Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Кленский: памятник использовали в своих интересах даже дозоровцы

4
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
  • Апрель 2007 года будут помнить все, уверен экс-глава "Ночного дозора"
  • Даже среди «дозоровцев» были те, кто использовал памятник в своих интересах
  • Кленский бы снял перед Ансипом шляпу, если бы тот договорился с общественностью

«Действия тогдашнего правительства Урве Пало сейчас называет ошибкой. Я считаю это лицемерием. Бронзовая ночь – это самая настоящая провокация», - утверждает Димитрий Кленский, в прошлом один из лидеров «Ночного дозора».

Смотрите видео!

– Оглядываясь назад, как вы оцениваете события десятилетней давности?

– Точно так же, как и десять лет назад. Бронзовая ночь – это черное пятно в истории Эстонии, настоящая провокация. Жаль, что я не доживу до того времени, когда будет обнародован анализ рисков, предоставленный Полицией безопасности правительству. Это дело рук кого угодно, только не участников защиты памятника Солдату-освободителю. У нас есть очень много косвенных доказательств того, что это было инспирировано правительством специально, чтобы потом обвинить защитников памятника в мародерстве и организации беспорядков, что, кстати, судом было полностью опровергнуто. Мы никакого отношения к этому не имели.

– Начала ли затягиваться трещина, расколовшая эстонцев и русских в 2007 году?

– Мне кажется, что время берет свое. Во-вторых, ставка сделана на молодежь. Когда западная общественность, да и Россия тоже, достаточно флегматично относится к защите русскоязычного населения, дискриминацию которого признает даже Фонд Открытой Эстонии, молодежь вынуждена приспосабливаться к предложенным условиям. Бороться бесполезно. Жалкие остатки русских политических сил были подавлены десять лет назад. А "Русская школа Эстонии" хоть и существует как политическая организация, но больше на бумаге. Власти добились своего.

Эстонцы помнят события Юрьевой ночи 14 века, а почему мы не должны помнить апрель 2007-го? Его будут помнить все, потому что это было неправедное, несправедливое дело. Когда Урве Пало говорит, что надо было договариваться, найти общий язык, то я с ней согласен теоретически. Если бы Ансип добился того, чтобы русская общественность дала добро на перенос памятника, то я бы даже (при всем моем отрицательном отношении к Ансипу) снял перед ним шляпу. Но он не захотел идти по этому трудному пути – благородному и честному. Ему захотелось поставить на место русское население, да еще и отобрать голоса у эстонских националистов. И ему это удалось. Реформисты выиграли выборы и продолжали править страной.

Так что за всем этим стоит не нравственная сторона дела и даже не исторический момент, а именно политическое противостояние. Мы хотим, чтобы оно заросло, но увы…

–  Каково пришлось бронзовой четверке, которую пытались обвинить в организации беспорядков? Что дала вам победа в суде?

– Я сам по себе отошел от «Ночного дозора» уже летом 2007 года, потому что оставшиеся активисты не захотели поднять сопротивление на более высокий уровень. Не вижу, чтобы кто-то из представителей четверки жил плохо, каждый сделал свою карьеру, кроме Марка Сирыка. Его вот откровенно жаль, потому что вообще непонятно, каким боком он был связан с бронзовой ночью. Это жестокость и дикость – заболевшего человека снять с выпускных экзаменов в гимназии! Во вторую ночь я видел жестокое обращение не только с русскими: видел, как связали руки группе эстонцев на Вышгороде, как резиновая пуля пролетела рядом с немецкой туристкой...

Думаю, что кто-то извлек из этих событий свою выгоду. Даже в «Ночном дозоре» были люди, которые использовали участие в защите памятника в своих бизнес-интересах. В целом, народ был подавлен, и ничего хорошего в этом нет.

Наверх