Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Власть № 4. Коллективный русский Сависаар с нечеловеческим лицом

Николай Караев обозревает эстонские СМИ

7
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Русские раздора: зачем Эстонии с точки зрения национальных интересов Яна Тоом, да и мы с тобой, читатель? | ФОТО: Sander Ilvest

На этой неделе эстонские СМИ обличали правительство Юри Ратаса – и о русских, у власти и не только, не забывали.

Во вторник и среду в Таллинне прошла организованная фондом MISA конференция «Вызовы интеграции в радикализующемся мире». (Нельзя не сказать, что «вызовы» были осилены относительно: перевод названия на корректный русский язык не удался, перевода выступлений на тот же язык интегрируемого меньшинства не было вовсе – рабочим языком был английский с переводом на эстонский.) Самым именитым гостем конференции стал канадец Джон Берри, создатель модели интеграции, предполагающей, что в процессе меняется не только тот, кого интегрируют, но и тот, кто интегрирует, – то есть большинство; об этом не без удивления написали многие СМИ.

Как не выслать всех русских за восточную границу

Eesti Päevaleht взял у Джона Берри интервью. Канадец говорил о том, что когда власти Эстонии отторгают от участия в демократическом процессе столько людей сразу, это ни к чему хорошему не ведет, и что хорошо бы эстонцам больше учить русский язык. Среди прочего он сказал: «Ключ к участию в жизни общества – изучение [эстонского] языка, но этого недостаточно. Интеграция означает, что люди становятся частью общества и в мыслях, и в чувствах... Тогда все участвуют в жизни общества полнокровно и на равных основаниях».

Весьма характерен вопрос, который задает после этого журналист Ало Раун: «Если говорить о мыслях и чувствах эстонцев, как можно склонить к поддержке мультикультурности человека, который скорее выслал бы неэстонцев за восточную границу?» Что?.. Нет, ну вот правда: если этот вопрос возникает у эстонца, можно вообразить, как ощущают себя местные русские.

Берри отвечает в том духе, что, несмотря на геополитику, Эстонии сложно будет развиваться, если сохранятся барьеры между общинами. Но это, конечно, не ответ. Ответ тут, мне кажется, прост: «Как склонить?» – «Никак». Учитывать мнение потенциальных депортаторов при формировании государственной политики – значит совершать преступление. Это все равно что спросить, как можно склонить к разумному, доброму, вечному человека, который выслал бы всех евреев в концлагеря. В приличном обществе такие вещи даже не обсуждаются.

Интервью с Берри иллюстрирует карикатура Хиллара Метса. Беседуют лось и заяц в зимнем лесу. Лось (в наушниках, с айфоном): «Учу русский язык... Знание нескольких языков дает преимущество...» Заяц: «Умный поступок – и своевременный... Скоро медведь проснется после долгой спячки, у тебя будет тактическое преимущество, чтобы вести с ним бизнес...» Медведь у нас – это традиционный символ России, и получается опять двадцать пять: местные русские мыслятся исключительно как часть России, лапа медведя, нога Кремля; вот вам и вся интеграция.

Эти русские вообще загадочные звери: никогда не знаешь, чего от них ждать. Особенно в политике. Да нужны ли русские у власти вообще? Журналист Eesti Ekspress Тармо Вахтер требует от премьера Ратаса: «Юри, расскажи нам, что Эстонии нужна Яна Тоом! Юри, ты уже неделю как премьер-министр Эстонии благодаря русским голосам Центристской партии... Почему ты этого стыдишься и стараешься это скрыть? Особенно от внешнего мира».

Юри, Юри, кого ты привел?

Вахтер делает экскурс в историю: «В последний раз создать правительство с русскими пытался националист Иллар Халласте детом 1991 года», – но тогда не срослось. Да ладно, скажете вы, а Осиновский – это вам не русский? Но в том и дело: для журналиста русские в правительстве Ратаса – некая отдельная сила. Он так и пишет: «Правительство Эстонии состоит сегодня не из трех, а из четырех сторон. Эта четвертая сторона – очень влиятельная русская партия в составе Центристской партии». У этой силы, «у многих русских избирателей и их лидеров в твоей (весь текст – обращение к РатасуН.К.) партии свое понимание США, ЕС и НАТО», и «естественно, что они начнут задавать вопросы, вносить предложения, налаживать связи с единомышленниками за рубежом».

Вахтер исподволь подводит эстонского читателя к простым мыслям: (а) местные русские достаточно однородны; (б) «они» напрочь отличаются от «нас»; (в) появление центристов в правительстве ставит нас под удар: русские вот-вот проявят себя. «Однажды это так или иначе случится. От поддержания равновесия между мировоззрениями эстонского и русского избирателя зависит устойчивость правительства и твое политическое будущее. Ты к этому готов?»

