Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Эркки Баховски: ценности России и США – не наши ценности

2
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Эркки Баховски | ФОТО: Scanpix

В мире, где ценности мало что значат, Эстонию спасает то, что интересы США и России не совпадают. Но что мы будем делать, когда они совпадут? Так вопрос ставит аналитик Эркки Баховски.

Президент США Дональд Трамп в своей варшавской речи не забыл о ценностях. «Американцы, поляки и европейский государства ценят свободу индивида и суверенитет», – сказал президент.

В речи Трампа было много для нас позитивного: он говорил о том, что в 1939 году в Польшу вторглась не только Германия, туда вторгся и СССР; что в провале Варшавского восстания 1944 года во многом виновна Красная армия; что США поддерживают пятую статью НАТО.

Увы, я все-таки не могу избавиться от ощущения, что самая большая проблема в треугольнике «Трамп, Европейский союз и Россия» – вопрос о том, как толкуются понятия вроде «ценности», «демократия» и хотя бы упомянутый Трампом «суверенитет».

После Второй мировой войны США и Западная Европа трактовали их одинаково (с рядом нюансов). По прибытии Трампа в Белый дом всё изменилось. Понимание демократии, суверенитета и ценностей у большей части Восточной Европы, России и США одно, у ЕС – существенно другое. Хотя Восточная Европа в основном входит в ЕС, именно эта проблема Польши и Венгрии отдалила их от Брюсселя.

ЕС базируется на разделенном суверенитете, что означает, что в известных сферах страны-члены отдали свое право решать надгосударственной институции. Подобная концепция по сути своей неприемлема ни для США, ни для России. Международное сотрудничество, с их точки зрения, должно сводиться только к заключению двусторонних договоров, причем при необходимости – особенно в случае России – от них можно и отказаться. Сотрудничество стран диктуют интересы этих стран, а не разделенный суверенитет или разделяемые всеми странами ценности.

То же самое убеждение – интересы важнее ценностей – стало и спасательным кругом для Эстонии. Трамп мог два часа разговаривать с президентом РФ Владимиром Путиным, но не смог обойти то обстоятельство, что интересы США исключают простое сотрудничество или разрядку с Россией. То же, конечно, можно сказать и о России. Только этот спасательный круг для нас – явление сиюминутное. Что будет, если интересы США и России совпадут?

Европейский Союз же стоит на распутье. Болгарский мыслитель Иван Крастев в недавнем труде «После Европы» сравнивает ЕС с Австро-Венгрией, которая вынуждена была решать одну проблему: как можно объединить национальные особенности, различные идеалы и традиции таким образом, чтобы каждый жил так же, как прежде, и в то же время ограничил свой национальный суверенитет настолько, чтобы стало возможным мирное и эффективное международное сотрудничество.

Согласно Крастеву, кризис с мигрантами поставил это сотрудничество в ЕС под удар. Но вопрос далеко не только в иммигрантах. Вопрос еще и во внедрении ценностей. ЕС, США и Россия мало того, что понимают ценности по-разному – они по-разному понимают и то, как их внедрять.

Внедрение ценностей предполагает наличие какого-то аппарата принуждения. И у США, и у России он есть. Аппарат принуждения ЕС предназначен только для внутреннего пользования, да и он толком не работает. Ценности невозможно принимать всерьез, если их не поддерживает строгий закон. Неважно, закон это ЕС или международное право. Если на Польшу, Венгрию, да и Турцию Брюссель закрывает глаза, как и на «мягкую» деятельность России на Украине, и на «Северный Поток 2», слова «ценности», «демократия» и «суверенитет» остаются лишь словами.

Так что не стоит обвинять в пренебрежении ценностями только Трампа и Путина. Да, с пришествием Трампа вторичность ценностей проявилась сильнее всего, но проблемы существовали и ранее. И чем дальше, тем более вторичными они становятся.

Наверх