижении в качестве кандидата Хиллари Клинтон и ею же олицетворялось.

Но и республиканская элита в США – точно такая же, если не хуже. Трамп – типичный популист, играющий как раз на противостоянии всем навязшим в зубах политическим кланам. Республиканские серые кардиналы всё рассчитали верно: Трамп добыл победу их партии. Сумеют ли они обуздать вырывающегося из бутылки джинна – другой вопрос. Будем надеяться, что сумеют.

Решающую роль на этих выборах сыграла слабость двухпартийной системы. Часто говорят, что именно эта система обеспечивает Америке стабильность – и это в известном смысле верно: многопартийность а-ля Италия стабильности не обеспечивает точно, а наличие всего двух ведущих партий в теории заставляет текущую власть и текущую оппозицию лезть из кожи вон, лишь бы угодить избирателю. Однако в ситуации, когда, говоря словами классика, «борьба была равна», система дает сбой: так или иначе выбрано будет не то, что стране нужно.

Это, впрочем, отдельный разговор: о системах, которые требуют от нас выбирать между условным «черным» и условным «белым». Если бы неделю назад меня спросили, есть ли в Эстонии дискриминация и в чем она выражается, я бы ответил, что есть – и выражается она именно в этой мнимной альтернативе: тебя заставляют поверить в то, что либо ты за Эстонию и эстонский народ, язык и культуру с хяррой Рыйвасом, либо ты пятая колонна и против Эстонии с хяррой Сависааром, а следовательно, с господином Путиным. К счастью, за неделю давно окостеневшую бинарную структуру сломали. Настали интересные, хотя и опасные времена.

Самое главное, конечно, – бороться с этим принципом «либо черное, либо белое» в себе.

...У скончавшегося сегодня Леонарда Коэна есть прекрасная песня «Anthem», «Гимн», о том, что никогда ничего не бывает хорошо – и ровно это дает надежду. «Я не могу больше бежать / с беззаконной толпой / пока убийцы в верхах / громко распевают молитвы / но они накликали, накликали бурю / и вот что я им скажу» – и припев: «Все на свете расколото / так внутрь проникает свет». Будем надеяться на лучшее – и не будем бояться: чем меньше страха, тем больше возможности действовать.

Наверх