Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

«Екатерина. Взлёт». Оборотная сторона величия

3
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Екатерина (Марина Александрова) на троне. По правую руку Григорий Григорьевич Орлов (Александр Марин), по левую Никита Иванович Панин (Сергей Колтаков). | ФОТО: wikimedia.com

«Екатерина. Взлет» – конечно же, фолькс-хистори. А чего еще вы ждете от (квази)исторического сериала? - спрашивает кинокритик Борис Тух.

Таким видится авторам картины Григорий Александрович Орлов (Владимир Яглыч). | ФОТО: wikimedia.com

Не могу отделаться от мысли, что «Екатерина. Взлет» – асимметричный, как говаривал незадачливый Михал Сергеич (800 минут сериала против 120 минут кинофильма) и очень уж поздний ответ канала «Россия» на давнюю картину «Елизавета. Золотой век», снятую британским режиссером индийского происхождения Шекхаром Капуром.

И там и тут – продолжение повествования о юности героини и ее воцарении. У британцев – уничтожение «непобедимой армады», у канала «Россия» – уничтожение турецкого флота в Чесменской битве. В обеих картинах стремление правительницы сделать державу великой натыкается на козни соперничающих держав и интриги врагов. В обеих не удержавшегося на высоте положения фаворита сменяет новый – не только прекрасный любовник, но и полезный государству человек. В обеих взяты лучшие периоды правления выдающихся монархинь – дальше пойдут застой, маразм и неприлично юные мальчики для постельных утех. Наконец, в обеих картинах есть чудовищные ляпы.

Капур со сценаристами Уильямом Николсоном и Майклом Херстом, пожалуй, перещеголяли режиссера Дмитрия Иосифова и сценариста Арифа Алиева (того самого, который соорудил нелепейший «1612»). В английском фильме к Елизавете в 1587 году сватался Иван Грозный, который умер в 1584 году. В российском сериале такого вопиющего анахронизма нет, хотя есть другие.

Кого назначить врагами?

Учителя цесаревича Павла Петровича, Семена Андреевича Порошина здесь умертвили раньше срока, да еще при фантастических обстоятельствах. Граф Панин вызвал Порошина на дуэль, тот из человеколюбия стрелять не стал, а граф выстрелил, тяжело ранил противника, да еще велел лакею добить раненого и избавиться от трупа способом, широко применяемым в сериалах про ментов и бандитов.

Исторический Порошин действительно был отставлен от занятий с наследником престола – и, вероятно, конфликт с Паниным сыграл тут не последнюю роль. Но убит на дуэли не был, а был назначен командиром Старооскольского пехотного полка и некоторое время спустя скончался в Ахтырке. Вероятно, от меланхолии.

Искушенный царедворец граф Панин, конечно, светлой личностью не был, но здесь он такой негодяй, что пробы негде ставить. Сначала участвует в заговоре против Екатерины, затем, получив от императрицы щедрую, хотя и незаслуженную награду, оставляет заговорщиков с носом. Организует убийство некоего Кшиштофа, друга и советника короля Польши Станислава Понятовского. (Кшиштофа, впрочем, не жаль, он типичный гонористый шляхтич, да еще и русофоб.) Присваивает подарки, присланные Екатерине от турецкого султана, в том числе пудреницу, начиненную пудрой, которая заражена черной оспой. А так как вдобавок ко всему прочему граф патологически скуп (и еще в картишки на руку нечист, но это отдельная история), он вместо того чтобы тратиться на подарок невесте (Анне Шереметьевой), преподнес ей присвоенную пудреницу. Биологическое оружие сработало, и барышня умерла в страшных мучениях.

Помимо Панина черной краской обрисованы все поляки, включая Станислава Понятовского (между прочим, экс-любовника Екатерины) – тот умеет только денег и помощи просить. А также Фридрих II, хотя он как раз после Семилетней войны относился к России с глубоким уважением – Пруссия была единственной европейской державой, которая не ставила возвышавшейся России палки в колеса. Ну и Турция. С ней-то все понятно, против нее воевали. Однако после смерти султана Мустафы Екатерина примирительно говорит: «Надеюсь, следующий станет сговорчивее». Уж не тонкий ли намек тут на недавнее охлаждение отношений России и Турции и последовавшее затем сближение? Для Османской империи потеря флота в Чесменской бухте была столь же болезненна, сколь для сегодняшней Турции – потеря денег, которые приносили российские туристы.

