Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Пресса Британии: усилия Запада по сдерживанию России терпят крах

2
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
ФОТО: Shamukov Ruslan/ITAR-TASS/SCANPIX

"Усилия Запада по сдерживанию России терпят крах" - под таким заголовком Financial Times публикует статью известного политолога Лилии Шевцовой, в настоящее время работающей в программе по России и Евразии британского исследовательского центра "Чэтам-хаус".

Возвращение России на мировую арену, считает Шевцова, не только в качестве оппонента Запада, но в качестве государства, стремящегося влиять на внутриполитические процессы в западных странах, создает новый интеллектуальный и геополитический вызов для Запада, пишет Би-би-си.

Предположения о вмешательстве Москвы в президентские выборы в США - свидетельство уязвимости Запада перед лицом растущей мощи России, реальной или мнимой. И пусть на деле сегодняшняя Россия намного слабее Советского Союза, она гораздо больше способна провоцировать Запад, чем это когда бы то ни было могла сделать коммунистическая империя, в то время как ведущиеся на Западе дебаты о путях сдерживания России отдают беспомощностью.

С точки зрения истории ситуация беспрецедентная, подчеркивает автор статьи в FT. Россия не сумела трансформироваться в либеральное государство, и, по горькой иронии судьбы, именно российские либералы, поддерживающие единоличную систему правления и работающие на нее, сыграли решающую роль в укреплении ее жизнеспособности. Система выжила, отбросив коммунизм, мимикрируя под либеральные стандарты и имитируя партнерство с Западом, а на самом деле противостоя ему. Государство впрыскивает себе адреналин, не только открыто борясь со своим оппонентом, но и подрывая его изнутри.

Крах Советского Союза оставил Запад без идеологического соперника, открыв дорогу самоуспокоению и беспечности. Со временем, по мере стирания граней между основополагающими принципами - суверенитетом и вмешательством, правом и беззаконием, демократией и единоличной властью - нелиберальная система обнаружила, что возникшая геополитическая среда ее вполне устраивает.

Сдерживание предполагает идеологическую ясность, в то время как двусмысленность сложившейся после окончания холодной войны эпохи сделала какую бы то ни было стратегию бессмысленной. Как сдерживать оппонента, который бросает тебе в лицо твои же либеральные лозунги? Как сдерживать оппонента, создающего могущественные лоббистские группы внутри самих западных обществ или же прибегающего к ядерному шантажу?

Успешное сдерживание такого рода государства, интегрированного в мировую систему торговли и безопасности, невозможно, утверждает Шевцова. Изоляция ядерной державы чревата еще большими рисками. Более того, сдерживание России еще более усложняется непрекращающейся дипломатией улыбок: "Мы не хотим конфронтации… мы хотим дружить", - беспрестанно повторяет Путин.

Настойчивость Кремля вынудила Запад начать играть по правилам Москвы. Осознав бесплодность тактики давления и угроз, Кремль перешел к тактике раскола либерального мира. К тому же антизападные настроения в самой России идут на спад. 71% россиян выступают сегодня за нормализацию отношений с Западом. В результате Кремль по всей видимости будет пытаться искать компромисс между сотрудничеством с Западом и противостоянием ему.

Раздающиеся на Западе призывы примириться с Россией лишь усиливают позиции анти-либеральных, анти-модернизационных сил в самой России, считает автор статьи. Двойственная стратегия сдерживания/сотрудничества тоже не работает. Сдерживание не способно породить необходимое для диалога доверие - скорее, наоборот.

Новая тактика "надсанкционных отношений" (поддерживаемая, как кажется, новым американским президентом Дональдом Трампом) также не вселяет больших надежд. Москва готова к новой "большой сделке" и довольно четко обрисовывает свои условия. Она хочет не только "новой Ялты", но и одобрения со стороны Запада ее права истолковывать мировые правила так, как ей это представляется удобным, и строить мировой порядок, основанный на балансе сил и интересов.

Но какой может быть баланс при столь вопиющей асимметрии экономической и военной мощи сторон? (ВВП России составляет лишь 2,1% от мирового; бюджет НАТО намного превышает военные расходы России). Да, Кремль может возместить дисбаланс готовностью прибегать к шантажу и другим приемам "мягкой силы". Но что получает Запад взамен?

Российская система отвергает идею уступок враждебной цивилизации. Для того, чтобы Кремль отказался от своей ментальности осажденной крепости, основанной на восприятии Запада как врага, ему должна быть убедительно продемонстрирована готовность Запада уступить российской силе и интересам. Но готов ли Запад сигнализировать капитуляцию?

"Мы стоим на пороге новой эры, - пишет Шевцова в заключении своей статьи. - Нам придется пересмотреть многие сложившиеся после окончания холодной войны аксиомы. Запад не сможет ответить на новую реальность до тех пор, пока он не решит, что ему делать с механизмами поддержки укрепившихся в странах, подобных России, нелиберальных систем и до тех пор, пока он не избавится от колебаний в защите либерально-демократических ценностей".

Перспективы такого рода перемен, однако, не выглядят многообещающими. Политические элиты как России, так и на Западе не показывают пока никаких признаков готовности управлять отношениями противоборства в эпоху глобализации.

Наверх