Вахтеру бы триллеры писать! Саспенс, нагнетание, мурашки по коже – всё как по учебнику для сценаристов. Еще один гвоздь в крышку того, что уже видится гробом коалиции: «Для начала откажись от самовнушения, будто мировая журналистика неверно описывает суть нового правительства». То есть: правительство твое, Юри Ратас, все-таки пророссийское! И дальше, дальше: «Зарубежные дипломаты понимают, что происходит. Наверняка прослушивающая твой телефон разведка США следит за тобой каждую минуту». И – вот он, момент выбора: «Тебе следует говорить о том, что хорошо для Эстонии. Что участие Яны Тоом и Михаила Стальнухина в правящей коалиции служит нашим национальным интересам».

Чуете? Дело уже запахло национальными интересами! И, чтобы уж никто не сомневался, Тармо Вахтер наносит решающий удар: «Или ты помалкиваешь оттого, что в глубине души не слишком-то веришь в опору своей власти?» Всё, можно убавить яркость лампы, снять наручники, дать стакан воды. Курить? Можете и курить, не вопрос. Человека уже обуревают ужасные сомнения; человек мечется; человек готов дать признательные показания, сдать явки и пароли, выставить из правительства кошмарных коварных русских с их тайными планами установить мировое господство. Национальные интересы превыше всего. Что я должен делать? Где подписать? Я подпишу. Вот. Простите, рука трясется. Вот. Ай, капля крови. Это из носа. От волнения. Простите. Вот. Вот. Да.

Из ре(д)акционных колонок

Козий скандал и обвинения, которые прокуратура предъявила Эдгару Сависаару, лишь обострили ситуацию. Центристы у власти – но кто такие эти центристы? Как пишет редакция Postimees: «Вопрос уже не в том, что станет с Сависааром, вопрос в его партии, которые в последние десятилетия функционировала как коллективный Сависаар, а недавно решила потеснить своего немолодого председателя. В принципе, с Сависааром на скамью подсудимых садится и партия... По-прежнему неясно, о каком очищении, о каких внутренних переменах можно говорить в случае с центристами. До сих пор для этой партии была нормальна воинственная антимораль, отвергавшая всякие ценности и знания. Ею годами оправдывали незаконные и аморальные шаги... Очищение и исправление можно доказать только реальными делами», – но пока что газета их не видит.

То же в редакционной колонке Eesti Päevaleht: «Ратас растрачивает доверие, которое получил авансом... Можно было предполагать, что новые руководители центристов постараются теперь не словами, но каждодневными делами доказать, что их партия – не прокремлевская. Но нет, по большей части машина работает так же, как раньше. Tallinna TV, по-прежнему прежде всего центристское, а не таллиннское СМИ, продолжает в прежнем духе, представляя “альтернативные” точки зрения, за которыми виднеется пропагандистская машина Кремля... Ратас растрачивает аванс, оставляя на посту министра Мартина Репинского...»

О Репинском вспоминали на неделе все, в том числе Õhtuleht, редакция которого отмечает, что все прочие министры кабинета Ратаса остались в тени козьих потягушек. Почему Репинский не потерял свое место? «Нельзя исключать, что он оказался полезен не только центристам, но и всей коалиции, причем в самых разных аспектах. Скандал с козами отвел внимание от договора с “Единой Россией” и от того, что в IRL по поводу этого договора бурлят страсти – и видные члены партии угрожают из нее выйти». Кроме того, отставь Ратас Репинского, он будет выглядеть бледно: слабый руководитель, сделавший неверный выбор. Наконец, отставка Репинского дала бы скверный сигнал сельскому хозяйству: если что, его будут жестко наказывать, а не поддерживать на уровне государства.

В той же газете о новой коалиции пишет возлюбленный поэт (самоопределение) Юрген Роосте. По его мнению, к власти пришло «новое правительство Партии реформ», настолько правое, что реформисты могли бы им гордиться. «Интеграция [в коалиционном договоре] – с человеческим лицом. Я бы, конечно, хотел более жесткой версии, я бы дал, как в США, автоматическое гражданство всем, кто тут родился, и избавился бы от серых паспортов. Чего мы боимся – что они будут голосовать за центристов? За тех самых, которые ведут в принципе ту же политику, что и реформисты? За партию, которой руководит благонамеренный и тихий, чуть медлительный Юри Ратас?»

Юрген, дорогой наш возлюбленный поэт, да вы тоже, небось, агент Кремля!

Наверх