Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Николай Караев. Три скверных дела Дональда Трампа

9
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
ФОТО: MARIO TAMA/AFP

Биография готовящегося в эти часы к инаугурации Дональда Трампа очень пестра, и в числе прочего она пестрит не самыми красивыми делами.

Рассуждения о том, хорош или плох Дональд Трамп, сегодня похожи на разговоры в пользу бедных. Да, разумеется, Дональда Трампа выбрал американский народ (злые языки утверждают, что не без помощи Кремля, но Кремль в последнее время играет в мифологии Запада ту же роль, какую в мифологии России играет вездесущая Америка). С другой стороны, в случае чего расхлебывать очередного президента США приходится не только американскому народу, но и много кому еще.

Почему я не верю в «хорошего Трампа»? Избранный президент США – личность безусловно колоритная и яркая; о таких всегда много говорят – и таким многое прощается. Я не буду обсуждать то, что Трамп говорил о женщинах или мексиканцах; слова Трампа меня не волнуют, потому что я думаю, что он – типичный популист (неполиткорректный синоним – «демагог»). Важнее то, что Трамп делал, и здесь есть кое-что такое, что меня настораживает.

Дело о чернокожих съемщиках

Эта история произошла в 1973 году, когда Дональд Трамп уже контролировал семейную компанию, основанную его бабушкой Элизабет (вообще-то бизнесом занялся дедушка Трампа, но в 1918 году пал жертвой «испанки»). Трамп стал главой компании двумя годами ранее и почти сразу переименовал ее в The Trump Organization. Сегодня это концерн, разросшийся до полутысячи фирм, но начиналось всё с управлением недвижимостью, проще говоря, Трамп сдавал квартиры внаем.

В 1973 году минюст США предъявил компании иск по делу о дискриминации чернокожих съемщиков. Точнее, потенциальных съемщиков. Трамп нанял в качестве своего адвоката Роя Кона, легендарного помощника сенатора Джозефа Маккарти и одного из главных гонителей коммунистов во время «охоты на красных ведьм» в 1950-х годах. Кон по праву считался одним из самых беспринципных и беспощадных юристов Америки (если кому интересна биография этого человечища, посмотрите американский фильм «Гражданин Кон» 1992 года).

На суде обвинение говорило о том, что когда к агентам Трампа обращались чернокожие, желавшие снять жилье в принадлежавших компании домах, агенты, записывая их данные, ставили рядом букву «С» (предположительно от слова «colored», «цветной») или цифру 9. Затем чернокожим под тем или иным предлогом отказывали – либо отправляли в дома, населенные преимущественно чернокожими, что, с точки зрения закона, приравнивалось к сегрегации и нарушало их гражданские права. Расследовалось это дело просто: когда правоохранительные органы получали жалобу, подставные съемщики с белой кожей шли к тем же агентам и пробовали снять жилье в тех же домах; если им это удавалось, дискриминация по расовому признаку была налицо.

Поначалу ответчик всё отрицал, но доказательства были очевидны, и в итоге Дональд Трамп решил идти на мировое соглашение, детали которого остаются тайной. Таким образом, решения суда по этому делу нет – и факт дискриминации не доказан. Трамп с обычной для себя самоуверенностью объявил, что это его победа, однако назвать мировую победой сложно.

Это дело выглядит нехорошо, даже если учесть контекст: в начале 1970-х с сегрегацией было едва-едва покончено на словах – и далеко не покончено на деле. Еще в 1966 году треть (!) белокожих американцев утверждала, что сменит жилье, если по соседству с ними будет жить чернокожий. Неудивительно, что в начале 1970-х американское государство подало иски не только против компании Трампа, но и против многих других фирм, сдававших квартиры внаем. Все это не говорит о том, что Трамп – расист или был расистом. Он лишь бизнесмен, а бизнес, как говорится, есть бизнес, даже если он сопряжен с расовой дискриминацией. Чьи-то там гражданские права Трампа-бизнесмена ничуть не волновали. Кто сказал, что они будут волновать Трампа-президента?

Дело о законном отъеме денег

Дональд Трамп создает себе имидж удачливого бизнесмена, однако в период между 1991-м и 2009 годами его компании, занимавшиеся отелями и казино, объявлялись банкротами шесть раз – в основном для того, чтобы уладить дела с банками, которым Трамп был должен очень, очень-очень много. В 1990-е, когда США вошли в фазу рецессии, развернувшийся было Трамп стремительно прогорел: многие его отели и казино лихорадило, авиакомпания приносила одни убытки – и так далее, и так далее.

