Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Эксклюзив Rus.Postimees: людей с особыми психическими потребностями хотят вернуть в общество

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Центры для реабилитации людей с особыми потребностями переживают революционные времена осовременивания. Переживут ли? | ФОТО: Урмас Луйк

Современная система ухода за людьми, имеющими различные психические отклонения, практически не предусматривает их изоляции. Не опасные для общества люди живут в обычных условиях, в обычных квартирах. До тех пор пока за ними есть, кому ухаживать – живы родители, есть готовые посвятить себя этому братья и сестры – это остается лишь внутренней проблемой конкретной семьи.

Однако родители не вечны, а справиться самостоятельно со всеми сложностями жизни могут далеко не все. Ситуация, которая возникла на фоне модернизации системы спецопеки, совсем скоро может осложнить положение людей с особыми потребностями и их родных.

Требования для особых потребностей

Сегодня помощь людям с особыми психическими потребностями оказывают как централизованно, так и на добровольной основе. Государственную услугу оказывает AS Hoolekandeteenused. Однако активисты, знающие ситуацию изнутри (у многих есть родные с такими заболеваниями), не только испытывают трудности с тем, чтобы попасть в учреждения, обслуживаемые данным предприятием, но и иначе видят условия, в которых должны содержаться люди с такими проблемами. Поэтому они создали несколько так называемых частных поселений, которые работают по всей Эстонии.

В отдаленном от крупных населенных пунктов месте строится своеобразный поселок, где живут, общаются друг с другом, по мере сил работают совершеннолетние люди с проблемами психики. Главная задача поселения – дать таким людям возможность жить в тех условиях, которые не будут их нервировать, пугать. Они занимаются, например, сельским хозяйством или рукоделием. В поселениях в большей степени работают волонтеры из-за границы, где такие поселки построены давно и хорошо себя зарекомендовали. Кроме того, как показывает опыт, при грамотном руководстве поселение может окупать себя, а значит, родным, если они есть, не придется искать деньги, чтобы доплачивать в домах опеки, как это приходится делать, пользуясь государственными услугами.

До прошлого года поселки строились, жили и развивались. Собирались открыть новое поселение недалеко от Маарду, причем планировалось предложить услуги и на русском языке, чего сегодня в Эстонии нет вообще. Для развития и расширения писали проекты и получали в том числе европейские дотации. Однако совещание, прошедшее в январе 2015 года в Министерстве социальных дел, не только поставило под вопрос дальнейшее развитие уже имеющихся поселений, но, похоже, свело на нет возможность появления центра под Маарду.

Дом в большом городе

Новый порядок выплаты дотаций предполагает, что право на нее имеют только те центры, которые построены в населенных пунктах с населением не менее трехсот человек. По итогам совещания пять центров отправили в Минсоцдел обращение, в котором описали свои проблемы. В нем говорится о том, что люди с особыми потребностями нуждаются в безопасной среде проживания: на природе, в деревне. Город предложить таких условий не может, именно по причине особых проблем со здоровьем этих людей.

Поселок под Маарду планировали построить в одной из соседних волостей. Была даже договоренность с местными властями, которые были готовы всячески содействовать. Место опеки было бы доступно для жителей столицы и самого Маарду. Но… официально в деревне Выэрдла волости Йээляхтме, где и должно было появиться поселение, проживает всего 11 постоянных жителей. А это значит, что не соблюдено главное условие и денег точно не дадут.

Собственники таких поселений объясняют, что помимо тишины, природы и отсутствия плотного дорожного движения (а это крайне важно для людей с особыми психическими потребностями), небольшие населенные пункты выгодны в финансовом плане. Что логично: построить район, да даже домик, в Таллинне, а после содержать его – весьма накладно. То есть родителям или родственникам придется доплачивать.

После этого обращения, поняв только, что такие требования якобы выставила Европа, выделяя свои средства, собственники поселений отступили. Но некоторых из них заинтересовало странное условие финансирования, и они обратились в редакцию.

Пережиток советского времени

И действительно, задумались мы, откуда взялось это требование строить поселения в населенных пунктах, где живет не меньше трехсот человек? Людям с особыми психическими потребностями нужны свобода и приватность. Многим, на самом деле, тяжело находиться в густонаселенном городе, жить в квартире и не высовывать носа на улицу, где могут обидеть, ограбить, покалечить. Непросто приходится и здоровым людям, соседи которых не в состоянии сами о себе позаботиться. А добиться реальной и постоянной опеки достаточно трудно: родители стареют, молодые родственники не всегда могут и хотят ухаживать, нанять сиделку крайне проблематично.

Мы обратились в Министерство социальных дел с просьбой объяснить, кто придумал такие ограничения, и почему уже работающие поселения сегодня оказались в немилости? И выяснилось, что придумала это никакая не Европа, а само министерство.

Начало ответа советника отдела попечительства Министерства социальных дел Раймо Саади, признаться, сильно озадачило: «В социальной системе Эстонии есть много компонентов с привкусом советских времен, которые независимое государство не должно позволять себе в течение долгого времени и которые мы должны изменить. Один из примеров – особая опека, когда людей в свое время увозили в лес с глаз долой в большие учреждения по типу больниц. Сейчас, по примеру запада, мы хотим вернуть их в общество и к остальным людям – этот процесс называется деинституциализация».

Далее он объяснил суть идеи и требований министерства: «Поскольку центры обслуживания мы хотим создавать в обществе, то есть в населенных пунктах, условия получения дотации мы связали с требованием, согласно которому создаваемый центр должен находиться в населенном пункте (городе, поселке, деревне), насчитывающем минимум 300 постоянных жителей».

По его словам, Министерство социальных дел поддерживает создание маленьких, до 30 мест, отделений, где оказываются соответствующие услуги и людей с отклонениями обучают самостоятельно справляться с возникающими житейскими трудностями: «Так у них появится больше возможностей в будущем жить в обществе, общаться с другими людьми и иметь доступ к инфраструктуре, чего не может дать закрытое учреждение».

Саади уточнил, что возможность просить о дотации на создание и развитие соответствующих центров была предоставлена всем заинтересованным, в том числе, и тем, представители которых подписали обращение. Однако каждый должен был выполнить имеющееся условие. И более того: «Во втором туре подачи ходатайств мы планируем еще раз пересмотреть данный критерий в свете уточненной информации и по-прежнему считаем, что места обслуживания важно связать с обществом и доступностью других услуг».

На модернизацию учреждений особой опеки предусмотрено 56 миллионов евро, из них 47,6 миллиона – это финансирование из Европейского фонда регионального развития, 6,1 миллиона идет из государственного бюджета и 2,3 миллиона – это софинансирование: «К 2023 году планируется сократить количество мест в больших домах особой опеки, работающих по типу общежития, и заменить их маленькими и персональными, где имеется до 30 мест. Всего в плане создание как минимум 1400 таких мест».

То есть министерство и те, кто непосредственно занимается людьми с особыми потребностями, смотрят на ситуацию исключительно по-разному. Впрочем, нужно признать, что план-то красивый. Только потянем ли? Ведь, помимо самих центров, необходимо обеспечить наличие персонала, который будет индивидуально заниматься людьми с особыми психическими потребностями. Сейчас персонала не хватает, и даже в уже работающие центры вынуждены звать иностранных волонтеров. Но это уже вопрос к новому министру, появления которого мы с нетерпением ждем.

Наверх