Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Максим Рева: испортить жизнь человеку КаПо умеет

10
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Максим Рева был одним из четверых жителей Эстонии, которого обвинили в организации массовых беспорядков при переносе Бронзового солдата. Эстонский суд оправдал всех четверых. | ФОТО: Лийс Трейманн

В эти дни в Эстонии вспоминают события десятилетней давности, когда во многих городах страны, а особенно в Таллинне, прокатилась волна акций протеста против переноса монумента Воину-освободителю из центра столицы. В те дни еще никто не знал, во что выльется полицейско-политическая операция на холме Тынисмяги. Не знали об этом и активисты движения «Ночной дозор», четверо из которых - Димитрий Кленский, Дмитрий Линтер, Максим Рева и Марк Сирык - попадут под следствие, трое из них окажутся за решеткой, все вместе будут отданы под суд и… оправданы. Как сложилась их жизнь? Об этом мы расспросили Максима Реву, который сейчас, как и Дмитрий Линтер, и Марк Сирык, проживает в России.

- Насколько сильно изменилась ваша жизнь за эти годы? Чем вы сейчас занимаетесь?

- Жизнь меняется, как только за спиной человека закрывается тюремная дверь. А если при этом она закрывается по причине ваших убеждений, то жизнь  не просто меняется - меняетесь вы сами. Вы становитесь перед выбором: предать самого себя, выскочить из этой клетки и все забыть как страшный сон или же бороться, даже если весь мир против вас. Я выбрал бороться.

После тюрьмы распалась моя семья, но появился надежный друг. Возможно, дочка мне когда-нибудь и припомнит обыски и арест отца в ее детстве, но пока я горжусь ею. Думаю  испытания, посланные нам десять лет назад, укрепили ее дух. Если о чем-то и могу жалеть, так это об испорченном зрении, которое теперь не позволяет мне много работать и читать, но современные технологии здорово выручают.

Не могу сказать что к сожалению, но все-таки не по своей воле мне пришлось переехать в Россию. Поначалу было трудно, Россия значительно отличается от Эстонии. Но сейчас я считаю себя россиянином.  Именно в тюрьме созрело решение получить российское гражданство и связать свою жизнь и судьбу с Россией.

Я индивидуальный предприниматель, занимаюсь консалтингом в области финансов и политических технологий.  Продолжаю заниматься общественной деятельностью, помогаю соотечественникам из Прибалтики в России. Часто приезжаю в Эстонию, являюсь комендантом почетного караула «Бронзового солдата».

- Насколько сильным было давление властей после оправдательного приговора, в чем это заключалось?

- Испортить жизнь человеку КаПо умеет: самый действенный механизм - это звонки работодателям или бизнес-партнерам, после чего,  вы же сами понимаете, нет ни работы, ни бизнеса. Ну, и так как нет возможности заработать, приходится уезжать.

- Вы довольны своей сегодняшней жизнью?

- Да. Мне нравится время, в котором мы живем. Оно очень революционное, быстро меняются технологии, трансформируется общество. То, что еще пять лет назад считалось фантастикой, сейчас реальность. Но, к сожалению, эти трансформации не обходятся без конфликтов, иногда очень кровавых. И все же - «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые»

- Поддерживаете ли вы контакт с другими участниками так называемой бронзовой четверки?

- С Димой Линтером видимся постоянно, когда я приезжаю в Москву. С Димитрием Кирилловичем Кленским - наверное, раз в год, и очень редко - с Марком Сирыком.

- Как вы считаете, все ли тогда было сделано правильно? Что бы вы сделали по-другому?

- Учитывая тогдашний опыт политической борьбы членов «Ночного Дозора», мы сделали по максимуму - все, что могли. Сейчас же, учитывая приобретенный опыт и сложившуюся современную  ситуацию... Впрочем, давайте не будем, как это было бы сейчас. Я желаю мира Эстонии и надеюсь, что эстонские власти сделали выводы из событий десятилетней давности. Тем более, если мы посмотрим на так и не изменившийся за десять лет сквер на Тынисмяги: власть до сих пор боится этого места и того, что она творила.

- Кто выиграл, а кто проиграл в этой истории?

- Однозначно выиграл Ансип. Он превосходно воспользовался ситуацией, и из проходного премьер-министра стал самым долго сидящим в премьерском кресле политиком в современной Эстонии. Выиграло и русское население, сохранив свою гордость и честь, сказав свое «нет» и объединившись вокруг памятника, а после его демонтажа, ощутив единую  общность.

Проиграло же эстонское общество, в котором сохранился разлом между русскими и эстонцами, что значительно тормозит его развитие и развитие Эстонии в целом. Впрочем,  события бронзовой ночи не только являются причиной этого разлома, но и следствием более глубоких проблем, заложенных в основание эстонского государства. Я говорю о националистической сути государства, что является анахронизмом первой половины 20 века.

- Давление властей продолжается и сейчас: мы все знаем про обыски на границе, которым подвергают всех, кто связан с «ночами» или участвует в сегодняшней работе "Соотечественников". Повергаетесь ли вы таким же проверкам и слежке во время нахождения в Эстонии? Как вы считаете, для чего это делается и как вы намерены с этим бороться?

- Эстонские власти ведут себя странно и глупо: с одной стороны, они действительно продолжают давление, особенно на тех активистов, правозащитников и журналистов, которые в Эстонии высказывают иное мнение по истории и политике, чем принято официально. С другой, это давление не способно задавить движение, направленное на искоренение националистической сути государства и созданных этим государством нарушений прав человека и национальных меньшинств. При этом правильнее было бы привести Эстонию к стандартам современного мультикультурного и мультинационального европейского  государства.

Меня тоже досматривают на границе. Слежка? Не знаю, перестал на это обращать внимание - скучно и неинтересно. У меня и без них много в жизни приключений и ярких переживаний. Бороться на том уровне, на котором это происходит сейчас, - только в пустую тратить время и деньги. Если же давление усилится, то и противостояние ему, возможно, станет обоснованным. Тогда и посмотрим.

Наверх