Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Политолог: хорошо бы китайцы устроили в Пхеньяне дворцовый переворот!

2
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Ким Чен Ын в репортаже северокорейского ТВ. | ФОТО: /AP

Вокруг Северной Кореи идет игра в труса, и никто не хочет отступать, а ведь расхлебывать ситуацию в случае чего придется всему миру, пишет политолог Ристо Киви для портала Rus.Postimees.

То, что сейчас происходит вокруг Северной Кореи,  по горькой иронии напоминает Карибский кризис 1962 года (он же Кубинский ракетный кризис). Тогда советский флот приблизился к Кубе, которая находилась в блокаде США, чтобы любой ценой доставить на остров дополнительные части к уже размещенной там советской ракетной системе. Мир в октябре 1962 года был неимоверно близок к ядерной войне. По мере того, как сокращалось расстояние между флотами, международное напряжение росло. Одним словом, это была игра на нервах.

В конце концов решение было найдено. Советский Союз убрал свои ракеты с Кубы. США, в свою очередь, убрали свои ракеты из Турции и Италии и гарантировали, что больше не будут пытаться свергнуть режим Фиделя Кастро в Гаване с помощью силы (его брат Рауль Кастро до сих пор у власти).

В теории игр такую ситуацию называют игрой в труса. Игра идет (по одной из версий) следующим образом. Два крутых чувака в крутых тачках мчатся друг на друга по шоссе на полной скорости. Тот, кто свернет, – трус. Если оба не свернут, оба будут... крутыми чуваками. И рыдающие подруги станут носить на их могилы охапки цветов. К счастью, на свете еще немало трусов, которые в какой-то момент сворачивают, потому что одумываются. Или потому что пугаются смерти.

С начала ядерного века «большие люди» избегали, или по крайней мере пытались избегать, сражений в песочнице. Всегда находилось рациональное решение (иначе нас бы уже не было).

К сожалению, если говорить о нынешнем корейском кризисе, ситуация слишком запутанная. Игроков куда больше двух, а вместо одной дороги – перекресток, по которому ездят в разных направлениях.

Что за игра идет в Корее?

Извращенно-рациональная политика

В некотором смысле всё вроде бы просто. После закончившейся в 1953 году перемирием войны на юге полуострова было построено одно из самых успешных и развитых государств мира. На севере в то же самое время под руководство династии Кимов был построен крупнейший в мире концлагерь, обитатели которого, люди с промытыми мозгами, прозябают на грани голодной смерти (миллионы уже умерли от голода). Мировая общественность во главе с заинтересованными странами (США, Китай, Россия) давно должны были бы ликвидировать эдакий дурдом.

По какой-то причине этого не случилось. Напряженность лишь возрастала. С одной стороны, возрастала она благодаря династии Кимов, которые для усиления своей внутренне- и внешнеполитической позиции создали ядерную и ракетную программы. Их политика в своем роде, пусть и в извращенной форме, достаточно рациональна. В случае, если режим будет свергнут, северокорейскую элиту ждет темное будущее.

С другой стороны, супердержавы вместо того, чтобы урегулировать ситуацию в зародыше, вели каждая свою политику, исходящую из собственных частных интересов. Что в итоге означало, что никто не хотел решать проблему, потому что варианта, который удовлетворил бы всех, могло и не быть.

Во-первых, следует учитывать, что объединение двух Корей по образцу объединения двух ГДР и ФРГ – это решение кажется самым логичным – было бы весьма сложно чисто технически, намного сложнее, чем достаточно сложно проходившее объединение двух Германий.

Во-вторых, автоматически возникает вопрос о геополитическом статусе объединенной Кореи. На первый взгляд разумнее всего было бы создать объединенную Корею, которая была бы нейтральной и сравнительно демилитаризованной – и обладала бы войсками только для самообороны. Это, однако, никого не устраивает. Вашингтон потерял бы оправдание массовому военному присутствию на полуострове, которое, учитывая соперничество с Китаем, архиважно стратегически. Пекин, напротив, потерял бы уверенность в том, что демократическая и по существу прозападная объединенная Корея не станет в конечном итоге союзником США.

Эта невыносимая КНДР

Корейцам подобный статус в идеале мог бы даже и понравиться, но только в идеале: исторический опыт показывает, что судьба таких буферных государств в долгосрочной перспективе по большей части очень даже печальна. К тому же корейцы – слишком сильный и гордый народ, чтобы смириться со статусом «нейтральной зоны». В то же время они слишком слабы, чтобы самостоятельно гарантировать себе безопасность и нейтралитет. Кроме того, именно жители Южной Кореи в случае объединения должны будут взять на себя львиную долю астрономических расходов.

Для Токио важно, чтобы Корея была с японцами в одной лодке и стала буферной зоной между Страной восходящего солнца и Поднебесной. Объединенная Корея может таковой и не стать: лучше пусть такой будет хотя бы половина. Для Москвы, в свою очередь, существование корейской проблемы означает возможность участвовать в делах региона. Если проблема исчезнет, Россия потеряет там свое влияние.

Одним словом, ситуация патовая. Используя такое положение дел, Пхеньян энергично развивал свою ядерную и ракетную программу. Не обращая внимания на решение Совбеза ООН, которые обязательны для всех государств (хотя кое-кто их систематически нарушает).

Положение становится невыносимым. В первую очередь, конечно, для южных корейцев и японцев, чьим жизням и здоровью Ким Чен Ын напрямую угрожает оружие массового уничтожения.

Но и для Вашингтона – тоже, ведь деятельность Пхеньяна напрямую бьет по престижу Америки. И – вдобавок – по ее реальным интересам, потому что чем сильнее в военном отношении становится Корейская Народная Демократическая Республика, тем сложнее держать тамошний режим в узде.

Ключевой игрок – Китай

Поэтому не стоит удивляться тому, что, по словам вице-президента США Майка Пенса, стратегическое терпение Вашингтона начинает подходить к концу. Президент Дональд Трамп явно взял во внешней политике весьма силовой курс, чтобы доказать американцам и всему миру, что он не просто шоумен, но настоящий государственный муж. Воинственной риторикой США не ограничиваются, они подтягивают в регион войска, к полуострову движется флагман военного флота авианосец «Карл Винсон». И Китай, и Россия также повысили боеготовность.

Поскольку президент Трамп поднял ставки весьма высоко, уйти с поля боя, не потеряв лица, ему очень трудно. В то же время ясно, что в какой-то мере Ким Чен Ыну придется умерить амбиции, угрожающие как региону, так и всему миру. Прежние сравнительно мягкие способы давления результатов не дали.

Было бы проще всего, если бы Пекин организовал в Пхеньяне дворцовый переворот, в результате которого к власти пришел бы более разумный человек, отказавшийся от оружия массового уничтожения и осуществивший хоть какие-то реформы.

Нынешнее воинственное поведение Соединенных Штатов должно именно что оказать давление на КНР – начинать настоящую войну Вашингтон вряд ли хочет.

Увы, непонятно, может ли Пекин вообще влиять на то, что происходит в Пхеньяне. Точно так же неясно, хочет ли он это делать, ведь в каком-то смысле КНР выгодно отвлекать Трампа проблемами, которые ему сложно решить. Трамп, в свой черед, не может позволить себе остаться «трусом».

Будем надеяться, что какое-нибудь решение нынешнего кризиса все-таки будет найдено – и позволит участникам игры отступить, не празднуя труса. Однако проблема Кореи, скорее всего, останется.

Наверх