Спасло Трампа, как ни странно, то, что он был должен слишком много. Как известно, если вы должны банку сто долларов, это ваши проблемы, а если вы должны сто миллионов, это проблемы банка. Трамп задолжал три миллиарда, и банкиры на консилиуме решили, что выгоднее не констатировать финансовую смерть пациента, а понести некоторые убытки, забрать себе и продать часть Трамповой собственности (вроде роскошной яхты) – и сохранить его имя как бренд, а его самого взять на огромную зарплату, чтобы он и дальше рекламировал свой уже бывший бизнес.

То время было, пожалуй, самым трудным в его бизнес-карьере: Трамп даже снимался в рекламе пиццы и гамбургеров. Затем он нашел выход – не слишком оригинальный, зато действенный: его компания Trump Hotels and Casino Resorts вышла в 1995 году на биржу. Так Трамп получил возможность продавать акции.

Поскольку имя Трампа действительно было раскручено, акции продавались очень хорошо. Но компания функционировала плохо, и после 1996 года цены на акции падали. Больше всего не повезло тем, кто покупал акции в самом начале по 14 долларов за штуку – и продал их в 2004-м, когда они стоили 17 центов за штуку: эти люди потеряли почти все вложенные средства. Среди невольных вкладчиков были и пенсионеры – те, кто вложился в акции пенсионных фондов, которые покупали акции Трампа. Бизнесмен не выказал никакого сочувствия ни к кому из потерявших сбережения и обогативших его людей.

Именно что обогативших. Компания-то да, несла убытки, но платила самому Трампу премии и прочее. В тот год, когда стоимость акций упала на 70 процентов, лично Трамп получил премию в пять миллионов долларов. За время своего существования компания понесла убытки на более чем миллиард долларов, при этом Трамп был ее главой и (часть времени) исполнительным директором – и только в качестве зарплаты выгреб из убыточного бизнеса более 44 миллионов. Плюс десятки миллионов долларов за счет компенсаций (среди прочего – на личный самолет и личный вертолет) и платных консультаций.

Сегодня Трамп говорит, что в те годы он представлял не страну, а лишь самого себя; бизнес есть бизнес. Да, юридически всё было корректно. Моральную оценку такому бизнесу каждый пусть даст сам.

Дело о давлении на аналитика

В 1990 году Трамп с помпой открыл в Нью-Йорке казино «Тадж-Махал», построенное за миллиард долларов. Проект был, как и многие проекты Трампа, супермасштабен и явно убыточен. Аналитики Уолл-стрит сразу поняли, что выплаты по кредитам и постоянные расходы «Тадж-Махала» (1250 помещений, включая два громадных зала казино) с большой вероятностью перекроют доходы от здания.

Аналитик Марвин Роффман, работавший на брокерскую компанию Janney Montgomery Scott, одним из первых дал The Wall Street Journal интервью, в котором высказал сомнения в доходности проекта: «В холодный сезон, с октября по февраль, казино не выживет. Посетителей будет слишком мало». Трамп тут же послал боссу Роффмана письмо, пригрозив подать на компанию в суд, «если м-р Роффман не принесет публичные извинения или не будет уволен».

Роффмана, работника с 16-летним стажем, вынудили написать опровержение, но уже на следующий день аналитик его отозвал. Тогда фирма уволила его со дня. Роффман подал жалобу в арбитражную комиссию Нью-Йоркской фондовой биржи, и ему присудили компенсацию в 750 тысяч долларов. На этом Роффман не остановился – он подал иск и против Трампа, требуя компенсацию размером два миллиона. Как и в деле о чернокожих съемщиках, Трамп предпочел пойти на мировое соглашение, детали которого не разглашаются.

Казино «Тадж-Махал», точно как предсказывали Роффман и остальные, не пережило зиму в финансовой сохранности: уже в 1991 году была начата процедура банкротства, перетекшая в реорганизацию, причем Трамп был вынужден отдать половину своих акций заимодавцам. Впрочем, впоследствии дела казино вроде бы выровнялись, какое-то время оно было даже самым доходным в мире. В настоящее время «Тадж-Махал», давно уже не принадлежащий Трампу, закрыт.

Вряд ли случай с Роффманом был единственным фактом давления Трампа на критиков. Опять же, не факт, что теперь, став президентом, Трамп будет разделываться с критиками столь же яростно – тем или иным из доступных президенту США способов. Но из песни слов не выкинешь.

Когда человек с такой пестрой биографией становится президентом супердержавы, не насторожиться, я думаю, было бы глупо.

Наверх