Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Фото: почему суд отбирает дом у вдовы знаменитого эстонского композитора?

1
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи

Страх композитора Лепо Сумера, вплоть до своей внезапной смерти боявшегося лишиться дома, теперь, спустя 17 лет, может воплотиться в реальность - окружной суд постановил, что у семьи Сумера нет прав на квартиру в центре Таллинна, где они прожили более 30 лет, пишет Postimees.

На прошлой неделе окружной суд постановил, что в 2003 году город Таллинн ошибся, когда решил выделить семикомнатную квартиру на улице Гонсиори для семьи Сумера и не вернул квартиру и не компенсировал ее стоимость правопреемственным наследникам прежних владельцев.

Наследник - гражданин Британии Эдгар Курго. Квартиру его матери, находящуюся сейчас в пользовании семьи Сумера, национализировали. Мать Эдгара, живущего в Англии, Йоханна Курго уехала из Эстонии в Германию и покинула квартиру на Гонсиори по заключенному между СССР и Нацистской Германией договору в 1941 году. Квартиру потом национализировала оккупационная советская власть.

Однако когда в Эстонии в 1990 году решили начать возвращать отобранное имущество, его стали отдавать лишь тем, кто бежал из Эстонии от войны. Случаи же, когда из Эстонии уезжали по заключенному между двумя оккупационными властями договору, поначалу не подпадали под закон о возврате собственности.

Аналогичных случаев в Эстонии, особенно в Таллинне, было много, и споры между переселенцами в Германию и въехавшими в квартиры в советское время были болезненными. Политическое решение в отношении переселенцев не выносилось годами.

Поначалу в середине 1990-х годов квартиру решили вернуть Эдгару Курго, однако это решение отменили в 2000 году. Умерший 2 июня того же года Лепо Сумера об этом так и не узнал.

В 2003 году Таллиннская горуправа выделила квартиру на улице Гонсиори вдове Лепо Сумера Керсти, которая жила в квартире вместе с тремя детьми.

"Я никогда бы не подумала, что мне еще предстоит это оспаривать", - говорит теперь Керсти Сумера, которая выкупила квартиру в центре Таллинна всего за 33 000 ЭВП, в переводе на сегодняшнюю валюту - за пару сотен евро.

Сумера поверила горуправе: если уж чиновники решили в конце концов продать ей квартиру, то они должны были знать, что закон это позволяет. После этого окружной суд в 2002 году подтвердил, что квартиру не нужно возвращать Курго. Госсуд не принял дело к обсуждению.

В действительности решение о продаже было обоюдоострым. В конце лета 2002 года госсуд объявил противоречащим Конституции лишение людей, судьба которых подобна судьбе Курго, права на возврат собственности. В 2006 году был наконец изменен закон, и у переселившихся до войны в Германию появилось право вернуть свою собственность. Окружной суд счел в своем недавнем решении - ссылаясь на несколько предыдущих решений - что квартиру на улице Гонсиори нельзя было не вернуть, не компенсировать ее стоимость и передать ее другим жильцам.

Когда в 2014 году Таллинн получил из немецких архивов подтверждение, что Йоханна Курго, прибыв в Германию, не получила компенсацию за оставшееся в Эстонии имущество, город был вынужден признать, что у наследников Курго есть право потребовать возврата собственности от Эстонии.

Харьюская уездная комиссия по возврату и компенсации противозаконно отчужденного имущества в марте 2014 года вновь признала квартиру Сумера объектом реформы собственности.

Затем последовал судебный спор, в котором административный суд счел, что у Курго нет причин требовать возврата квартиры, однако недавно окружной суд пришел к противоположному решению. Дальнейшее решение вопроса - за госсудом.

Наверх