Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Веб-констебль: издевательства в школе превратились в унижение на глазах у тысяч людей

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Из исследования PISA выяснилось, что пятая часть эстонских школьников в возрасте 15 лет подвергалась эмоциональному насилию. | ФОТО: Лаури Кульпсоо

Член правления Объединения школьных психологов Эстонии и психолог Пыльсамааской общей гимназии Кармен Майкалу, комментируя представленное вчера исследование PISA, признала, что чаще всего в нашей стране можно встретить моральное насилие, а проблемой современности стало унижение в Интернете. Последнее подтвердила и веб-констебль Маарья Пунак, по словам которой, Сеть предоставляет все больше возможностей для притеснения и унижения.

Из исследования PISA, опубликованного вчера ОЭСР, выяснилось, что 90,7 процента принимавших участие в исследовании 15-летних школьников Эстонии довольны своей жизнью. В то же время оказалось, что пятая часть учеников подвергалась издевательствам в школе, и десять процентов из них часто оказываются в положении униженного.

В основной школе молодые люди привыкли, прежде всего, к словесным унижениям: чаще всего школьники признавались, что одноклассники их высмеивают. Кроме того, отмечалось, что практикуется распространение сплетен, или ребят не берут в компанию сверстников. Физическое унижение осталось на заднем плане.

«Такого психологического насилия, унижения на эмоциональном уровне, на самом деле, много. И одна из современных форм такого прессинга – унижение в Интернете»,- сказала Майкалу, которая 17 лет отработала школьным психологом.

«Основное все же то, что кто-то говорит ребенку плохое, его игнорируют или о нем говорят за его спиной», - сказала она, опираясь на свой опыт. Изменился способ распространения слухов: «Современные сплетни больше не такие, что о человеке говорят на улице, или с глазу на глаз, они очень быстро распространяются в социальных сетях».

Соцсети делает свидетелями унижения очень многих людей

То, что унижение в большей степени «переехало» в Интернет, подтвердила и веб-констебль Маарья Пунак. По сравнению с обычным унижением, виртуальный прессинг, по ее словам, дает намного больше возможностей: это можно сделать проще, быстрее и в больших масштабах. «Если прежде школьные унижения были, например, такими, что ребенка третировали в маленькой школе, то теперь все это выглядит так: делается смешная фотография, добавляется хлесткая подпись и публикуется в группе, в которой состоит 10 000 человек», - объяснила она.

«Таким образом, чувство стыда оказывается намного сильнее», - сказала она, отметив, что такое публичное унижение ребенок, конечно же, принимает к сердцу еще больше.

По словам Пунак, к веб-констеблю, в любом случае, обращаются молодые люди или их друзья. Родители спрашивают, как помочь ребенку, если он станет жертвой виртуального унижения. Для полиции в этом вопросе лучшим партнером являются школы, которые осмелятся пригласить полицейского по работе с молодежью или веб-констебля, чтобы они поговорили с детьми о том, как предотвратить унижение: «Важно, чтобы ребенок осмелился попросить о помощи, а родители и учителя знали, как ее предложить».

То же самое сказала и школьный психолог Кармен Майкалу: роль родителя в жизни ребенка очень важна. Чтобы у родителей были хорошие и доверительные отношения с ребенком, а тот не боялся рассказать им о своих проблемах.

Ребенок не должен оставаться один со своими проблемами

«Я часто сталкиваюсь с тем, что ребенок остается один на один со своими проблемами и у него не оказывается взрослого, которому он доверяет, с которым он мог бы поговорить о своих бедах. Ему говорят, чтобы он не жаловался, или называют происходящее мелочью. Но взрослый человек должен понимать, что ребенок не должен сам справляться с унижением. Такие случаи решает не ребенок, а взрослый», - сказала она.

В качестве положительного примера, Майкалу привела различные программы, направленные против унижения: «Хорошие школы, например, присоединились к программе Свободная от унижения школа и успешно ее применяют».

И ОЭСР считает положительным, что в эстонских школах применяется разработанная в Финляндии программа, направленная против унижения. Ежевесенние опросы учеников показывают, что программа на самом деле работает, поскольку количество ребят, оказывающихся под прессингом в тех школах, где используют соответствующие меры, снижается.

Исполнительный руководитель SA Kiusamisvaba Kool Трийн Тоомесаар признала, что в школах уделено достаточно внимания физическому насилию: «Это нечто такое, что нам проще объяснить как детям, так и взрослым – драться нельзя. А как объяснить отторжение, распространение сплетен или унижение в киберпространстве? И в классе проще ввести правило, что драться нельзя, но как ты введешь в классе правило, что никого нельзя выгонять из компании? Это более скрытое от взрослых унижение, поэтому его сложнее всего обнаружить».

Для того чтобы унижение уменьшилось в школах, по словам Тоомесаар, нужно проводить постоянную работу: «За ней должно стоять постоянно увеличение ценности человека, и каждый ученик должен знать, что он не останется со своими проблемами один в школе. Свой вклад в предотвращение унижения должно внести все общество, а также родители».

И хотя программа предназначена для учеников до шестого класса, Томмесаар, которая сама работает учителем, уверена, что ценность человека нужно поддерживать в ребенке с раннего возраста. Но она все же не исключает возможность, что программа в будущем распространится и на старшие классы основной школы, как это сделано сейчас в Финляндии.

Сейчас данную программу используют в 36 школах по всей Эстонии, в будущем году количество присоединившихся должно увеличиться до 47. Программа включает в себя как профилактическую работу, так и модели решения случаев унижения. В работе задействован персонал школы, ученики и родители.

На седьмые-девятые классы направлена работа основанного в 2000 году MTÜ noorteühing TORE, которое работает по примеру финской программы школьного движения Союза Маннергейма. Сейчас она применяется в 45 школах, и ее идея основана на том, что опорные ученики, друзья и одноклассники своих сверстников, распространяют, в числе прочего, осуждение морального и физического насилия.

Школьных психологов не хватает

Майкалу подчеркнула, что каждое унижение – это насилие: «Если же мы посмотрим, что происходит у нас в обществе и в семьях – мы же много говорим о насилии в семьях и в близких отношениях – то нет смысла удивляться, откуда дети берут пример жестокого поведения. Обычно это отражение того, что происходит в обществе и в семьях».

Она добавила, что дети – это часть общества, и мы не можем показывать на них пальцем и просить их вести себя нормально, если сами взрослые этого не делают.

Если у ребенка нет возможности обратиться к кому-то из близких, у него должна быть возможность поговорить со школьным психологом. Но тут Майкалу указала на еще одну проблему: «По закону, услуга психолога должна оказываться в каждой школе, но реальность такова, что в большинстве школ такой возможности нет».

Прошлогодний аудит Госконтроля показал, что во многих образовательных учреждениях нет необходимых специалистов, которые знали бы проблемы, в том числе, умели заметить душевные нарушения и могли помочь ребенку. Например, в 2015/2016 учебном году педагоги-специалисты или школьные психологи были менее, чем в трети учебных заведений.

Как Тоомесаар, так и Майкале отметили, что о школьном унижении ничего нового и удивительного они в исследовании не узнали – и прежние международные исследования показывали примерно тот же самый результат.

Наверх