Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Прекрасное далёко: нет ничего хуже половинчатой реформы экономики

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Николай Караев. | ФОТО: Scanpix

Николай Караев считает, что в экономических договоренностях коалиции минусов пока куда больше, чем плюсов.

Если говорить об экономике, половинчатые решения – худшие из всех. Есть ситуации, требующие четкого и ясного выбора. Например, в 2009 году президент Обама хотел увеличить государственные расходы, чтобы подстегнуть экономику США (Закон о восстановлении американской экономики, ARRA), но предложил влить в экономику явно недостаточную сумму, которую сенат еще и урезал до рожек и ножек. Реформа провалилась, а республиканцы стали показывать на Обаму пальцем: смотрите, смотрите, он не умеет!.. В итоге президента-демократа осудили и свои, и чужие.

Такова судьба всех недореформаторов, принимающих половинчатые решения.

Основной минус нашей будущей реформы – именно ее тотальная половинчатость. Это результат, надо думать, компромисса, шитого белыми нитками даже на уровне понятий: ясно же, что новая система по факту вводит ступенчатый, прогрессивный подоходный налог, и говорить, что не налог ступенчат, а не облагаемый налогом минимум, – жалкая словесная эквилибристика, призванная, я так понимаю, обвести вокруг пальца самых глупых избирателей IRL.

Отложенные приработки минус инфляция

Самое скверное в реформе подоходного налога – срок: изменения вступят в силу с 1 января 2018 года. Прости, новая коалиция, но уже поэтому я не верю в твою дееспособность. Год с лишним – огромный срок, за это время может случиться что угодно.

Более того, две вещи за этот год случатся точно – к бабке не ходи. Во-первых, состояние экономики, в которой сохраняется нынешняя налоговая система, будет хуже, чем могло бы быть, если бы реформу провели, например, с 1 января 2017 года.

Кроме прочего, если повышение косвенных налогов состоится раньше, чем реформа подоходного налога (о сроках речи не было, но вряд ли будет по-другому), оно неизбежно подстегнет инфляцию. Так вот, о грустном: коалиция обещает нам, что с января 2018 года большинство работников ЭР – самой бедной части общества – станет получать прибавку в 66 евро в месяц. Это и сейчас не очень большая сумма, а сколько 66 евро будут стоить через год, который экономика проведет в объятиях косвенных налогов, - бог весть.

Во-вторых, не будем забывать о политической составляющей. Даже если новая коалиция не рассорится сама по себе или под влиянием Партии реформ (та на месте сидеть не будет и в наверняка нанесет по коалиции ответный удар), в 2017 году состоятся местные выборы. Пройдет кампания, в ходе которой стороны традиционно польют друг дружку грязью. По итогам этих выборов может случиться буквально что угодно. И если это что угодно произойдет – прощай, реформа налогообложения.

Такова судьба всех реформ, которые нужны прямо вот сейчас, а планируются отчего-то на прекрасное далёко.

Очень скромные ступени

Теперь о подоходном налоге – естественно, ступенчатом, что бы кто ни говорил. Обещана прибавка всем, кто получает брутто-зарплату меньше 1768 евро, но распределение прибавки – очень странное. Люди с маленькими зарплатами получат немного: чуть меньше 50 евро при минималке, например. Если у вас зарплата в промежутке от 500 до 1200 евро – а это подавляющая часть населения, – прибавка составит 66 евро вне зависимости от суммы зарплаты, хотя логичнее было бы тем, кто зарабатывает меньше, добавить денег все-таки больше.

В любом случае эти суммы вряд ли изменят ситуацию кардинально. Безусловно, как-то они экономику подхлестнут – но достаточно ли этого будет, чтобы внутренний спрос завел как следует мотор ВВП, чтобы у людей появились деньги, которые они понесут малому и среднему бизнесу? Что-то я в этом сомневаюсь.

Далее выигрыш от реформы будет убывать до брутто-зарплаты 1758 евро, после чего перейдет в минус. Но минус, скажем прямо, очень небольшой. Те, кто получает брутто 2000 евро, расстанутся всего с 22 евро в месяц. Согласитесь, у людей с такой зарплатой качество жизни от потери двух десятков евро не изменится вообще. Можно было бы вполне безболезненно взять с них и больше налогов... но, выходит, все-таки нельзя. Чего боится коалиция? Что человек с зарплатой 2000 евро, потеряв, скажем, 50 евро в месяц, смертельно обидится на власть и уедет из страны? Да ну?..

Вывод печален: столь умеренная реформа по-прежнему благоволит к богатым, давая бедным немного – и, соответственно, ограничивая себя в возможностях. Работодателей мы не трогаем вообще. Их только тронь!

А что с пенсионерами?

