Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Рауль Адлас: если скорую помощь будет финансировать Больничная касса, мы рискуем

2
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Рауль Адлас | ФОТО: Mihkel Maripuu

По словам семейного врача Таллиннской скорой помощи Рауля Адласа, нет сомнений, что финансирование здравоохранения надо менять. Но прежде всего, по его словам, необходимо навести порядок в хромающем руководстве и лишь потом углубляться в детали.

Адлас сказал Postimees, что идеи относительно того, как реформировать финансирование медицины, необходимы в любом случае. «Теперь все поняли, что и нынешняя организация системы здравоохранения, и единственная обязательная система страхования больше не способны покрыть эту нагрузку. Таким образом, предлагать общественности и политикам дополнительные меры - правильно», - признал Адлас деятельность министра.

Предложенный вчера Осиновским план предусматривает, что все государственные медицинские расходы будут сосредоточены в Больничной кассе. Таким образом, в Больничную кассу перешли бы все те услуги, которые до сих пор финансировались из госбюджета. В том числе, например, вакцинация и скорая помощь. Последнее потребует ежегодно из госбюджета около 40 миллионов евро.

Сам Осиновский предположил, что, очевидно, больше всего критики вызовет перевод финансирования скорой помощи из-под Департамента здоровья в Больничную кассу, поскольку в 2018 году будут обновлять прежние договоры. “В более принципиальной и широкой дискуссии нуждается вопрос застрахованных против незастрахованных пациентов”, - сказал Осиновский.

У скорой нет такой роскоши, как Больничная касса

Адлас пояснил, что до сих пор скорая помощь финансировалась из госбюджета, поскольку по закону скорая оказывает помощь всем людям, независимо от того, есть ли у человека страхование БК и является ли он вообще жителем Эстонии.

“В этом плане (нынешнее финансированиеред.) более справедливо, поскольку, страховка есть страховка, она занимается только своими застрахованными, а другими людьми занимаются другие источники. И эстонское государство взяло на себя задачу обеспечить общественную услугу под названием скорая помощь”, - сказал он.

По словам Адласа, для поставщика услуг, т.е. для скорой, в широком смысле нет разницы, кто будет покупать услугу, будь то государство напрямую или Больничная касса. “Важно, чтобы услуга, которую государство требует от скорой, была гарантирована”, - сказал он.

Причем, как пояснил Адлас, особенность скорой помощи состоит в том, что, если больницы и семейные врачи могут распределить по времени оказание услуги и поставить пациента в очередь, то скорая не может позволить себе такую роскошь, чтобы сказать: “В этом месяце у нас кончились деньги, пожалуйста, приходите в следующем”.

“Это и есть основная причина, по которой до сих пор скорую помощь финансировало государство, а не Больничная касса”, - отметил Адлас.

Управление здравоохранением хромает

По словам министра Осиновского, вывод финансирования скорой в Больничную кассу был бы выгоден самой скорой помощи. “Бюджет скорой сейчас составляет 40 миллионов и, если там понадобятся дополнительные деньги, придется просить их из госбюджета, конкурируя при этом с другими министерствами, поскольку ни один расход на здравоохранение не вырастет автоматически”, - пояснил вчера министр.

Если же финансирование скорой было бы привязано к социальному налогу, который платится за пенсионеров, по его словам, ежегодно оно росло бы за счет повышения пенсий.

“Я думаю, что эти отдельные компоненты необходимо очень четко проговорить”, - ответил на это Адлас. По его словам, необходимо подумать и о том, какова вообще может быть роль Больничной кассы в будущем – будет ли это одна из нескольких страховок, возникнет ли частное медицинское страхование, сможет ли пациент выбирать и т.д. Само по себе является вопросом, какова может быть роль государства и местных самоуправлений.

“По-моему, руководство эстонским здравоохранением немного хромает. У нас нет четкого представления, кто организует здравоохранение – Больничная касса, Министерство социальных дел или Департамент здравоохранения. Сегодня эти сферы управления конфликтуют между собой”, - сказал Адлас.

“Весь процесс начинается с руководства, а потом уже более детальный вопрос, будет ли оплачивать страховка и экстренную медицинскую помощь или ее будет оплачивать государство напрямую из кошелька налогоплательщика”.

Риски при реформе финансирования

На вопрос, может ли перекладывание финансирования скорой помощи из одного кошелька в другой как-то повлиять на оказание услуги, Адлас ответил: “Там есть свои опасности”.

“Если сейчас мы четко идем одной строкой в госбюджете, и каждый может сказать, что у эстонского государства есть 40 млн евро на то, чтобы обеспечить скорую помощь каждому жителю Эстонии и ее гостю, то если это перейдет в бюджет Больничной кассы, это станет одной из примерно 600 строчек наряду со всеми семейными врачами, больницами, пенсиями и прочим”, - добавил Адлас. Так, по его словам, может возникнуть ситуация, когда у скорой помощи отберут деньги, чтобы потратить их на что-то другое.

Хотя четкого плана пока нет, Адлас двумя руками за то, чтобы была найдена возможность реформировать систему здравоохранения. Причем ее следует реформировать разумно и объяснить, какие вообще источники покрытия существуют и что вообще может финансировать государство, а какие расходы придется нести пациенту.

“Но мы не можем одновременно получить очень хорошее здравоохранение и освободить пациента от абсолютной ответственности за свое здоровье. Эти две вещи не согласуются между собой. Мы далеко не столь богатое государство, чтобы оплачивать все вредные человеческие привычки или наплевательское отношение к своему здоровью на высоком мировом уровне. Это невозможно”, - добавил он.

Наверх