Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Нехватка учителей в школах: распределять или приманивать?

1
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Школьный учитель. Фото иллюстративное. | ФОТО: Mihkel Maripuu / Postimees

В последнее время всё чаще говорят о дефиците учителей, который начинают ощущать школы Эстонии.

Говорят, что дальше будет только хуже: специалистов не хватает, учебные заведения вынуждены брать на работу плохих работников, выпускники педагогических факультетов в школы идти не хотят. Может быть, распределять их принудительно, как это было в СССР? Портал Rus.Postimees задал этот вопрос экспертам.

Учитель истории Таллиннской Тынисмяэской реальной школы Игорь Калакаускас считает, что система распределения – то самое хорошо забытое старое, которое достойно того, чтобы о нем вспомнить:

«Здесь присутствует элементарный математический расчет, очень логичный. Если речь идет о бюджетных местах в вузе, то есть о местах, за которые заплатило государство, оно имеет все основания надеяться на то, что выпускник университета пойдет работать по специальности. Мне не совсем понятна эта “демократия”, когда государство платит за студента, но совершенно не заботится о том, чтобы он работал потом учителем. Распределять молодых учителей на три года – это вполне разумно, мне кажется. За них платят – они отрабатывают. Это тоже своего рода кредит, в том числе кредит доверия».

Хассо Кукемелк, доцент факультета педагогики Тартуского университета, полагает, что есть несколько путей решения проблемы, и некоторые из них все-таки предпочтительнее:

«Да, можно принудительно распределять выпускников вузов по школам. Вопрос в том, эффективна ли такая система, работает ли она. Меня самого в советское время так распределили, и я знаю несколько примеров того, как получившие распределение молодые учителя делали всё, чтобы школа отказалась от их услуг. Хотим ли мы, чтобы такое повторилось? А ведь это повторится неизбежно, если государство станет делать что-то насильно.

В независимой Эстонии лет 10-15 назад была создана система бонусов, особенно для сельских школ: если ты ехал учительствовать в деревню, тебе вдобавок к зарплате платили еще что-то. Такие системы, по-моему, более эффективны. К тому же важны причины дефицита учителей: главным образом он возник потому, что в нужный момент государство не увеличило количество подготавливаемых педагогов. По рождаемости было видно, что в какой-то момент возникнет демографическая “дырка”, учителей нужно будет меньше – и часть из них уйдет из школы навсегда. Но потом количество школьников опять увеличилось, и государство должно было позаботиться о подготовке большего числа учителей. Речь идет о небольших цифрах, порядка полусотни человек в год, но то, что этих учителей у нас нет, – одна из причин нехватки педагогов. Вторая причина – в успешности нашей экономики: зарплаты в среднем растут, зарплата учителя если и растет, то не так значительно, и люди уходят на другие рабочие места».

Центрист Ааду Муст, глава парламентской комиссии по культуре, отвечающей также за образование, подтверждает:

«Идею обязать выпускника вуза работать в школе – обязать в той или иной форме – поддерживают многие. Однако в мире сейчас больше распространена другая система, которая, кстати, действовала и в Эстонской Республике до советского времени: если у студента экономические трудности, но большой потенциал, ему на время учебы дают стипендию, а за это он обязуется после вуза какое-то количество лет работать в школе, в которую его распределят. В советское время, впрочем, тоже платили стипендии... Так или иначе, большая часть учителей и студентов поддерживает именно эту идею.

Готового решения у меня, конечно, нет – члены нашей комиссии придерживаются разных точек зрения. Но вопрос очень своевременный: 12 сентября комиссия соберется вновь – и мы будем обсуждать именно проблему стабильного предложения в сегменте школьных учителей. Это сложная проблема, в частности, явно что-то нужно делать с учительской зарплатой. Должен сказать, что, к счастью, с министром науки и образования и его министерством у нас особенных разногласий нет – все понимают, что на голом энтузиазме учителя держаться не могут».

Директор Таллиннского линнамяэского лицея Сергей Гаранжа видит решение в более плотной работе школы с будущими учителями:

«Количество выпускаемых вузами учителей разнится, учителей физики и химии выпускается куда меньше, чем тех же учителей эстонского. Нехватку учителей ощущают, я думаю, все школы. Мое предложение было бы таково: школа может договариваться с местным самоуправлением, чтобы молодым специалистам предоставляли квартиру, обеспечивали учителей другими льготами – и всё это под договор о том, что он обязан отработать в данной школе определенное время. Часто ведь получается так, что студент толком не знает, каково это – работать в школе. Мы стараемся привлекать будущих учителей заранее, чтобы они приходили к нам на практику после первого курса, после второго, чтобы они адаптировались к коллективу...»

Главы отдела по вопросам учителей Министерства образования и науки Кристи Микивер говорит, что о принудительном распределении не может быть и речи – рынок работает по другим законам:

«Сегодня ценят людей с опытом. Чтобы привлечь высококлассного специалиста, работодатели должны поднапрячься и найти способы предложить работникам лучшие условие труда и возможности развития. Профессия учителя ничем не отличается в этом смысле от других, директора школ должны привлекать в свои учебные заведения учителей. Просто повесить где-то объявление “требуется учитель” недостаточно. Можно давать учителям пособия при приеме на работу, предлагать им курсы, программы и так далее. Всё более важным фактором становится и учительская зарплата».

Наверх