Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

В Эстонии тысячи людей являются носителями опасных заболеваний, при этом не лечатся сами и угрожают другим

2
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Лабораторное исследование. Снимок иллюстративный. | ФОТО: matej kastelic/PhanterMedia/Scanpix

Гепатит С и ВИЧ – те болезни, при упоминании которых люди невольно содрогаются, но думают, что уж их-то это не коснется. Тем не менее, количество больных в Эстонии гораздо выше, чем в среднем по Европе. Более того, за прошлый год зарегистрировано в два раза больше новых случаев заражения СПИДом, чем в 2015-м. А количество больных гепатитом С примерно втрое превышает предполагаемое количество ВИЧ-позитивных. Почему в Эстонии заболеваемость имеет такие масштабы, кто находится в группе риска и как предупредить эти болезни, выясняла «МК-Эстония».

Первый случай заражения ВИЧ-инфекцией был зарегистрирован в Эстонии в 1988 году, после чего в девяностые было выявлено всего менее ста заболевших. Эпидемия ВИЧ пришлась на начало двухтысячных, особенно большой всплеск был в Ида-Вирумаа и в Таллинне. Так, в 2000 году обнаружили 390 случаев заражения ВИЧ, а в 2001-м – уже 1474.

На прошлой неделе стало известно о том, что за год в два раза увеличилось число заболевших СПИДом, то есть людей, которые находятся в конечной фазе ВИЧ-инфекции. Если в 2015 году было зарегистрировано 19 новых случаев, то в 2016-м этот показатель составил уже 41.

Тенденция на увеличение

«Эти показатели и будут расти, потому что у нас очень большое количество наркозависимых, которым поставлен диагноз ВИЧ, но они к врачу не обращаются, не лечатся, и ВИЧ переходит в СПИД, – объясняет врач и политик, борец с наркоманией и СПИДом Нелли Каликова. – Обращаются к врачу при наркозависимости не часто, в основном только те, кто находится на лечении, например, на метадоновом. Остальные употребляют, заражаются, заражают других, заболевают СПИДом и умирают».

Нелли Каликова считает, что большая недоработка государства заключается в том, что охват наркозависимых лечением от наркомании должен быть в четыре–пять раз больше, чем он есть на данный момент.

Она добавляет, что показатели заражения ВИЧ все-таки немного снижаются. В 2015 году было зарегистрировано 270 новых случаев, в 2016-м – 229.

В Таллинне было 132, стало 111 соответственно. В Ида-Вирумаа в 2015 году было 92 случая, а в 2016-м – 89.

«Но это уменьшение незначительное, потому что в целом заражаемость ВИЧ в Эстонии в восемь раз выше, чем в Финляндии. То есть мы говорим о людях, которые считали себя здоровыми, и у них был обнаружен ВИЧ, – отмечает врач. – Проблема в том, что все знают, как защититься от ВИЧ, но не все это делают.  Все знают, что случайные связи – это опасно. А что получается? Был один скандальный случай, когда выявили мужчину, который заражал женщин ВИЧ. Всю ответственность взвалили на него. Это так, но он знакомился с женщинами в баре, имел с ними связь в ту же ночь… О чем думали женщины, вступая в случайную связь и не предохраняясь?».

Со шприцами, по словам Нелли Каликовой, немного проще. Все знают, что шприц должен быть стерильным, индивидуальным, и с наркоманами проведена очень большая работа.

«Наверное, нет такого наркомана, который не знал бы, что колоться надо чистым шприцем. Но соблюдается ли это правило на самом деле, я не уверена. Органы здравоохранения еще в середине прошлого года фактически прикрыли наш стационарный пункт обмена шприцев, который в месяц обменивал до 12 000 штук. Сейчас мы проводим уличную работу, но производительность понизилась в четыре-пять раз», – утверждает Каликова.

Казалось бы, все эти тысячи шприцев, которые не смогли быть обменены в стационарном центре, должны быть обменены в том центре, который работает, что там посещаемость должна увеличиться в три-четыре раза. Но, обращает внимание Каликова, ничего подобного не происходит.

«Наркоман не пойдет в новое место бороться за свое здоровье, он и так уже его погубил. Так что он будет колоться тем, что есть, – поясняет врач. – Это группа риска, и с ней надо лучше работать».

Где наркотики, там вирус

Елена Антонова, член правления Эстонской сети людей, живущих с ВИЧ, а также менеджер по связи с лечением этой организации, как никто другой знакома с проблемой, ведь не только уже пять лет помогает людям, у которых выявили болезнь, но и сама много лет живет с диагнозом ВИЧ.

Сейчас Елене 46, она проживает в Ида-Вирумаа и свой ВИЧ-позитивный статус не скрывает. Как и многие инфицированные, женщина заразилась, употребляя наркотики внутривенно.

«С ВИЧ я живу с 2002 года. Во всяком случае, в том году я узнала о своем диагнозе. В свое время я употребляла наркотики и, как следствие этого, попала в тюрьму. Там у меня взяли все анализы и сообщили, что я больна. Как раз была вспышка, когда наркоманы в Эстонии заражались ВИЧ, – рассказывает Елена. – Тогда я жила и ни о чем не думала. Я слышала о том, что кто-то заражался, но нам ведь всегда кажется, что это не про нас.  А зависимые люди вообще безответственно ко всему относятся, тогда я об этой опасности не задумывалась».

На сегодняшний день Елена Антонова уже девять лет не употребляет никаких наркотиков и получает АРВ-терапию. У нее есть работа и стабильные отношения. Любимый мужчина знает о диагнозе и воспринимает его спокойно.

«Не знаю, почему, но меня бог миловал от сильной дискриминации. Даже когда я устраивалась на работу, я не утаила свой статус, в котором, вообще-то, могла и не признаваться, и была принята.

Я знаю, что, к сожалению, это не всегда работает.  Общество у нас еще не готово, хотя каждый человек в поле зрения имеет какую-то историю, какого-то знакомого, который живет с ВИЧ», – говорит Елена.

Она принимает АРВ-терапию уже в течение восьми лет. У нее нулевая вирусная нагрузка и хороший иммунитет.

Читайте статью целиком на mke.ee.

Наверх