Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Павел Иванов: недолгие поиски – и крайний найден

2
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
ФОТО: Liis Treimann

Обозреватель Павел Иванов – о событиях бурной недели.

Все дальше парусник, всем дальше

Все больше между нами фальши

Алла Пугачева «Алё!»

Я не знаю, почему именно эта песня вдруг возникла у меня в голове, когда я стал думать о том, что происходит в Фонде развития Эстонии (EAS). Может, потому, что это достаточно беспрецедентный случай, когда предъявленные отправленному в отставку руководителю фонда Ханно Томбергу обвинения в тот же день оказались, как пишут газеты, откровенной ложью.

Итак, скандал начался, когда стало известно, что получивший от EAS 190 тысяч евро на развитие туристического объекта «хутор Эрма» президент Ильвес должен вернуть лишь десять процентов. Возвращать деньги нужно потому, что Ильвес не будет развивать туризм на хуторе. Такое неравноправное отношение вызвало всплеск негодования, начались и разговоры о возможном отзыве председателя правления фонда.

Фонд пояснил, что решение о возврате десяти процентов было принято в 2012 году, Томберг в это время не имел к фонду никакого отношения и лично отвечать за всё это не может. Разве что как руководитель организации, где произошел такой инцидент, о котором сам Томберг сказал, что «этот случай задел чувство справедливости многих». Кстати, краткое и долгое молчание со стороны фонда можно расценивать как желание Томберга попытаться уйти от скандала. Я знаю Ханно лично, это крайне порядочный человек, который до глубины души лоялен работодателю и полностью отдает себя работе.

И тут – на тебе! Министр предпринимательства социал-демократ Лийза Овийр потребовала от совета EAS отозвать Ханно Томберга. Причем не по делу хутора Эрма, а ввиду недовольства деятельностью Томберга вообще. В список претензий попали и отзыв представителя фонда в Китае, и желание проекта дигитальной презентации e–Estonia showroom выйти из системы EAS, и нежелание правления фонда общаться с советом.

История с представителем фонда в Шанхае, и правда, непонятна. В момент, когда Эстония ищет новые рынки сбыта своей продукции на азиатско-восточном направлении, отзыв представителя был неуместен и слабо оправдан на уровне коммуникации с общественностью: пояснений не последовало, говорили о том, что это какие-то личные дела. Типа – не сработались.

А вот вторая причина увольнения не прожила и дня. Кто-то откуда-то взял, что проект электронной презентации Эстонии E-Estonia Showroom собирается отмежеваться от большой структуры. Примечательно, что речь идет о трех штатных сотрудниках фонда.

Однако сами работники проекта сразу заявили, что и не думали выходить из системы EAS. Более того, проект через СМИ высказал удовлетворенность совместной работой и продуктивными отношениями с правлением. Что до обвинений в отсутствии у правления желания сотрудничать с советом, это их внутреннее дело

Требование отозвать Томберга с должности из пяти членов совета подписали лишь трое. А одиннадцать руководящих сотрудников фонда написали открытое письмо в защиту Томберга.

EAS является политической системой распределения внебюджетных средств по внешнеполитическим и внутригосударственным направлениям. Иначе говоря, было принято политическое решение, и оно – на совести конкретного министра из конкретной партии. Сейчас говорят о том, что случившееся в EAS – это некий щелчок по носу реформистам. Именно так считает быший министр Анне Суллинг, в бытность которой был назначен Томберг. Суллинг считала, что именно Томберг сможет вывести фонд на новый уровень.

А значит, проблемы у фонда были уже два года назад. Суллинг также предположила, что несколько членов совета фонда поставили министра Овийр перед выбором: свои полномочия сложит либо правление, либо совет. Не уверен, что Овийр таким шагом решила продемонстрировать брутальность, намекая на стиль работы новой коалиции (Анне Суллинг – реформистка). Но однозначно несправедливо инкриминировать чиновнику решения 2012 года, которые, кстати, согласно договору можно было обнародовать лишь после завершения полномочий президента Ильвеса.

Кстати, при чем тут Ильвес? Он действовал по решению правления EAS. Правильно сказал премьер-министр Таави Рыйвас на пресс-конференции правительства в четверг: меньше всего должен страдать (как морально, так и материально) президент Ильвес, на деле пострадавший уже очень сильно. Ведь все сразу посчитали коррумпированными именно его действия, а не действия тогдашних руководителей фонда.

Фонд манит всех. И если что-то случается, на мой взгляд, следует начинать пересмотр системы, а не искать крайних. Но и крайними в таком случае должны быть политики и совет. Нет, мы пошли иным путем – нашли крайнего в виде чиновника, исполняющего поручения совета. Совок – он и в Африке совок...

Наверх