Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Мнение: грозит ли Эстонии стать экономической провинцией России?

6
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Николай Дегтяренко. | ФОТО: архив автора

Санкционная война между Европой и Россией истощает национальные экономики и изматывает нервы граждан по обе стороны границы, и нужно срочно что-то делать, пишет вице-председатель центристской фракции горсобрания Маарду, Николай Дегтяренко, кандидат экономических наук, PhD.

Санкции, введенные странами Евросоюза против российских компаний и политиков, поставили в сложное положение и Эстонию. Наше государство, которому на днях исполнилось 99 лет, находится на восточных рубежах Европы и играет роль естественного транзитного пути между Россией и европейскими рынками.

Что дальше – полная изоляция?

Традиционно эстонские предприятия имели тесные связи с российскими бизнес-структурами. История этих отношений началась еще во времена распада СССР. В настоящее время из совокупного объема внешней торговли РФ на ведущих партнеров в Европе приходится 25% оборота ($130 млрд), на торговлю со странами Прибалтики, включая Польшу и Белоруссию, — 10% ($60 млрд). До введения санкций в 2012-2013 годы через прибалтийские страны проходило более 70% российского экспорта в Европу, а по сельскохозяйственным удобрениям эта цифра превышала 90%.

Только один Таллиннcкий порт на транзитной перевалке российских экспортных грузов зарабатывал около $100 млн прибыли в год. «Холодная война» между Россией и Европой, разразившаяся после событий на Украине в 2014 году, привела к переориентации грузооборота на российские порты. Доля российского экспорта в Европу через порты Санкт-Петербурга и Усть-Лугу выросла с 25 до 65%. Естественно, Эстония потеряла на этом приличные деньги.

Мы стали свидетелями того, как в 2014-2016 годах наши связи с Россией стали стремительно сокращаться, подобно шагреневой коже. В первую очередь, страдают интересы эстонского бизнеса в таких сферах, как торговля, транспортные услуги и энергетика. Много потеряли и эстонские производители: молочная, мясная и рыбная продукция оказалась в России под запретом.

Пострадали и межгосударственные отношения: в Таллинне давно не видели российских чиновников высокого уровня, руководители Эстонии много лет не посещали Москву с официальными визитами. А это сказывается на интенсивности культурных и молодежных обменов, на содержании сотрудничества в сфере борьбы с трансграничной преступностью. Более того, некоторые российские эксперты призывают к полной экономической и политической изоляции Прибалтики. Поэтому вопрос о состоянии и перспективах эстонско-российских отношений имеет чрезвычайную актуальность.

Я не буду задавать извечный русский вопрос «кто виноват?». Поиски ответа в данной истории контрпродуктивны, потому что только усугубляют проблему и обостряют дискуссию между сторонами конфликта. Интереснее получить ответ на вопрос «что делать?».

Лучше сто лет переговоров, чем один день войны

Разумеется, Эстония должна выполнять все обязательства перед Евросоюзом и не может проводить сепаратную политику в отношениях с Россией. Однако я уверен, что именно Эстония может сыграть большую роль в нормализации ситуации на Европейском континенте. Предвижу возражения: мол, что может сделать наша периферийная страна с ВВП в $22 млрд? Лучшая участь для Эстонии – следовать в фарватере политики Германии с ВВП в $3,3 триллиона. Цифры правильные. Но политический вес не всегда измеряется деньгами. Во второй половине 2017 года Эстония будет председательствовать в ЕС и сможет оказать существенное влияние на повестку обсуждаемых вопросов. Поэтому политика ЕС на восточных рубежах Европы может стать именно той темой, которую предложит Эстония.

Убежден, что лучше сто лет переговоров, чем один день войны. Ни один здравомыслящий человек не хочет, чтобы Европа превратилась в театр боевых действий. Это только в голливудских блокбастерах отряд морских пехотинцев способен остановить третью мировую войну. В реальной жизни это станет началом конца. Поэтому мы не должны позволить страхам вырваться наружу и диктовать поведение государствам и гражданам. Задача ответственных политиков – перестать пугать друг друга и сесть за стол переговоров.

