Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Как сделать, чтоб эстонский стал «твоим»?

5
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Мерге Симмуль и Инга Мангус. | ФОТО: Из личного архива Мерге Симмуль

Каким должен быть современный учебник эстонского языка, чтобы он нравился детям?  И чтобы при этом результат был? Что должен включать этот учебник, чтобы по нему было легко работать учителям? На эти и другие вопросы отвечает учитель Мерге Симмуль.

Вот уже на протяжении полутора десятков лет русские дети, многие из которых теперь уже сами стали родителями, усиленно изучают эстонский язык. Результаты бывают разными, и когда они не радуют, общество привычно начинает искать виноватых – нерадивых учеников, плохих учителей, неповоротливую систему обучения… Сетуют на отсутствие методических разработок, толковой программы и – что немаловажно – учебных пособий. Но так ли дела обстоят с ними в действительности?

«Мой эстонский» для детей и для взрослых

Давайте в День родного языка, который отмечается в Эстонии сегодня, 14 марта, поговорим об учебниках эстонского языка. Что интересно, разговор этот был инициирован не филологом, не методистом, не автором, не чиновником от образования и даже не родителем ученика, а… бабушкой. И пусть учителем, но музыки.

«Внучку мы отдали в эстонскую школу, язык она уже знала, поэтому у нее нет проблем. А внук пошел в русскую, и там с эстонским языком сразу не заладилось, – говорит Лариса Дацюк. – Мало того, что за два года у него сменилось несколько учителей эстонского, так и учебники, по которым их учат, на мой взгляд, приносят мало пользы. Это сплошные тексты, которые надо зубрить. И когда я поняла, что ребенок окончил второй класс, а эстонский язык у него на нуле, я забила тревогу».

Лариса поняла, что нужно заниматься с ребенком самой, но по школьному учебнику это было делать невозможно. Поэтому она отправилась по книжным магазинам.

«Если автор пишет учебник, он должен понимать, что по нему будет заниматься ребенок. Материал должен быть подан доступно, и чтобы ребенок хотел учиться по этому учебнику, он должен его понимать. А сейчас основная часть учебников написана для кого угодно, только не для детей. И они учатся по очень сложным учебникам, в которых нет перевода на русский, словаря, правил, не объясняется словообразование… Рабочие тетради вообще ужасные.

Поиски Ларисы наконец увенчались успехом: «Когда я нашла учебник Инги Мангус и Мерге Симмуль «Minu eesti keel», я увидела его доступность для ребенка. Есть перевод слов на русский язык, в конце учебника –  рабочий словарь для данного возраста. Это очень важно. И рабочие тетради понятные. За все это большое спасибо авторам. Я знаю многих родителей, которые заняты поисками учебника, по которому действительно можно учиться, и теперь мне есть что им порекомендовать.

Мерге Симмуль и Инга Мангус. Фото: из личного архива Мерге Симмуль

Я говорила с директором нашей школы, но он к моему мнению не прислушался, и у нас продолжают зубрить тексты. И вот результат: внук уже в третьем классе, а дома мы с ним занимаемся по учебнику для первоклассников. И я не понимаю: на учебнике написано „Новая учебная программа“, но почему же он не рекомендован школам в качестве базового? Ведь он хороший! И ребенок занимается по нему с удовольствием – он красочный, яркий, все доступно изложено. Со школьными учебниками – одни мучения, а по „Minu eesti keel“ , кстати, могут учиться и взрослые. Муж сейчас ходит на очередные курсы, и дома „Minu eesti keel“ ему часто служит подспорьем».

От практики к теории

Руководитель Института «Пушкин» Инга Мангус хорошо известна в Эстонии, интервью у нее мы брали неоднократно. Поэтому на этот раз захотелось вывести из тени второго автора учебника. Знакомьтесь – учитель эстонского языка Мерге Симмуль.

- Мерге, по образованию вы  русский филолог и преподаватель эстонского языка как неродного. То есть, по идее, изначально сугубо практик. Ваш соавтор, Инга Мангус, скорее теоретик – методист, доктор наук. Наверное, такой тандем идеален. Но не все практики пишут учебники, хотя многие и хотели бы, чтобы в учебнике было так, как они считают нужным, чтобы он не был оторван от реальности.