В общем, сериал сделан с учетом сегодняшней геополитической обстановки. Ну а Панин попал в еще не разоблаченные вредители и внутренние враги престола-отечества потому, что западник.

Женщина и (или?) правительница

«Екатерина. Взлет» – конечно же, фолькс-хистори. Хотя не такая разухабистая, как книги Николая Старикова. А чего еще вы ждете от (квази)исторического сериала? Если говорить о предыдущем сериале «Екатерина», то сменился режиссер (там были Александр Баранов и Рамиль Сабитов), но сценарист прежний, актеры в основном прежние, и качество – тоже.

Компьютерная графика сделана тяп-ляп, сразу видно, где снято на натуре, а где нарисовано. Зимний дворец в те годы был светло-желтым, а в фильме он светло-зеленый, как в наше время. Кораблики откровенно рисованные; судя по парусам, ветер во время Чесменского боя дул сразу в три стороны, да и численность русской эскадры удвоена: вместо девяти линейных кораблей – около двух десятков. К тому же термина «линкор», звучащего в сценах морского боя, в то время не было, большие боевые корабли (от 66 до 90 пушек) назывались линейными кораблями. И вообще, в старом-престаром советском фильме «Адмирал Ушаков» морской бой был снят куда более захватывающе. Хотя технические возможности были несказанно беднее.

Первый сериал держался, в основном, на образе «кроткiя Елисаветъ Петровны», блистательно воплощенном нашей землячкой Юлией Ауг. Екатерина у Марины Александровой была хорошенькой юной девушкой, попавшей в необычную и опасную обстановку. А так как характер у нее был твердый и героиня, несмотря на немецкое происхождение, очень скоро усвоила русское руководство к действию «с волками жить – по волчьи выть», очаровательная принцесса Фике быстро превратилась в стерву, которая, не дрогнув, по трупам идет к заветной цели.

Париков – в XVIII веке обязательных при дворе – как не было, так и нет. Александр Марин в роли Григория Орлова продолжает щеголять модной в наше время легкой небритостью. Екатерина у Марины Александровой за три года с прошлого сериала (и за шесть лет, которые прошли с ее восхождения на престол), может, только чуточку повзрослела и еще больше похорошела. Хотя реальная Екатерина II не отличалась ни божественной фигурой, ни удивительной красотой лица. Но бог с ней, какая разница, как выглядела императрица в жизни, лишь бы зрителям нравилась!

Кажется, авторы так и не выяснили для себя, о ком они снимают фильм – об императрице или о женщине. А убедительно слить воедино эти две ипостаси им оказалось не по плечу. На экране время от времени возникает карта Российской империи, но авторов куда больше интересует ландшафт алькова самодержицы.

Стремление Григория Орлова жениться на Екатерине и стать императором превращено здесь в вялотекущую шизофрению. На самом деле этот вариант отпал еще в конце 1762 года, когда граф Алексей Разумовский на глазах посланца новой императрицы сжег в камине бумаги, свидетельствовавшие о его тайном браке с Елизаветой. К тому же веселой вдове важнейшие сановники недвусмысленно пояснили: «Госпожа Орлова никогда не станет править Российской империей». В сериале постепенное угасание любви Екатерины к фавориту, которому она была стольким обязана, объясняется как-то очень по-бытовому, на уровне то ли кухонных сплетен, то ли телепередачи «Пусть говорят!».

Проявив ненужную лихость в стычке с крымскими татарами в Диком Поле, фаворит получает серьезное ранение в голову, которое впоследствии сказывается на функциях всего организма, включая самую необходимую при дворе. От этого он становится совершенно невыносимым истериком, хамит всем и каждому, закатывает сцены ревности – но это только фон его падения. А причина в том, что он уже не в состоянии поддерживать прежнюю стойкость. Виагра XVIII века, полученная Григорием Григорьевичем от девушки с пониженной социальной ответственностью, дала одноразовый эффект. Состояние Григория Орлова становится предметом внимания Тайной экспедиции (тогдашнего КГБ), роль шефа которой Шешковского исполняет Михаил Горевой.

