Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Владимир Юшкин: Россия убеждает Запад в том, что Путин – никакой не убийца

12
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Владимир Путин и Дмитрий Медведев. | ФОТО: ALEXANDER ZEMLIANICHENKO/AP

Помилование осужденных по громким делам – очередная попытка Путина имитировать гуманность, считает директор Балтийского центра исследований России.

В феврале власти РФ выпустили из тюрьмы гражданского активиста Ильдара Дадина, затем настала очередь Евгении Чудновец, осужденной за перепост видеоролика, и Оксаны Севастиди, признанной виновной в государственной измене из-за СМС с сообщением о российских танках в сторону Абхазии в августе 2008 года.

Что стоит за этими действиями российской власти? Директор Балтийского центра исследований России Владимир Юшкин считает, что ничего особенного: «Объясняется это все банальностью. Женщины освобождены накануне 8 Марта, Дадин – слишком одиозная фигура... В принципе, в России началась предвыборная кампания, вот и запускаются эти механизмы. В основном это сигналы Западу: с демократией в России все в порядке. Вон какой Путин: то американских школьников пригласил на кремлевскую елку, то не ответил на высылку дипломатов, теперь помиловал людей...

По сути, внешнему миру подается мессидж: не так уж все плохо в суверенной демократической России. Больше ничего за этим не стоит. Причем понятно, что Путин – президент крупной ядерной державы и ни в какие детали вникать не будет. Для этого есть советники и помощники. Он ставит перед ними задачу: прийти к выбору с новым имиджем, убедить Запад в том, что этот имидж – реальность. “Предусмотрите мои действия, чтобы картинка была понятна и правильно интерпретировалась”. Они приходят и говорят: сейчас хорошо бы провести вот такую акцию, помиловать того-то и того-то. Он задаст какие-то вопросы, но и только. У него нет времени вникать в эти дела, он доверяет своему аппарату.

Целевая аудитория всех этих сигналов – в первую очередь Запад. Там ведь тоже есть силы, которые его поддерживают, и влиятельные силы – во всех странах есть консервативный слой политологов, политиков, обывателей, которым нравится политика Путина. Нужно транслировать понятную им картинку с выборов: Путин – никакой не убийца, вовсе не кровожадный...

Это имитация, как и всё в России: парламент – имитация, разделение властей – имитация, они формально разделены, но механизмы, которые есть, скажем, в Штатах, в России не работают. Нет никакой оппозиции в Думе. И так во всем. Весь набор политических институтов в РФ есть, выборы есть, конкуренты Путину на выборах будут, гуманистические шаги президент предпринимает, но всё это – имитация. Те, кто знает Россию глубоко, это понимают. Ну а те, кто смотрит поверхностно, воспринимают Россию как реальную демократию.

Причем внутри страны всё это никого не волнует. Внутри страны людей волнуют зарплаты, которые падают семнадцать месяцев подряд, и прочие бытовые вещи. Путин работает на внешнего наблюдателя: он хочет быть таким же, как другие лидеры сверхдержав. Ядерное оружие у него есть, но остальное у него маленькое: экономика маленькая, технологии маленькие, демократия имитационная. Но где можно что-то имитировать – там они имитируют. Чтобы не показывали пальцем, мол, смотрите, как у них все плохо».

Наверх