Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Таави Минник: в политике Эстонии – время нарциссов

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Нарцисс. Из средневековой рукописи. | ФОТО: wikimedia.com

И не только Эстонии: в скучные времена задают тон серые, скучные люди, которые часто еще и влюблены в себя без меры, считает журналист Postimees.

В последние годы кто-нибудь у нас время от времени изумлялся: чего это в эстонской политике задают тон сравнительно серые типы? Ну или бройлеры – как хотите. На деле мужчины и женщины без свойств (я лично это выражение не использую, уровень среднего политика в демократических государствах задает уровень среднего избирателя) задают тон в мировой политике уже четверть века. А почему? Потому что такие настали времена. Стабильные, достаточно хорошие и скорее скучные.

В критические моменты требуется, конечно, руководитель совсем из другого теста. Более уверенный в себе, при необходимости – с железным кулаком. Понятно, что в демократических обществах имеет место готовность к компромиссу и поиск договоренностей между разными политическими силами (такое случалось и в нашей истории, скажем, с Константином Пятсом в 1918 году). Но, опять-таки, какие времена, такие и вожди.

XXI веку свойствен нарциссизм, который, если сравнить нашу эпоху с прошлыми, принял масштабы эпидемии. Никогда ранее в мировой истории и жизни западного человека нарциссизм не играл столь большой роли. Ничего похожего не было, например, в годы, когда свои трактаты писал Фрейд, отец психоанализа. Тогда основными неврозами были все-таки фобии и истерии.

Вообще говоря, в любви к себе и оценке собственных достижений нет ничего плохого. Напротив, это очень здоровое и нужное в жизни явление. Так, Уинстон Черчилль писал когда-то, что он не скромен, потому что ему есть чем хвастаться.

Однако нарциссизм – это нечто совсем другое: нарцисс уделяет своей персоне непропорционально большое внимание. Нарциссы восторгаются сами себе, и хотя подобные люди умудряются внушать, что они всемогущи и в других не нуждаются, на деле они полностью зависимы от тех, кто обязан поддерживать их высокую самооценку. В итоге нарциссы пускают в ход весь имеющийся в их распоряжении арсенал: кто печет хлеб, кто бахвалится перед зарубежными корреспондентами своими часами из дерева, кто периодически оглашает Твиттер пустопорожним писком.

Поначалу самоуверенность и кичливость нарциссов быстро вызывает в обществе оживление, так что им удается заинтриговать общественность, заставить ее следить за собой. Однако нарциссики и их надменное себялюбие общественности приедаются. Это касается не только политиков, но и всех публичных фигур – чтобы найти примеры, далеко ходить не надо. Все наши нарциссики рано или поздно увядают.

Да и как можно искренне любить тех, для кого в мире есть только два вида мнений: неправильное – и их собственное? Вот почему прислушиваться к ним особо не стоит: вокруг «я» нарциссиков вовсе не вращается мир.

Наверх