Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Эстонская актриса изображает на свадьбах Яну Тоом и Сависаара в инвалидной коляске

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Пилле Пюрг в своем саду. | ФОТО: Kristjan Teedema

Актриса Пилле Пюрг мастерски пародирует также Аллу Пугачеву, Филиппа Киркорова, Лайму Вайкуле, Софию Ротару и эстонских политиков и певиц, пишет Postimees. В роли Яны Тоом «я говорю о том, как вы все вымрете, ваш язык исчезнет, а я буду делать что захочу, и Ратас будет вертеться так, как я хочу». Люди хохочут от души.

Календарь выступлений Пилле Пюрг – актрисы, пародиста и преподавателя истории театра и актерского мастерства Университета Хельсинки – забит до отказа: до июля 2019 года Пюрг сложно куда-либо позвать, потому что скандальный политик Яна Тоом в ее исполнении бьет все рекорды популярности.

Летний денек в тартуском районе частных домов идилличен. Светит солнышко, хозяйка, в частной жизни преобразившаяся до неразличимости в давний объект своих пародий Анне Вески, точно сияет, а на террасе с видом на ухоженный сад накрыт стол – клубника, пирожные, творожный штрицель... Хозяйка разливает горячий и очень крепкий кофе – такой актерам по сердцу.

Благодарный материал

Причин радоваться у элегантной Пилле Пюрг, одной из немногих наших женщин-комиков, есть немало – ее новая героиня, русофильская центристка Яна Тоом, взята, как и все другие образы, прямо из жизни и смешит публику наряду с другими персонами в репертуаре Пюрг, так что люди надрывают животики от смеха. Пюрг в роли Тоом приглашают даже на эстонские свадьбы!

«Она сама ко мне пришла, – объясняет Пилле Пюрг внезапное появление Яны Тоом. – Я размышляла, кто сегодня небезразличен народу и немного его злит, и поняла, что это должен быть какой-нибудь активный политик. Впервые в жизни я сама написала текст для роли. Ужас, теперь-то я понимаю, как это сложно. Я говорю о том (голос Пюрг становится почти тоомовским – Ред.), как вы все вымрете, ваш язык исчезнет, а я буду делать что захочу, и Ратас будет вертеться так, как я хочу».

Когда новая героиня была опробована на частных вечеринках, выяснилось, что публика от Яны Тоом в восторге.

И всех остальных изображаемых Пюрг деятелей ей подбросила сама жизнь. Так, Эдгар Сависаар, которого Пюрг играет, сидя в инвалидном кресле; рядом - Мооника Батракова с набриолиненными волосами и раскрытым зонтом. Материал, помогающий раскрыть характер Сависаара, появляется что ни день, причем особенно полезными оказалось начало недавней судебной саги.

«Меня спрашивали, не кажется ли мне, что я, пародируя больного человека, как-то его ущемляю, но я этого не боюсь. Суд над Сависааром – прекрасный театр, я бы лучше не сыграла, и безумнее тоже», – искренне уверяет Пюрг, уже который год преподающая в Университете Хельсинки историю театра и актерское мастерство на факультете телевизионных и комедийный актеров.

Плеяда персон

Чтобы изображать своих героев и героинь, актриса должна сперва пошарить внутри себя, но, конечно, ей нужно знать – особенно если речь идет о живых людях – что-то об их жизни и принципах. Что первым делом приходит Пилле Пюрг в голову, когда она изображает того или иного человека?

Певица Анне Вески: «Конечно, мы с ней внешне похожи, кое-кто говорит даже, что Вески копирует меня. Вески – смелая, блистает, абсолютно уверена в своем пути, очень красивая, очаровательная, наша дива. Она умеет общаться с прессой, знает, что нужно сказать, а что нет, знает свои слабые и сильные стороны, всегда выпячивает последние. Женщина с экономическим образованием, она никогда не даст людям повода позлорадствовать. У нее всё получается вроде как легко: пришла, сделала, ушла, вот такая я есть... и народ ломится на ее концерты».

Певица Марью Куут: «Ее считают одной из лучших певиц Эстонии, и я с этим согласна. Несколько лет назад, когда она еще появлялась на публике, я увидела в ее внешности что-то особенное. Дама в возрасте, а на ней семь юбок и сверху еще комбинация, шарфики, косички, платочки, салфетка, чтобы держать микрофон, своеобразный сиплый голос. В ее случае меня вдохновило именно то, что она выходит на сцену, а одета как из секонд-хенда. Туфли на платформах, которые я надевала, взяла напрокат в студии Старого города – и в первый раз здорово грохнулась!»

Певица Хели Ляэтс: «У нее голос – как журчание холодного ручья. Каждая песня – со смыслом, а не просто так. Она не пела всякий вздор, как в нынешних песнях, мол, ты хочешь меня, я хочу тебя. Каждая песня Ляэтс – произведение искусства. И то, как она выходит на сцену и поет... Еще когда она выступала с Пеэтером Саулем, перед большим оркестром... Она выходила достойно, как королева, чтобы спеть песню, и исчезала ровно в тот момент, когда было нужно».