Вот здесь проводившие кастинг ассистенты режиссера попали в точку! Горевой, очень умный актер с ярко выраженным отрицательным обаянием, сыграл столько нехороших офицеров НКВД-Смерша-КГБ, вплоть до личного порученца Андропова в мини-сериале «КГБ в смокинге», что воплотить очень несветлый образ Шешковского ему сам бог велел! И он воплощает: походочка на полусогнутых, когда Шешковский входит к императрице, пронизывающий и заставляющий похолодеть взгляд бесцветных глаз. Но фокус в том, что здесь Шешковский, которого Потемкин при встрече презрительно вопрошал: «Все кнутобойничаешь, Степан Иванович?» – в сериале, скорее, персонаж положительный. Именно он разоблачает садистку Салтычиху и настаивает на самом суровом наказании ее. Именно он держит руку на пульсе государства. Одним словом, уважайте спецслужбы, без них державе не обойтись!

Судя по сериалу, прояви Григорий Орлов в интимные моменты больше твердости, не возникла бы надобность в смене фаворита. На самом же деле Екатерина сообразила: не пылкостью, а государственной мудростью должен обладать стоящий ближе всех к трону человек.

Будущий князь Тавриды

С выбором актера на роль Григория Потемкина создатели сериала просчитались просто катастрофически!

Помните, каким был в роли Потемкина Игорь Ботвин, сыгравший его в сериале по роману Валентина Пикуля «Фаворит»? (Пикуля вечно упрекали за произвольное манипулирование фактами, но по сравнению с теми, у кого взлетела Екатерина, он был удивительно добросовестен.) Потемкин у Ботвина – умница, интеллектуал, человек порывистый, но умеющий обуздать эмоции ради государственной пользы, а главное – великий строитель империи, раздвинувший ее пределы и покрывший Новороссию процветающими городами: одна только Одесса была тогда жемчужиной в короне.

Здесь на роль Потемкина пригласили Владимира Яглыча. Понятно, актер он харизматичный (по-своему), гимназистки румяные и многие дамы бальзаковского возраста от него без ума. Однако императрица должна быть несколько умнее целевой аудитории этого артиста.

У Яглыча Потемкин – простой и искренний парень; поверить в то, что он – единственный, кто мог продолжить строку из Овидия, начатую Екатериной, никак нельзя! Да этот офицер и Тредиаковского-то вряд ли читал!

Есть несколько версий того, как Потемкин потерял глаз. По одной – из-за неудачного самолечения, по другой – в драке с братьями Орловыми, по третьей – в бильярдной. Здесь бильярдная и «орловская» версия совмещены: Григорий и Алексей Орловы приглашают Потемкина сыграть на бильярде, а в ходе игры оскорбляют его, провоцируют драку и зверски избивают. Вдобавок Григорий грозит Потемкину казнью за то, что он, ротмистр, поднял руку на генерала. И Потемкину, еще не оправившемуся от ран, приходится бежать в действующую армию.

Орловы, конечно, были способны на всякое. Но не на такую низость. В то время понятие чести еще значило очень многое. В «Фаворите» драка есть, но не в бильярдной, а на улице, на снегу, и добивать раненого соперника не приходит в голову графу Григорию Орлову. (Вообще-то он к тому времени был князем, но в сериале об этом ни слова; точно так же Алексея, несправедливо отодвинутого на второй план – а он был талантливее старшего брата! – двор звал Алеханом, а в сериале об этом ни слова!)

Русский Гамлет

Как ни странно, самым привлекательным и вызывающим наибольшее сострадание героем оказывается нелюбимый Екатериной наследник трона Павел Петрович. Павел Олегович Табаков совершенно не похож ни на портреты Павла, ни на портреты Петра III, ни на актера Александра Яценко, сыгравшего Петра III в первом сериале, так что игриво настроенный зритель может предположить, что цесаревич в самом деле был зачат от «прекрасного как день» Сергея Салтыкова. Но портретное сходство – последнее, что интересовало Иосифова и Ко.

