Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Вячеслав Иванов: кому – третья мировая война, а кому...

1
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Вячеслав Иванов. | ФОТО: Scanpix

О третьей мировой войне сегодня не говорит разве что ленивый. Иногда начинает казаться, что абсолютное большинство рассуждающих на эту тему озабочены одним: как своими мантрами, насколько возможно, приблизить ее начало, пишет журналист Вячеслав Иванов.

На какое-то (впрочем, непродолжительное) время военная тематика – по крайней мере, в эстонских СМИ – была вытеснена сменой правительства. Но поскольку кроме эстонских есть еще масс-медиа и в других странах, то обсуждение этой темы не прекращается ни на один день.

Он кепчонку, как корону...

Я еще понимаю людей военных и политиков, которые с более-менее умным видом рассуждают о вероятности начала боевых действий на своей или сопредельной территории. Им ведь надо как-то оправдывать свое существование. Вполне, кстати, безбедное... Надо убеждать широкую общественность, что траты на военный бюджет, кровь из носу, следует наращивать, пусть даже в ущерб образованию, медицине и пенсиям, иначе «этот коварный и непредсказуемый восточный сосед» (эпитеты с противоположной стороны: «враждебное окружение», «натовская – она же вашингтонская – военщина» и так далее) окончательно обнаглеет, и от нашего суверенитета не останется и следа...

Но сегодня уже и гуманитарная интеллигенция с хлопотливой озабоченностью несет свою скромную лепту во всеобщий костер военной истерии: а вдруг, не ровен час, потухнет!

Недавно в «Новой газете» был опубликован текст лекции известного писателя и публициста Дмитрия Быкова «Гарри Поттер и холодная война». Вообще-то к этому автору я отношусь с глубоким пиететом, а его «Открытые уроки» по литературе на телеканале RTVi готов смотреть и слушать снова и снова, в оригинале и в повторе. Но тут он меня поразил в самое сердце – настолько, что захотелось вслед за Воландом воскликнуть: «Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно. Над вами потешаться будут».

Анализируя романы Джоан Роулинг, посвященные, как и большинство великих произведений литературы, борьбе Добра со Злом, Быков пишет: «Холодная война всегда заканчивается „горячей“. Всегда. С неизбежностью. Никогда еще не было иначе. И паллиативная советская перестройка, которая отстрочила ее на какой-то момент – ну, потому что, видимо, господу стало жаль человечество, – она не означает, что все закончилось. Напротив, это небольшая количественная отсрочка. А самое главное и самое страшное – все равно обречено произойти...». (Выделение жирным шрифтом сделано самим Быковым.)

Я согласен, что любая цитата, вырванная из контекста, становится беззащитной, и ее можно трактовать как угодно. К сожалению, нет возможности привести здесь текст лекции полностью, но читатель может сам набрать в Google или на сайте «Новой газеты» имя автора плюс название лекции и лично убедиться в том, что я, приведя всего одну фразу, не исказил апокалипсического смысла весьма пространного текста. Там есть места и похлеще процитированного. А самое главное – Быков рассуждает о неизбежности «горячей» войны с неким оттенком бесшабашной удали: мол, однова живем; была не была!.. Чисто как в песне Булата Окуджавы про Леньку Королева: «...Он кепчонку, как корону, набекрень – и пошел на войну!»

Не буди лихо!

Когда грядущей войной нас пугает председатель комиссии Рийгикогу по обороне Марко Михкельсон, это даже не кажется надуманным: ему по штату положено видеть тень войны повсюду, в том числе и там, где ее нет и быть не может. Когда новоизбранный президент Керсти Кальюлайд на встрече с эстонскими пограничниками в Нарве называет Россию «агрессивным государством» и призывает к бдительности, это тоже воспринимается как должное: надо оправдывать оказанное ей доверие правящей коалиции и одобрение партнеров по НАТО.

Правда, при этом глава государства ухитряется дипломатично подать знак и тем, кто думает иначе, когда на прозвучавший вопрос, следует ли нынешние отношения с Россией считать холодной войной, сбалансированно отвечает: «Мы должны сохранять спокойствие, а не бить тревогу». Получается что-то вроде «казнить нельзя помиловать», но на то она и существует – высокая политика...

Естественно, есть такие же профессиональные пугальщики и по ту сторону реки Нарвы. Было бы странным, когда этого бы не случилось.

Сергей Довлатов в «Соло на ундервуде» пишет: «Официант как жаворонок. Жаворонок поет не оттого, что ему весело. Пение – это функция организма. Так устроена его гортань. Официант ворует не потому, что хочет тебе зла. Официант ворует даже не из корысти. Воровство для него – это функция. Физиологическая потребность организма».

По аналогии можно сказать, что политики и военные пугают неизбежностью войны не потому, что они так думают, а в силу особого устройства их гортаней и физиологической потребности организмов. И неважно, по какую сторону от линии размежевания НАТО и ОДКБ они живут и действуют. При этом я уверен: окажись любой из этих «жаворонков» неожиданно в противоположном лагере, он очень быстро и без особых моральных издержек научится петь местные мелодии. Для этого даже не потребуется менять свои взгляды – достаточно будет поменять в текстах выступлений некоторые существительные. Но когда в профессиональный пессимизм впадают либерально настроенные интеллектуалы, это вызывает только печаль.

Почему так завораживает Быкова тот факт, что «никогда еще не было иначе»? Почему он уверен, что «самое главное и самое страшное – все равно обречено произойти»? Парадоксально, но мало кто вдохновляется другими фактами.

Например, тем, что никогда еще в своей истории человечество не проживало столь длительный отрезок времени без тотальных войн, и почему бы этому феномену не стать нормой на перспективу.

Или тем, что, оказавшись на самом краю ядерного катаклизма (а иного варианта полномасштабного военного конфликта в сегодняшних условиях быть не может), обе участвовавшие в Карибском кризисе стороны сумели проявить небывалую до той поры в отношениях враждующих лагерей мудрость и, исходя из соображений здравого смысла, намерены придерживаться ее и впредь.

Кстати, о том, что «холодная война всегда заканчивается „горячей“»... Само понятие «холодная война», как и обозначенное им явление, до Фултонской речи Черчилля не существовали, это порождение исключительно ХХ века, результат идеологического противостояния двух мировых систем. Ни до 1917 года, ни после 1991-го подобного в мире не было. А на основании единичного факта, пусть даже масштабного, делать далеко идущие обобщения...

И вообще – всегда жалко, когда приличный человек оказывается в компании берсеркеров, опившихся настойкой мухомора.

Наверх