Алла Пугачева: «О господи, Алла!.. Властная, мощная, энергичная. Пришла, увидела, победила, и даже если вы меня не любили – полюбите как миленькие. Высокая самооценка. Больше сорока лет на сцене, публика повсюду ей рукоплещет. (Когда-то Пилле Пюрг победила на конкурсе пародистов в Москве, изображая Пугачеву – Ред.) Когда люди требуют, я исполняю в ее образе песню “Миллион алых роз”».

«Блок с советскими песнями всегда идет после явления Сависаара, – продолжает Пюрг. – Пугачеву всегда зовут к Сависаару последней, и “Миллион алых роз” всегда исполняются на бис. Когда всё идет хорошо – пять раз, когда не очень – два. Любопытное, что слова советских песен все знают наизусть. Молодежь тоже, хотя это и не их музыка. Очень странно».

София Ротару: «Элегантная дама, без особой энергетики, но и палку никогда не перегибает. Выступает спокойно, увлекает публику, в ее репертуаре есть и задорные песни. Это женщина, которая будто видит себя со стороны, в ней нет этой русской черты: любите меня, я к вам пришла!»

Лайма Вайкуле: «Может, это особенность латышей, но она немного холодная, надменная, отстраненная, по-северному освежающая. Пару лет назад я ходила в Таллинне на ее концерт, и, да, эта сценическая холодность и недоступность несколько привлекают. Интересная натура. Из Латвии, кажется, только она и стала звездой в СССР, из Литвы я и вовсе никого не знаю».

Филипп Киркоров: «В этом болгарине есть всё: украшения, успех, самолюбование, чувства, блеск, костюмы, он должен скакать по сцене... Он ощущает себя королем сцены – мол, посмотрите на меня!»

Виллу Рейльян (говорит голосом Рейльяна – Ред.): «Рейльяничек такая душечка-пампушечка, он как плюшевый мишка, его сразу становится жалко. Так его жалко... Я ни в чем ни в чем не виноват, не виноват, да, никто меня не понимает... Я медвежонок, которого обидели. Немножечко. На самом деле я хороший человек. Милый торгаш, но это же и неплохо...»

Эдгар Сависаар: «Он – политик высокого полета, он может нравиться или не нравиться, но он умен, хитер, знает, на какие кнопки жать, кто его избиратели. Сейчас мне его по-человечески жаль, все-таки надо было, когда здоровье подвело, уйти достойно. Этот нынешний цирк в суде... Хуже быть уже точно не может, и очень грустно на всё это смотреть. Настоящая трагикомедия. Кто-то подарил ему цветы, и он размахивал этими цветами в инвалидном кресле, как суперзвезда, потом приезжает скорая, он лежит на полу... Или взять тот ритуал очищения на хуторе Хундисильма, который провел священник, там были тысячи людей, все дарили ему варенье... Для кого-то он бог. Но чем больше в его жизни происходит, тем проще и легче его играть – материала много, текст остренький. Если человек часто появляется на публике, значит, у меня будет хлеб на столе».

Сестры Сынаялг: «Они больше выступали, когда в их жизни была большая путаница. По-моему, вышло здорово, когда мы с Анне Палувер их изображали и кудахтали их песенки. Сложнее всего было передать их безжизненность, пребывание в другом мире, из которого они иногда прилетают в наш на вертолете. Они пожили веселой жизнью, сумели себя обуздать и теперь очень редко позволяют себе классическое красное вино».

Доброжелательная ухмылка

Забегая вперед: одной из очередных героинь Пилле Пюрг может стать легендарная мошенница Лийз Хаавель, которую пародист называет достойной преемницей другой своей героини, Анны-Марии Галоян. Эта женщина, которая всюду появляется, всегда невиновна, всегда с деньгами в кармане – и иногда сидит в тюрьме, если надо. «И это в обществе, в котором, когда выкидываешь бумажку от конфеты, можно получить штраф в 150 евро», – говорит Пюрг.

Можно попробовать преобразиться и в немую роль Георга-Рене Максимовского, супруга президента Керсти Кальюлайд, – рядом с Хенриком Норманном, который нынче пожинает лавры, изображая саму Кальюлайд, они составили бы великолепную пару!

Чтобы выйти на сцену в любом из этих многочисленных образов, нужно множество париков и костюмов, их набрался уже целый джип. В последнее время Пюрг снискала такой успех, что для работы с костюмами ей нужен ассистент.

Пародист говорит, что ни над кем не смеется и никого не высмеивает, скорее она доброжелательно ухмыляется и показывает, как она видит людей. Пюрг знает, как не перегнуть палку. На одном из ее дней рождений саму Пюрг прекрасно пародировал Эгон Нутер – со всеми ее характерными жестами, смешками, словами-паразитами. «Когда это делают доброжелательно, это ведь очень здорово. Оскорблять я никого не хочу», – добавляет актриса.

Отсюда – идея создателям передачи «Твое лицо мне так знакомо»: можно пригласить Пилле Пюрг в судьи – более компетентного оценщика, который может сказать что-то содержательное по поводу исполнения ролей, в Эстонии не найти. Пюрг пошла бы с удовольствием – если бы ее позвали.

Перевод с эстонского.

На прогулке с давним товарищем Боцманом. Хотя несколько лет назад пес укусил Пилле Пюрг в лицо, они по-прежнему лучшие друзья. / Kristjan Teedema

Наверх