Отдельная песня – пенсионеры.

Сегодня у тех, кто получает пенсию, не облагаются налогом 395 евро в месяц. Больше получают, прямо скажем, немногие, и если коалиция вслед за увеличением не облагаемого налогом минимума для работников увеличит его и для пенсионеров, эти немногие что-то выиграют – но тоже очень немногое. Остальные не приобретут при таком раскладе вообще ничего.

А потеряют при этом немало: косвенные-то налоги будут действовать для всех. Неважно, кто покупает сахар - пенсионер или работающий человек. Итого: качество жизни пенсионеров рискует ухудшиться – если, конечно, коалиция не озаботится вопросом пенсий отдельно.

Банки с деньгами и банки пива

Можно только приветствовать налог на покупку новых машин: рост числа автомобилей по крайней мере в Таллинне нужно тормозить, иначе скоро никто никуда не поедет, потому что ниоткуда не сможет выехать.

Очень хорошо, что коалиция возьмется за банки. Я не верю в то, что в результате нас покинет хоть один крупный банк: с учетом того, как основательно эти финансовые мастодонты расселись в Эстонии, подняться и уйти отсюда для них будет явно дороже, чем остаться при новой налоговой системе. К тому же прибыли банков действительно непомерно велики.

Боюсь, правда, что пострадают в итоге клиенты банков, причем физические лица больше юридических: вновь вырастет плата за услуги и так далее. При существующей в Эстонии банковской олигополии законы конкуренции не работают, но они, увы, не работают с банками почти нигде, и это не повод не брать банки за шкирку – наоборот. Другой вопрос – не станут ли банки скрывать доходы при помощи разных бухгалтерских уверток. Тут свою роль должны сыграть контролирующие органы.

Благодаря тем же банкам налогообложение процентов по вкладам нам почти и не грозит – эти проценты столь мизерны, что их можно было бы отдавать на благотворительность в полном объеме.

Что грозит населению на самом деле – так это подорожание сахара, пива, вина и акциз на газ. Пока что влияние этих изменений спрогнозировать сложно, но ясно, что богаче мы не станем – и очень может быть, что у самых бедных людей эти косвенные налоги в результате съедят весь выигрыш от реформы подоходного налога. Как вы думаете, кто покупает больше сахара и пива, кто чаще пользуется газом – богатые или бедные? То-то и оно.

По новым дорогам поедут новые танки?

Не слишком странно, но все-таки удивительно то, что вроде как левое правительство продолжит курс на приватизацию госпредприятий, пусть и частичную.

Несколько тревожат приоритеты для госинвестиций, то есть для вложения денег, полученных в том числе от приватизации, а также за счет кредита, который собирается взять коалиция. Глава IRL заявил, что таких приоритетов три: инфраструктура, жилищное хозяйство и оборона.

Инфраструктура – дело нужное, хотя нужны ли нам повсюду первоклассные дороги, если по ним не ездят часто-часто фуры, груженные товарами, – все-таки большой вопрос; как ни крутите, дороги – это не самоценность. Насколько строительство действительно необходимых нам дорог и прочей инфраструктуры оживит экономику – вопрос; при этом ясно, что сколько-то частных компаний явно (п)оживятся вполне.

В жилищном хозяйстве есть схожие нюансы: фирмы склонны нанимать для ремонта и строительства субподрядчиков из других стран, да и воровство в виде откатов в этой сфере царит немыслимое.

Что до обороны, поскольку у нас нет своего военно-промышленного комплекса, все «инвестиции» в этом направлении будут гарантированно оживлять экономику других стран. С точки зрения экономики вложения в оборону – мертвые деньги. Но, конечно, тут вопрос политический, хотя мне кажется, что и без экономической подкладки не обходится: чтобы повысить спрос на оружие, нужно крепко напугать потенциального покупателя. Однако, повторю, вопрос это политический и завязанный на внешнюю политику. Эта политика, к слову, тоже может стать причиной того, что будущая инфраструктура будет скорее простаивать.

Не лучше ли с точки зрения человеческого фактора вложить деньги в медицину и образование? Приняв при этом меры к тому, чтобы выпускники, обученные за счет наших налогов, не могли сразу же уехать из Эстонии и оживлять экономику других стран. Так или иначе, хорошо бы, чтобы правительство как-то следило за полезностью инвестиций, иначе окажется, что мы финансируем какого-то зарубежного дядю.

Увы, особых оснований для оптимизма экономические договоренности коалиции не дают. Как уже отмечалось много кем, в данной коалиции воплотить более левую политику центристы не в состоянии. Перемены к лучшему грядут скорее косметические, если грядут вообще; не потому ли так спокойны вроде как поверженные реформисты?

Наверх