- Хорошо не только когда один автор теоретик, а другой – практик. Хорошо, если мы говорим об учебниках эстонского языка, когда один автор – эстонец, а другой – русский. Это решает много проблем, не дает совершать ошибок, которые в другом случае неизбежны.

- Это верно. Ведь даже если учебник не содержит переводов, все равно необходимо учитывать логику языка учащихся. Но мне вообще-то кажется странным, когда языковой учебник, рассчитанный не на интенсивное обучение и не на систему погружения, не включает в себя перевода слов, объяснений на родном языке учащихся.

- Тем не менее, у нас долгое время считалось, что учебник эстонского языка должен быть только на эстонском языке. Но это не годится в тех случаях, когда ребенок сталкивается с эстонским  лишь на уроках, поэтому мы постарались такую ситуацию переломить.  Когда в учебник включена поддержка на родном языке учащегося, учебник перестает быть чужим, он становится близким и понятным. К тому же ребенку, если он отсутствовал в школе, в таком случае могут помочь родители, объяснить ему что-то. Это же относится и к специально разработанным видео-урокам эстонской грамматики на русском языке, где все объяснено в доступной для ребенка соответствующего возраста форме.

- Но все же, как вы, практик, начали писать учебники?

-  За это я должна сказать большое спасибо моей учительнице русского языка Инге Мангус. Мы познакомились с ней в гимназии, когда  я была ученицей 12-го класса. И судьба так распорядилась, что спустя несколько лет Инга, которая к этому моменту написала 15 учебников русского языка для эстонцев, предложила мне начать писать учебники эстонского языка для русских. Я некоторое время сомневалась, но в то же время это предложение показалось мне интересным. Так мы и начали.

Первый наш учебник для взрослых был «Tere!».  Затем появился «Tere jälle!», а пару лет назад вышел третий –  «Tere taas!». Эти учебники можно использовать и на курсах, и в качестве самоучителей.  Успех первых двух – кстати, теперь  они существуют не только в русском, но и в английском варианте –  дал мне какую-то уверенность в себе, а кроме того к тому моменту я уже проработала десять лет учителем, появился опыт, и я поняла, чего мне не хватает в существующих школьных учебниках… И я решилась начать писать для школ.

Не надо изобретать велосипед

- Вы начали с первого класса?

- Да, с самого начала. И когда мы этот учебник написали, то проводили курсы для учителей, объясняли, как с этим учебником работать… Потому что «Minu eesti keel» был не таким учебником, к каким у нас привыкли, и не только из-за русского текста в нем. Специальная «Книга для учителя» описывает не только общую методическую концепцию, но и – подробнейшим образом – все детали проведения игр, отдельных заданий с вариантами и советами от авторов. Потому что очень много времени у учителей отнимает не собственно преподавание, а работа «вокруг него». Надо придумывать какие-то задания, игры, контрольные работы, искать иллюстративный  материал – например, вырезать картинки, а в наше время – еще и искать видеосюжеты, сочинять интерактив. Короче, много всего, учителя знают.

- Да уж, я с детства помню, как учительница английского раздавала нам на уроках вырезанные из журналов картинки – мебель, фрукты, одежду… И дома мы тоже что-то должны были вырезать. И своему сыну, когда он учился в младших классах, я тоже постоянно вырезала картинки. Это было сущее наказание, поскольку я в жизни ничего не могла вырезать ровно. А потом все это мялось, рвалось, терялось, и нужно было вырезать снова.

- Поэтому нашей главной идеей было собрать всё в одном – чтобы и матричные коды были, и видео, и рабочие листы, и контрольные, и картинки – и всё по темам. В учебнике много звуковых записей на правильном эстонском языке, начитанных ведущими эстонскими артистами. Эти записи доступны для прослушивания в любом месте и в любое время.

