Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Николай Караев: черно-белый расизм – не признак ума, господа

18
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Николай Караев | ФОТО: архив автора

Видеть читательские комментарии насчет новой «Мисс Хельсинки» неловко. Победительница отличается цветом кожи от большинства жителей Финляндии – и что? Нет, вот правда: вам-то что с того?..

Но нет: многим, если судить по буре комментариев в соцсетях, Сефора Икалаба не нравится, и именно потому, что она – чернокожая. Мне скажут – сейчас любят это говорить, – что это не расизм. Это мнение. А сколько людей, столько и мнений! Как написал один комментатор: «Кому-то негры нравятся, а кому-то не нравятся».

Только мнение мнению рознь. Если кто-то станет вдруг придерживаться мнения, что вы, вот лично вы, все время крадете из магазинов еду, и не просто придерживаться, а еще и сообщать об этом мнении всем окружающим, вы ведь вправе подать на такого человека в суд за клевету.

Дышите глубже – вы взволнованы!

В наше время мало кто хочет выглядеть расистом, так что причину неприятия чернокожих обычно не проговаривают – но откуда взяться таким эмоциям без весомой причины? Боюсь, она проста: это вера в то, что «черные хуже белых». Некоторые, впрочем, не стесняются и так прямо и говорят. И вот это – не мнение. Ни IQ, ни душевные качества людей от цвета кожи не зависят. «Черные хуже белых», «белые хуже черных» – это ложь, причем обнажающая черно-белую картину мира говорящего до неприличия. От таких «мнений» рукой подать до расовой сегрегации и прямого нацизма. Примеры появляются: в бар "Route 13" в центре Таллинна уже не пустили темнокожего. Что дальше – раздельный вход в автобусы? расовые законы? концлагеря?

И не говорите, что у нас это невозможно, ведь наши предки победили нацизм. Предки-то да, победили. Но мы-то не они, мы – всего лишь их потомки.

Вообще, чем старше я становлюсь и чем больше наблюдаю за этим безумным, безумным, безумным миром, тем больше склоняюсь к тому, что о цвете кожи и национальности следует говорить только тогда, когда кого-то бьют (в широком смысле слова) по расовому или национальному признаку. Всё остальное только вредит нашему и без того полному конфликтов существованию в коммуналке под названием Земля.

Я знаю, что многие со мной не согласятся, но не будем забывать, что нацизм по определению – это когда о существенных качествах людей судят по несущественным признакам. По форме носа, цвету кожи, особенностям произношения, чему угодно еще. Моя философия здесь предельно проста: если признак несущественный, незачем о нем и сосредоточиваться.

Всё это имеет прямое отношение к конкурсу красоты «Мисс Хельсинки»: красота – понятие вообще довольно субъективное, а уж кем надо быть, чтобы «объективно» увязывать ее с цветом кожи, я и не знаю. Отсюда следует, что на цвет кожи внимания обращать не следует вообще. Вот это и есть мой вопрос всем тем, кто внимание на расовые признаки все-таки обращает: а вы, собственно, по какой причине ими интересуетесь?

Политкорректность и дискриминация

В ответ слышны отговорки. Мы не расисты, мы против... несправедливости! Судьи конкурса красоты руководствовались не красотой участниц, а политкорректностью! А вот докажите. Опять же, право на мнение по этому поводу есть у каждого, как и право на мнение по вопросу о высадке американцев на Луне, однако обвинять огульно вы никого не можете. Выглядит это очень некрасиво. Есть ведь основополагающий принцип презумпции невиновности. Если кто-то огульно станет обвинять в чем-то вас лично, вы ведь, небось, вспомните об этой чудесной презумпции?

Кто-то, может быть, вспомнит о прошлогоднем скандале с «Оскарами», когда чернокожие актеры хотели чуть не бойкотировать награду американской Киноакадемии, потому что все номинанты были белыми. Вспомнит и скажет: давайте и там применять презумпцию невиновности! Как выразился (весьма уважаемый мною) актер Майкл Кейн на британском радио: если кого-то не номинировали, значит, действительно, роли были сыграны недостаточно талантливо.

Тут я возражу: по-моему, многие из рассуждавших здесь, в Эстонии, на тему скандала с «Оскаром» просто не понимают, о чем идет речь. «Мисс Хельсинки» выбирается каждый год в единственном числе, что до голливудского кино, его много (даже очень) – и оно поддается статистическому анализу. Проблема не в номинациях на «Оскар» как таковых, номинации – всего лишь отражение более пугающего явления: несмотря на все декларации о борьбе с расизмом в искусстве – и несмотря на то, что не-белые люди составляет около 40 процентов населения США, – Голливуд предпочитает брать не-белых актеров на главные роли, да и на роли второго плана очень и очень редко. Это – дискриминация, хотя и скрытая, как сказали бы в Эстонии, JOKK, юридически корректная.

Против глупости даже боги бороться бессильны

Читать расистские комментарии неловко, потому что расизм – удел не очень умных людей: умный человек потому и умный, что отличает существенное от несущественного. Совсем уже неловко читать расистские комментарии представителей местного русского населения. Мы ведь здесь во многом в таком же положении, как афроамериканцы в Голливуде: формально всё вроде ничего, а посмотришь статистику – и за голову хватаешься. Опять же, кем надо быть, чтобы глумиться над товарищами по несчастью?

Естественно, неважно, в отношении какой именно расы этот расизм проповедуется. Вот только что был неописуемый случай: студенты Школы африканских и восточных исследований Лондонского университета потребовали «деколонизировать» курс философии, скинув с корабля современности всех белых философов, начиная с Сократа и Платона и заканчивая Иммануилом Кантом и Бертраном Расселом. Мол, доминирование белокожих философов в программе курса – наследие белого колониализма, надо от этого наследия освобождаться и изучать в основном философов африканских и восточных.

Спору нет, последних в курсе философии изучать надо: умному человеку всяко не помешает знать, чем Чжуан-цзы отличался от Ван Янмина, аль-Газали – от ас-Сухраварди, а социализм уджамаа Джулиуса Ньерере – от идеологических воззрений Муаммара Каддафи. Однако выпинывать из истории Сократа и Канта только потому, что они были белыми, – такой же расизм, как осуждать «Мисс Хельсинки» только потому, что она черная. Если уж напрямую, это ровно такая же непроходимая глупость.

Слава богу, в Лондонском университете преподаватели стоят насмерть и сдавать Сократа в угоду, как едко выразилась одна из них, «модным веяниям» не собираются. Хорошо бы и в Эстонии большинство смотрело на расизм – любой расизм – как на вредную глупость. Увы, предрассудки живучи, и, кажется, чем вреднее, тем более живучи.

Как сказал тот самый Бертран Рассел: «Большинство людей скорее умрут, чем начнут думать; многие так и делают».

Наверх