К сожалению, пока в эстонской политике доминируют апокалиптические настроения. Постоянно приходится читать в местных СМИ о «коварных замыслах Кремля» в отношении Прибалтики, о перспективах создания «Нарвской республики», о «пятой колонне» России в Эстонии. Обидно и досадно, что такие слухи и мифы занимают умы солидной публики. Конечно, вопросы укрепления национальной безопасности нельзя снимать с повестки дня. Но если общество слишком долго пребывает в состоянии депрессии, вызванной угрозами войны и демонстративными действиями по подготовке к вооруженному конфликту, падает производительность труда, сокращаются доходы, даже может вырасти уровень преступности и увеличится политическая нестабильность. Нам это надо? Да ни за какие коврижки.

Поэтому наряду с укреплением обороноспособности и пополнения запасов сухого пороха в пороховницах нужно запускать процессы восстановления отношений с Россией хотя бы на «довоенном уровне». И первые скромные шаги к этому сделаны. Например, в конце января делегация руководителей Маарду посетила морской торговый порт Усть-Луга и подписала договор о сотрудничестве с Кингисеппским муниципальным районом Ленинградской области. Тренд на развитие связей между Эстонией и Россией на уровне местных самоуправлений – правильный и эффективный.

Если политики не могут найти общего языка...

В кулуарах Центристской партии обсуждаются предложения по организации «круглого стола» с участием эстонских и российских предпринимателей, политиков и журналистов для обсуждения новой модели российско-европейского сотрудничества в нынешних условиях. Конечно, есть риск столкновения крайних позиций в ходе дискуссий: с одной стороны, мы можем услышать поток критики в адрес Путина, с другой стороны, нам могут заявить, что Эстония годится только на роль провинции в составе великой России.

Что ж, нужно быть готовыми и к такому повороту. Но сегодня важно показать, что общество не боится открытого разговора и демократические ценности ставятся превыше сиюминутной политической конъюнктуры. Политикам необходимо подняться над крайностями и проводить политику в интересах большинства населения.

Конечно, Эстония не относится к числу экономических гигантов. Тем не менее, по размеру ВВП на душу населения мы занимаем 40-е место в мире, быстро развиваем сектор IT-технологий, у нас прозрачные условия ведения бизнеса и щадящая налоговая система. Эти факторы делают Эстонию инвестиционно-привлекательным регионом. Поэтому российский капитал может быть уверен, что найдет у нас возможности для быстрого роста. Также я вижу перспективы в развитии эстонско-российской приграничной торговли. Территория между Нарвой и Ивангородом, между эстонским Причудьем и районами Псковской области может стать уникальной площадкой для организации беспошлинной торговли между нашими странами. Такой опыт реализован в Калининградской области РФ, куда везут товары из Литвы и Польши.

Кроме того, эстонские крестьяне могут наладить тесное взаимодействие с агрокомплексами Ленинградской области и поделиться богатым опытом производства свинины и молока. Уверен, что в Эстонии найдутся бизнесмены, заинтересованные в инвестициях в перерабатывающие предприятия Ленинградской области.

Хочется большего, но начинать восстанавливать связи можно и с малого. Эстония имеет все шансы стать хорошим партнером России. Тем более что Россия недавно отменила ограничения на действие лицензий некоторых эстонских переработчиков сельскохозяйственного сырья. Значит, в мире что-то меняется, и восстановление в скором времени торговых отношений между Европой и Россией, между Эстонией и Россией, вполне реально.

Худой мир всегда лучше доброй ссоры. Можно точно подсчитать, кто больше потерял в результате санкционной войны – Европа или Россия. Но мне кажется, что здесь неважен размер ущерба – важен сам факт такой войны, которая истощает национальные экономики и изматывает нервы граждан по обе стороны границы между ЕС и Россией.

Лидеры государств приходят и уходят, а народы остаются. Жизнь одного человека коротка, а судьба нации должна иметь историческую перспективу. И такая перспектива возможна, если люди научатся понимать друг друга и договариваться друг с другом. От этого зависит будущее наших детей. И если политики не могут найти общего языка, значит, пришло время народной дипломатии.

Наверх