Все это значительно облегчает работу учителя, чтобы он мог сосредоточиться на собственно преподавании, а не искал подсобные материалы и не изобретал велосипед. В учебниках есть и дигитальные задания, позволяющие ребенку в привычной для него игровой форме заучивать и практиковать материал,  и отдельно распечатанные наглядные материалы с играми. На уроках, особенно в начальной школе, очень важен момент игры: дети лучше усваивают язык, когда они играют.

- Да и многие взрослые тоже: неспроста же интенсивное обучение иностранному языку в немалой степени построено на разного рода играх…

- И вот мы включили эти игры в учебник и сначала боялись, что у нас их слишком много – а вдруг на уроке времени не хватит? Но в итоге игры оказались востребованными, курсы мы провели благополучно, и учителя, которые их прошли, стали работать по нашему учебнику. А мы, вздохнув с облечением, начали писать для второго класса. Теперь уже школы заказывают весь комплект учебников, просят писать дальше – в том числе, и для гимназии. И одна школа, кстати, заказала даже «Tere taas!», кажется, для девятого класса.

- Серия «Minu eesti keel» сколько учебников сейчас включает?

- Всего пять, с первого по пятый класс. Но весной выйдет и для шестого. То есть линейка учебников пишется с первого класса до конца основной школы,  до девятого класса, и это позволило нам создать последовательную методическую систему, основывающуюся на самых современных достижения науки и образования.

Не проходите мимо языков!

- Значит, следует ожидать появления учебника и для седьмого класса?

- Да, уже к нему приступаем.

- А для гимназии параллельно писать учебник не планируете?

- Параллельно – нет, на это просто не хватит ни времени, ни сил. А там посмотрим.

- А вот одна из поклонниц вашего учебника, удивлена, почему он не рекомендован школам в качестве базового учебника.  Что значит – учебник рекомендован или не рекомендован?

- Многие этого еще не знают, но теперь на учебниках нет грифа «рекомендован Министерством образования»: если учебник соответствует требованиям и одобрен рецензентами, то его можно использовать. Школы – или учителя – сами выбирают, по каким учебникам им преподавать.

- Вы сами-то по своим учебникам работаете?

- И сама я работаю по своим учебникам. Я их написала, мне легко (смеется).

- Скажите, а вам приходилось сталкиваться с сопротивлением учеников: мол, не хочу учить эстонский язык, потому что он мне не нужен?

- Нет, не приходилось. Ученики есть ученики – что-то они хотят делать, чего-то не хотят, но чтобы говорили, что эстонский им не нужен вообще, такого не было. Когда-то давно, помню, гимназисты рассуждали: мы, мол, уедем в Россию, мы – в Европу, так зачем нам эстонский?  Но то, что ты собираешься сделать – это одно, а как получится – другое. Сейчас ты думаешь, что уедешь, а вдруг нет? Или уедешь – и вернешься? Никто не знает, как сложится его жизнь.

- И зачем все-таки нужно учить эстонский?

- Не хотелось бы говорить прописные истины, что надо знать язык страны, в которой ты живешь, и это не только дань уважения, но и тебе самому это выгодно… Я не знаю ни одного человека, которому бы навредило то, что он знает какой-то язык. И к слову о конкурентоспособности: русским ребятам, владеющим эстонским, проще найти работу, чем их эстонским сверстникам, не владеющим русским. Мы старшего сына усиленно учили русскому языку, научили, и вот, пожалуйста: он искал на лето работу – и обошел своих конкурентов, которые русского не знали. И многие мои знакомые учат своих детей русскому. Для меня все языки хороши, и хотелось бы, чтобы так к вопросу языков относились и другие.

- Но если человек точно уедет?

- Ну и что? А может, ему на другом конце света эстонский вдруг возьмет и пригодится?  Или ему предложат очень выгодную работу в Эстонии? Я считаю, что ни один язык в мире не заслуживает того, чтобы от него отмахивались, если есть возможность его выучить. Наша страна – очень маленькая, население небольшое, но сюда постоянно кто-то приезжает. Врачи, например. Наши уезжают на Запад, а к нам приезжают из других стран. Опять же иностранные студенты – кто-то из них останется здесь. Я считаю, что Эстония – прекрасная страна для того, чтобы в ней жить и  наслаждаться языком этой страны.

Наверх