Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Иван Макаров: может, власти Таллинна дадут орден Башару Асаду?

12
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
ФОТО: Erik Prozes

Распространению эстонского языка в Эстонии особенно активно препятствуют некоторые деятели, которые с помощью госязыка сделали хорошую карьеру, пишет на портале Postimees колумнист Иван Макаров.

Как-то раз я зашел в тапаский магазин «Grossi» и стоял в длинной очереди, когда случайно услышал один диалог. Кассирша, пожилая эстонская дама, лаконично спросила у покупательницы, своей ровесницы: «Kliendikaart?» «Чего?» – испугалась державшая кошелек в руках бабуля. «Клиента карта», – повторила кассирша. «Нет, нету», – вздохнула русскоязычная старушка...

А я вспомнил сцену из культовой советской комедии «Бриллиантовая рука», в которой попавший за границу «руссо туристо, облико морале» в исполнении Андрея Миронова с удовольствием шлепается на землю у дверей контрабандистов и говорит пароль: «Черт побери!» Ноль реакции. Миронов повторяет процедуру, но мужчины глядят на него, как бараны на новые ворота. Тогда турист не без напряжения произносит пароль так, как произнесли бы его американцы в фильмах о России: «Шьорт побьери!» И его наконец-то понимают.

Иные люди, прожившие тут всю жизнь, не понимают даже эстонских слов, которые звучат похоже на русские. Сам Владимир Путин в одном своем выступлении сказал, что язык страны проживания все-таки нужно знать, «ведь даже медведя можно научить ездить на велосипеде».

Когда я пустил запись этого выступления в эфир эстонской радиостанции, мои эстонские коллеги впали в эйфорию, однако попросили – почти шепотом и оглядываясь через плечо – чтобы я ни в коем случае не пускал его в русский эфир... Когда я ответил, что уже это сделал, потому что иначе какой смысл, меня спросили, не боюсь ли я. Я сказал, что не боюсь – пусть Путин боится, это же он сказал.

Местные шовинистические ячейки «русского мира» постоянно пытаются нападать на поддерживающее эстонский язык эстонское государство, подают жалобы в суды, сеют раздор своими речами и поносят нашу страну везде, где только могут. Кошмар для них – ситуация, когда все русские поймут, что именно происходит в стране их проживания, без того, чтобы резиденты Кремля эту «правду» для них отбирали, переводили и трактовали. Идеал – это как раз бабуля, которая смотрит только ПБК и не понимает ни слова по-эстонски, потому что хоть немного прозревший русскоязычный человек – это уже не их клиент и от них не зависит.

Распространению эстонского языка в Эстонии препятствуют активно некоторые деятели, которые сами при помощи госязыка сделали неплохую карьеру. Но даже Яна Тоом, которая столь старательно и очень вовремя преподнесла «националистическому» Союзу женщин Эстонии подарок, не побоялась выучить «вымирающий язык», потому что цель оправдывает средства: без эстонского языка и гражданства ЭР в Европарламенте было бы на одного представителя РФ меньше.

Конкурировать с эстонцами в Эстонии легче, если монополизировать русскоязычного избирателя. А чем хуже избиратель знает эстонский, тем больше недоверие и предрассудков в отношении эстонцев можно посеять в их души – и запрячь в них свой мандат, как в бурлаков на Волге.

«Защита русского языка» – это, по сути, борьба с изучением языка эстонского. Гигантская Россия – наш ближний сосед, русский распространен по всему миру, его слышно повсюду. Какие опасности могут ему грозить, если люди смотрят российский телеканалы, читают русские книги и газеты, сидят в Рунете, слушают русские песни и говорят по-русски в школе, дома, на работе и в моменты отдыха?

С тем, что многие русские не владеют эстонским, ничего не сделаешь, Эстония по факту – двуязычное государство, русским здесь можно обойтись повсюду – и на приеме у врача, и в банке, в магазине, и в госучреждении, и в СМИ... К счастью, среди русской молодежи всё больше тех, кто говорит по-эстонски с удовольствием и не смотрит на тебя осуждающе. На человеке будто бы стоит знак качества. То же самое можно сказать об эстонцах, которые оказывают русскоязычную помощь попавшим в затруднительное положение близким.

Владение эстонским само по себе не означает лояльности, та же Яна Тоом использует эстонский язык и эстонское имя, как и Исаев – Штирлиц, в тылу врага. И все-таки госязык дает благожелательным людям возможности адекватно понимать то, что вокруг них происходит, они могут делать выбор этически более осознанно – и более компетентно.

А пока что чем ближе выборы, тем больше мы будем видеть попыток заискивать перед избирателями, которые поддерживают политику большого недружественного государства. Заявления советского крыла Центристской партии на девятое мая и «указывание на место» Юри Ратасу, награждение властями Таллинна поносящей Эстонию кремлевской шестерки – это, видимо, только начало. Почему бы им не дать свой глиняный орден, например, Башару Асаду, тем более, что в отличие от Алексея Семенова сирийский друг Тоом и Путина не осужден в суде за распространение лжи и клеветы... Но, может, они это еще сделают, только дайте срок: как говорили на поминках в одном прекрасном эстонском кино: «Куда же вы, господин Ууспыльд, праздник только начинается!»

Перевод с эстонского.

Наверх