Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Родители в панике: предполагаемый лидер преступной группировки «Колхоз» может не дожить до суда

10
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Вируская тюрьма в Йыхви. | ФОТО: Tairo Lutter

Об ида-вируской банде «Колхоз» жители региона знали давно, а всей остальной части Эстонии она стала известна, наверное, лишь в декабре прошлого года, когда прокуратура завершила предварительное следствие и готовилась отправить дело в суд. Тогда Postimees рассказал о кропотливой работе, проведенной северо-восточными сыщиками, сумевшими привлечь к ответственности 18 членов группировки, контролировавшей практически весь регион: от Кивиыли до Силламяэ.

Главарем банды называется Роман Смирнов. Теперь стало известно и имя человека, которого следственные органы считают духовным лидером группировки – это Виталий Козинцев. Именно его отец Виктор Козинцев обратился в редакцию портала Rus.Postimees с просьбой помочь спасти его сына от гибели: «Если он виноват, то должен отвечать по закону, но живым, а не мертвым».

Несмотря на то, что дело «Колхоза» передали в суд несколько месяцев назад, судебные заседания по нему еще не начались – первое назначено на четвертое октября этого года. «Виталий полтора года находится под стражей. И за эти полтора года его здоровье сильно ухудшилось. На днях звонила адвокат Сирье Муст и сказала, что дело очень плохо», - объяснил отец.

Причина ухудшения здоровья молодого еще мужчины кроется в событиях 2011 года. Тогда Виталий стал фигурантом другого громкого дела – в одном из баров Оруской части города Кохтла-Ярве, он получил восемь огнестрельных ранений. По словам отца, одна из пуль осталась в позвоночнике сына: «Поскольку пуля начала беспокоить, он обратился к врачам и незадолго до ареста должен был отправиться на операцию. Но его забрали и, конечно же, никакой операции не было. А о том, какую помощь он получал в тюрьме, я могу судить только по его внешнему виду. Когда я видел его в последний раз, от его веса в 80 килограммов остались всего 57. Речь стала замедленной, растянутой».

О том, что дела Виталия совсем плохи, отец узнал от его адвоката: «Она позвонила нам и сказала, что только что была у него. По ее словам, Виталий в ужасном состоянии. Он фактически умирает. Мне объяснили, что в Вируской тюрьме, где он содержится, нет возможностей для его лечения, но других вариантов не предлагается. Я не знаю, что делать и куда обращаться».

После разговора с отцом мы связались с адвокатом Виталия Козинцева – Сирье Муст. Увиденное за несколько дней до нашего разговора она описывает так: «Он уже ничего не слышит, почти не говорит и вообще не понимает происходящее вокруг него. Я подавала очень много запросов и ходатайств, но на все мне отвечали, что ему оказывается медицинская помощь, как любому другому заключенному Эстонии. Я не представляю, как в таком состоянии он сможет участвовать в судебном процессе».

По словам Муст, единственное, чего ей удалось добиться – назначение медицинской экспертизы, которая должна четко определить его состояние здоровья. «Суд назначил экспертизу, и она должна пройти не позже 17 июля этого года, точной даты нет. Но ухудшение произошло уже теперь», - посетовала адвокат.

Для того чтобы прояснить ситуацию, Rus.Postimees обратился в ключевые инстанции. Поскольку отдельного Департамента тюрем у нас нет, а есть соответствующий отдел при Министерстве юстиции, первым делом мы пошли туда, продублировав свои вопросы и директору Вируской тюрьмы Прийту Кама. Нас интересовало: во-первых, насколько слова отца и адвоката соответствуют действительности? В последние дни вокруг этой темы была поднята большая шумиха, и только в нашу редакцию с просьбой о помощи на этой неделе обращались два разных человека – помимо отца, звонил некий юрист, которого привлекли для решения вопроса друзья Виталия. Во-вторых, мы хотели знать, был ли ослепший, оглохший и предположительно получивший микроинсульт Козинцев если не госпитализирован, то хотя бы осмотрен врачами? И, в-третьих, нас интересовала дата, когда должна пройти назначенная судом медицинская экспертиза (срок до 14 июля весьма расплывчат).

На все наши вопросы мы получили короткий ответ от пресс-секретаря Минюста Дагне Михкельс: «Ни у Министерства юстиции, ни у тюрьмы, исходя из Закона о защите личных данных, нет возможности прокомментировать эту тему. То, что вы спрашиваете, все же касается данных о здоровье заключенного, а разглашение данных о здоровье запрещено».

Защитой прав человека в Эстонии занимается канцлер юстиции Юлле Мадизе. С просьбой проверить ситуацию в Вируской тюрьме и, если есть на то основания, повлиять на руководство учреждения, чтобы обвиняемому все же была оказана медицинская помощь, мы обратились к ней.

На наш запрос ответил пресс-секретарь Канцелярии канцлера права Янек Лутс: «Советники отдела контрольных выездов Канцелярии канцлера юстиции без исследования обстоятельств дела не дают оценок, правильно ли поступили с заключенным или нет. Естественно, советники не дают оценок и решениям врачей, правильными ли они были или ошибочными, и правильным ли было лечение».

Понятно, что без проверки оценить ситуацию невозможно, но можно хотя бы провести такую проверку. «Конечно, если произойдет самое худшее, родители смогут обратиться в суд и в качестве доказательства того, что мы требовали оказания Виталию медицинской помощи, они могут использовать всю мою переписку, все отправленные мною ходатайства и ответы на них. Но ситуация сложная», - сказала адвокат Сирье Муст.

Мы обратились за консультацией к не имеющему отношения к данному уголовному делу, но опытному юристу, присяжному адвокату Владимиру Садекову. По его словам, если ситуация того требует, адвокат не может, а должен подать ходатайство и потребовать ускорения проведения медицинской экспертизы. И, как показывает практика, если требование обосновано, такое ходатайство с немалой долей вероятности может быть удовлетворено.

Сегодня отец Виталия Козинцева сообщил, что 30 июня ему разрешили свидание с сыном. Так у него хотя бы появится возможность лично оценить, насколько тот плох. Надеемся, что на ситуацию отреагируют и соответствующие органы. Если это не попытка поднять общественность и вытащить из тюрьмы человека, обвиняющегося в серьезных преступлениях, то Козинцеву нужно срочное лечение. Отец, а он имеет право на такие слова, прав: «Если он виноват, то должен отвечать по закону, но живым, а не мертвым».

Наверх