Зато они слышали, что Павла называли «русским Гамлетом» – и в самом деле, если вы помните сюжет трагедии Шекспира, сходство судеб удивительное, – и что Борис Эйфман поставил балет с таким названием. А возможно, и о том, что когда во время поездки Павла с женой в Вену ему хотели показать «Гамлета», актер (он же директор театра) заявил: «Вы с ума сошли! Что угодно, только не эту пьесу. Тогда будут два Гамлета: один на сцене, другой в ложе!»

Павел раним и совестлив. Императрица берет его с собой в Холмогоры, проведать заточенное там семейство герцога Антона Ульриха (муж Анны Леопольдовны, отец законного императора Ивана VI; Елизавета, совершив переворот, отправила младенца в Шлиссельбург да по безалаберности забыла о нем, и, лишенный нормального общения, он вырос почти что Маугли; Екатерина видела в нем соперника и распорядилась убить). Павел видит ослепшего герцога, его несчастных детей, рожденных уже в Холмогорах, юноше стыдно за бесчеловечный поступок матери, он хлопочет за несчастное семейство, которое давно уже не представляет опасности... Напрасно.

Очень много времени уделено «роману» Павла с очень доступной фрейлиной государыни Софьей Степановной Черторыжской. Императрица поручила фрейлине испытать Павла – способен ли наследник продолжать род. Правда, случилось это не в 1768 году, когда цесаревичу не было и 14 лет, а года два спустя, но что верно, то верно: Павел привязался к своей первой женщине, хотел жениться, бунтовал. Возмущенный жестокостью матери и тем, как она предала отца, он даже наводит на Екатерину пистолет (по накалу страстей этот эпизод – параллель к сцене в спальне Гертруды). И так далее.

В линии Павла видны две цитаты из классики. Одна, когда к нему в библиотеку врываются приятели, Петр и Андрей Разумовские, даже по построению кадра напоминает встречу принца с Розенкранцем и Гильденстерном у Козинцева. Другая – в которой Андрей Разумовский на корабле везет в Петербург невесту Павла принцессу Вильгельмину, и они вскоре оказываются в постели – это же из «Тристана и Изольды»...

В общем, «Бедный, бедный Павел». (Правда, это уже другой фильм, несравненно лучший!)

Апофеоз

В последней серии Екатерину начинают мучить угрызения совести, она исповедуется архиепископу Гавриилу (конечно, он в исполнении Леонида Кулагина суров, справедлив и вообще воплощение всех небесных и земных добродетелей – надо же потрафить РПЦ: зачтется если не на том свете, то на этом – непременно!).

Сняв с души грех, она венчается с Потемкиным и признается, как хотелось ей всю жизнь простого семейного счастья. Ага! Ну ладно, это венчание то ли было, то ли не было, но оставшуюся жизнь Екатерина прожила отнюдь не как верная супруга и добродетельная мать.

И второй, окончательный апофеоз: открытие памятника Петру Великому в 1781 году.

Вне поле зрения остались судьбоносные события того периода :

– попытка Екатерины созвать что-то вроде парламента (Уложенную комиссию). Деятельность этого прообраза Госдумы РФ свелась к спорам, какой титул присвоить императрице. Именно комиссия, а не тайный синклит, как в фильме, постановила именовать ее Великой;

– пугачевский бунт и история с княжной Таракановой. Этих событий авторы просто не рискнули касаться: о первом рассказал в «Русском бунте» Александр Прошин, о втором – Виталий Мельников в «Царской охоте»; Иосифов не рискнул тягаться с этими режиссерами, а Алиев – со «сценаристами»: Пушкиным и Зориным. И правильно поступили;

– просветительская леятельность Екатерины и ее отношение к «вольнодумцам» (Радищев был позже, но Фонвизин и Новиков уже творили).

О том, что сделала Екатерина для России, говорится в финале, закадровым голосом. Все эти заслуги – сущая правда, бывшая София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская стала самым эффективным менеджером в истории России, она «гениально подбирала и расставляла кадры и добивалась неукоснительного исполнения поставленных задач», как сказал бы другой эффективный менеджер, о котором до сих пор ведутся споры.

Но на экране такую Екатерину мы не увидели.

Наверх