Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Евгений Голиков. Тень сенатора Маккарти над Викторией Ладынской

1
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Евгений Голиков. | ФОТО: Erakogu

Вчера я прочел на портале Rus.Postimees.ee реплику депутата Рийгикогу IRL Виктории Ладынской, посвященную партийной принадлежности двух членов совета Русского театра (меня и Яака Аллика) – и почувствовал необходимость ответить на некоторые моменты в позиции депутата.

Попытаюсь сделать это в форме открытого письма к госпоже Ладынской.

Попахивает заговором!

Уважаемая Виктория!

Мы с Вами знакомы не первый год, и, думаю, Вам хорошо известно вполне положительное мое к Вам отношение. Основывается оно отнюдь не на Вашей партийной принадлежности. Тем более мне было странно услышать, что в моей деятельности в качестве члена Совета Русского театра партийная принадлежность имеет столь большое, просто опасное для судеб театра, значение. Связано ли мое «губительное» влияние на эстонскую культуру вообще и Русский театр с недостатком профессионализма, низким культурным уровнем, ущербной нравственностью, манкированием обязанностями члена совета или чем-то еще – Вы не говорите, но называете неэтичным политический окрас нынешнего, усеченного состава совета.

Действительно, ужас: двое из трех членов совета Русского театра – социал-демократы, а третий – беспартийный. Попахивает заговором! А что, если соцдемы превратят опыт с советом Русского театра в постоянно действующий политический механизм?

Виктория! Для меня такой Ваш поворот мысли – полная неожиданность, поскольку я знаю Вас как человека разумного, способного подчинять эмоции законам логики. Так скажите на милость, зачем Вам подобная несуразица? Впрочем, Ваша обеспокоенность судьбой предстоящих выборов художественного руководителя Русского театра, мне кажется, как-то корреспондирует с открытым Вами нарушением этических норм в связи с тем, что и министр, и два члена совета из трех – все как один социал-демократы.

Очень хочу надеяться, что Вы столь же уважительно относитесь к моим левым убеждениям, как и я к Вашим консервативным. Мне также кажется, что Вы согласитесь со мной в том, что никакая партийная принадлежность не спасает от глупости, если человек дурак по природе, или от некомпетентности, если он неуч или неумеха.

Коль скоро Вы вступили на путь расследования того, что мешает совету Русского театра в его деятельности, попытайтесь договаривать до конца, ведь речи политика должны быть как минимум правдоподобны, иначе, сами понимаете, открывается простор для интерпретаций. Буду искренне рад помочь Вам в Ваших усилиях поддержать Русский театр, ведь и я мне его судьба небезразлична.

И если Вы меня убедите, что место в совете я занимаю «не по чину», охотно уступлю его более достойному. Если же Вас беспокоят мое мировоззрение и партийная принадлежность, должен констатировать: угадываю за Вашей спиной тень пресловутого сенатора Маккарти.

Ситуация описана неточно

Теперь позвольте указать на некоторые допущенные Вами неточности в описании ситуации вокруг выборов художественного руководителя театра, тем более досадные, что сделаны они членом комитета по культуре Рийгикогу и недавним членом совета Русского театра.

Во-первых, Вы, как мне показалось, пытаетесь уравнять недавнее решение канцлера права о незаконности участия депутатов Рийгикогу (законодателей) в советах госпредприятий с ситуацией в совете Русского театра, где депутатов высшего законодательного органа Эстонии нет. Но это совсем не одно и то же. Когда Вы были членом Совета Русского театра, это действительно можно было интерпретировать как нарушение принципа разделения властей, но в моем или Яака Аллика случае этого нет. Поэтому Вы используете термин «этическое нарушение». Хотелось бы знать, какое?

Во-вторых, приведу Ваши слова, которыми Вы характеризуете деятельность совета Русского театра: «совет, невзирая на дисбаланс, принимает ряд важных решений и по финансовым вопросам, и по вопросам объявления демократического конкурса на должность худрука, а также планирует в ближайшее время решить, кто же выиграл этот конкурс».

Неискушенному читателю из может показаться, что совет определяет, кто из кандидатов выиграет конкурс. Хочу объяснить не Вам, но читателю, что для проведения конкурса на должность художественного руководителя директор образует конкурсную комиссию, в которую входят два члена совета, представитель трудового коллектива театра и представитель Союза театральных деятелей Эстонии, а также единственный член правления, то есть сам директор театра Тыну Ленсмент. Совет как таковой конкурсной комиссией не является.

И в-третьих: поясните, пожалуйста, что Вы хотели вложить в следующую Вашу фразу: «Я не хочу спекуляций на тему “двое из трех членов совета предложили кандидатуру на пост худрука, и директор, зная, что эти двое – сопартийцы министра культуры, решил с ними не спорить”».

Вот этих Ваших слов я по-человечески понять не в силах: Вы на самом деле слышали или считаете, что «двое членов совета предложили кандидатуру худрука», а затюканный этими партийцами бедный директор не посмел им возразить? Или Вы намеренно вбрасываете сплетню в медийное пространство, страхуясь словами «не хочу спекуляций на тему»?

Закончить хотел бы пожеланием: не увлекайтесь славой сенатора Маккарти, до добра это не доведет. Ваш Евгений Голиков.

Наверх