Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Полина Копылова. Проснулся ли русскоязычный избиратель?

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Полина Копылова. | ФОТО: архив автора

В этом году участие в финских муниципальных выборах местных русских воспринималось диаспорой на совершенно ином уровне, пишет специально для Rus.Postimees Полина Копылова, финская русская, баллотировавшаяся по списку Зеленых.

Когда я по приглашению партии Зеленых в последний момент приняла решение участвовать в недавних муниципальных выборах, я мысленно перебрала все возможные неприятности, которые могли за этим решением воспоследовать.

Признаем честно: по большей части источником неприятностей могло стать мое происхождение. Моя «русскость» интересовала партию с той точки зрения, что она привлекательна для избирателей – на этот счет мы сошлись сразу и без возражений. Но при этом мы констатировали, что для русскоязычного избирателя Зеленые – партия отнюдь не самая привлекательная, если он вообще соберется голосовать.

Бытующее среди русскоязычных жителей Финляндии общее критическое отношение к политике известно – как и его причины. Из них главная – то, что нынешние избиратели выезжали в свое время за рубеж, потому что на родине политика обслуживала элиту, тогда как остальные вынуждены были выживать, кто как умеет. Добровольный отъезд за границу русскоязычный человек рассматривает как способ выживания, к которому он прибегает больше ради детей, чем ради себя.

Поэтому от политики своей новой родины он ждет прежде всего двух вещей: (а) чтобы политика не мешала ему жить и (б) чтобы от политики была какая-то очень конкретная, непосредственно ощутимая им польза вроде налоговых льгот.

В остальном политика интересует его не слишком. Природа в городе? Городская культура? Пищевые продукты местного производства? Велосипеды? Не слышали. Бесплатные детские сады? А деньги откуда? Опять налоги повышать будете?

Из-за этого – признаюсь честно – я поначалу ждала от потенциальных избирателей не самой позитивной реакции, а именно – подколок и троллинга, которых с избытком хватало на предыдущих выборах. Так что если я получу хотя бы один голос, шутила я, я точно буду знать, чей он.

Однако оказалось, что tempora, как, впрочем, и mores  изменились. И хотя из всех 164 русскоязычных, баллотировавшихся по Финляндии, в муниципальные советы прошли только четыре человека, диаспора принимала своих кандидатов куда теплее, чем раньше – и, главное, отнеслась к ним намного серьезнее.

Если на прошлых муниципальных выборах они еще были, что называется, ни пришей ни пристегни и нередко их обвиняли в желании подзаработать за счет политики, в этот раз было ощущение, что – вот они, НАШИ кандидаты.

Лично я столкнулась только с парой троллей, и то – один из них сидел аж в Америке. Зато поддержки, одобрения и искреннего интереса было много – и в Сети, и на дебатах. Люди спрашивали, чтобы получить ответ, а не чтобы срезать кандидата. Они делились мнениями и наблюдениями по поводу повседневных проблем и предлагали решения, а не жаловались и не просили о помощи, как это постоянно происходило на дебатах в предыдущие годы.

Явным было стремление ощутить некий общий дух – и это было неожиданно. Выборы воспринимались диаспорой на совершенно ином уровне. Я поняла это, прочитав пост избирателя, где он обосновывал, почему проголосует за моего (тоже русского) конкурента, а не за меня: причина была идеологической, я представляла «не ту» партию. На прошлых муниципальных выборах и даже на парламентских выборах 2015 года мне не попадалось ни одной подобной дискуссии на политические темы.

Так что, получается, мы, русскоязычные избиратели, потихоньку просыпаемся с осознанием того, что среди нас появились политики, готовые стоять за наши интересы как часть интересов всего финского общества. Подчеркиваю: как часть общих интересов, а не отдельное направление в политике.

Формальный ответ, конечно, даст Статистический центр, который подсчитает хотя бы общий процент голосования среди избирателей иностранного происхождения. Однако цифры не передают атмосферы. А по атмосфере это были лучшие выборы за все последнее время, и подобный настрой стоит сохранить: ведь голосовать нам придется и в 2018, и в 2019 годах.

Наверх