Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Марианна Тарасенко: как это вкусно – труп врага!

3
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Марианна Тарасенко. | ФОТО: RAIGO PAJULA/PM/SCANPIX BALTICS

На нашем портале была опубликована колонка журналиста Эдварда Лукаса, в которой он призывает сплясать на могиле Фиделя Кастро. Ну не так прямо, конечно, а с учетом корректности английского языка: «Мы должны были бы танцевать на могиле господина Кастро».

Ах, это прелестное сослагательное наклонение! «Должны были бы»  – это совсем не то же самое, что «Спляшем, Пегги, спляшем!». Но суть от этого меняется мало. Я так и вижу эту картину: Лукас, симпатичный такой мужчинка, в галстуке и набедренной повязке, потрясая окровавленным копьем, выписывает ногами на могильном холмике затейливые кренделя, колышет бедрами в ламбаде, выкидывает антраша или – еще лучше и на злобу дня к тому же – выдает старого доброго гопака.

А ведь между тем мистер Лукас – сын профессора Оксфордского университета, да и сам выпускник престижной частной школы Винчестер, а затем – и Лондонской школы экономики, и  Ягеллонского университета, расположенного в славном городе Кракове. Краковяк, конечно, тоже славный танец, но тому ли учат в Винчестере, да и пристало ли танцевать на кладбище сотруднику известного английского журнала The Economist и рьяному поборнику европейских ценностей?

Мистер Лукас искренне полагает, что не правы и папа римский, и Жан-Клод Юнкер, и даже сам – обожекакоймужчина! – непогрешимый Барак Обама, «пафосно воспевающие историческую роль» Фиделя Кастро. Им, как говорит истинный джентльмен и британец до мозга костей, «следовало бы отличать плохое от хорошего». И то верно! Что может быть лучше, чем сплясать на могилке врага? Да только с аппетитом съесть его труп, облизнуться и утереться манишкой.

«Преступные идеи, за которые боролся Фидель Кастро, никуда не делись,  – пишет Лукас. –  Они вернулись, но в ином обличье. Либеральный строй, который он ненавидел, такие буржуазные образования, как правовое государство, свободные выборы и свобода слова — находятся под ударами и слева, и справа. Даже отношение к ним следующего президента США представляется несколько неопределенным». Вот ужас-то! Если так пойдет дальше, нас – при полном попустительстве ЕС и США – того и гляди лишат права на танцы и караоке в крематории.

Не то чтобы я была в восторге от режимов, которые у нас принято называть коммунистическими, хотя коммунизм так нигде построен и не был, но признавать неотъемлемым свойством демократии пляски на костях как-то не хочется. Вот не надо мне такой европейской свободы – и все тут. И, перефразируя автора, хочется сказать:

«Варварские обычаи, против которых боролись британские миссионеры, никуда не делись. Они вернулись, но в ином обличье. Уважение к мертвым, которое миссионеры прививали аборигенам, такие европейские ценности, как умение вести себя в обществе и корректно выражать свою точку зрения, терпимость к инакомыслию и способность иногда засунуть свое мнение куда подальше – находятся под ударами и слева, и справа. И даже отношение к ним со стороны прогрессивной либеральной общественности представляется несколько неопределенным».

Лукас считает, что «наш лагерь не был совершенен раньше, не идеален он и сейчас, однако в войне важнее не проигрывать». Да, все правильно. Но то, что победу  обеспечит ритуальная пляска на могиле, – не факт. Как бы к самозабвенно танцующим и жмурящимся в пароксизме удовольствия незаметно не подкрался тот, кто всегда подкрадывается незаметно – ну, вы меня поняли. И как бы при его виде большой берцовой костью врага не подавиться. Так что пусть Пегги (вернее, Тедди) пляшет без ансамбля.

Наверх