Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Стихи и ландшафты: в Эстонии прошел особенный фестиваль поэзии

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Так начинался фестиваль. | ФОТО: Виталий Венков / архив фестиваля

В основу Ландшафтных фестивалей легла мысль объединить высокую поэзию с эстонскими ландшафтами: романтическими, волнующими, ставшими источником вдохновения многих поэтов и художников... О международном фестивале поэзии рассказывает эксперт фестиваля Лариса Йоонас.

В конце августа в Эстонии прошел пятый Международный ландшафтный фестиваль поэзии, организованный при поддержке города Тарту и фонда «Капитал культуры Эстонии». Литературных фестивалей для русскоязычных читателей и слушателей в нашей стране немало: и тартуский Prima Vista, и таллиннский HeadRead. Недавно завершился фестиваль «Дни Довлатова», в котором принимали участие известные писатели. Чем Ландшафтный фестиваль отличается от других?

От традиции до верлибра

Во-первых, это фестиваль поэтический. Ограничить круг приглашенных пишущими и переводящими поэзию – довольно смелое решение. Во-вторых, само его название объясняет особенность мероприятия: неотъемлемой частью фестиваля становятся эстонские ландшафты.

Постоянный участник фестиваля, известнейший эстонский поэт Ян Каплинский сформулировал основную идею фестиваля так: «Во время “новой холодной войны” необходимо, по-моему, поддержать все, что дает людям возможность общаться в атмосфере теплоты и взаимопонимания. И радоваться поэзии и красоте эстонской природы, вдохновлявшей Юхана Лийва, Густава Суйтса, Афанасия Фета, Игоря-Северянина, Федора Сологуба и многих, многих других».

Эта мысль – объединить высокую поэзию с эстонскими ландшафтами: романтическими, волнующими, ставшими источником вдохновения многих поэтов и художников – и легла в основу Ландшафтных фестивалей. Идею поддержал Тартуский центр развития социального капитала (TSKA) во главе с Викторией Неборякиной. За пять лет участники посетили немало мест, которые можно назвать достоянием Эстонии: парк и ландшафтный заповедник Тойла-Ору, усадьбу в Пюхаярве... Поэты гуляли по тартуским и таллиннским улицам в сопровождении именитых экскурсоводов.

В этом году участники фестиваля были в замке Фалль и у водопада Кейла-Йоа. Позднее Павел Варунин, известный краевед, художник, литератор и хранитель традиций староверов, пригласил авторов и слушателей отпраздновать Яблочный Спас в деревне Колкья. Надо ли говорить, что нынешнее скупое лето приберегло для этого дня самую теплую погоду? Кроме посещения музеев, лекций и мастерских участники читали в причудской деревне стихи и делились своими исследованиями в области поэзии.

Прошли чтения и в городских залах: в Доме учителя в Таллинне, в зале городского музея в Тарту. Разные залы, разные ведущие – и единая доброжелательная атмосфера внимательного отношения к читаемым стихам.

Организаторы приглашали участников так, чтобы по возможности представить слушателю весь спектр современной поэзии на русском языке. На фестивале были поэты, пишущие в традиционной манере, и авторы, пишущие свободным стихом, а также те, кто экспериментирует со стихом в разных формах. В частности, выступление в Тарту украсили перформансы эстонского автора Яана Малина и Томаса Чепайтиса, представлявшего Литву. Наиболее ярким представителем традиционного стихосложения на фестивале был московский автор Геннадий Калашников.

Санкт-Петербург традиционно представила группа авторов, предпочитающих свободный стих: Дарья Суховей, Валерий Земских, Арсен Мирзаев, Алексей Кияница. Близок к ним и псковский автор Артем Верле. Верлибр читала и гостья из Финляндии Полина Копылова.

Провинциализм – хорошо это или плохо?

Важно отметить, что фестивали – это не только чтения или прогулки по живописным местам. Поэты встречаются, чтобы общаться с единомышленниками. И немалой частью этого общения становятся доклады, дискуссии и круглые столы.

Одна из самых увлекательных дискуссий была посвящена актуальной для эстонской русской литературы теме «Провинциальная литература – это хорошо или плохо?» Звучали очень противоречивые мнения. Так, одна из ведущих дискуссии, Марина Волкова, издатель и культуртрегер из Челябинска, рассказала о том, как уральские авторы обращают провинциализм в достоинство. Для этого необходимо только желание людей, готовых изменить это положение. Челябинск, в котором проводится множество культурных мероприятий и издается много местных авторов, – наилучший пример создания новой культурной столицы в России.

О том, что оленевод в Лапландии имеет большие шансы на получение поддержки от государства, чем житель Хельсинки, поведал нам финский автор и переводчик Юкка Маллинен. Для Финляндии, похоже, проблемы провинциализма не существует. Вильнюсский автор и переводчик Томас Чепайтис рассказал о своем методе провинциального выживания: он со своими друзьями создал Республику Ужупис, в которой происходит своя, особая культурная жизнь.

Дискуссия, к сожалению, была слишком короткой, хотелось говорить на эту тему еще и еще, но, в целом, участники сошлись на том, что понятие «провинциализм» не территориальное, оно присуще и столичным литературным объединениям. Но проблема оторванности от культурных центров и бедности мероприятий на периферии все же существует.

Впервые за последние годы с докладом на сцене фестиваля выступил и поэт, занимающийся комбинаторикой, – Прийт Пармаксон. Он работает на стыке поэзии и математики. Эта пограничная область может казаться просто игрой, но в этой игре заключена особая красота.

Трудности перевода

Важно отметить то, что наш слушатель (и читатель) вступает в мир современной поэзии, имея за спиной опыт классической школьной поэзии, умалчивающей о последних десятилетиях развития стихосложения. Со времени поэзии Серебряного века изменились темы, способы и средства выражения, читателю же об этом известно немного. Поэтому фестиваль несет и просветительскую функцию, демонстрируя лучшие образцы не вполне привычной для слушателя современной поэзии, показывающей и тенденции развития литературы, и новые возможности поэтического языка.

На Ландшафтном фестивале традиционно существует переводческая часть. Связано это с тем, что для местных русскоязычных авторов существование на стыке культур привычно. Эстонская и русская поэзия развиваются по разным законам, но параллельно. Взаимовлияние различных культур происходит через переводы, и при переводе часто возникают как технические сложности, так и необходимость принимать какие-то принципиальные решения.

О теоретических аспектах перевода вел речь таллиннский переводовед Борис Балясный. Проведенный им круглый стол запомнился многим участникам. Дискуссии, возникавшие во время круглого стола, порой сводились к одному из главных вопросов нынешнего стихосложения – свободный или регулярный стих? Поскольку изначально гости фестиваля представляли довольно широкий спектр поэтических практик, обсуждение было живым и бурным. Разумеется, никаких готовых рецептов не было ни у ведущего, ни у гостей, но само инициирование такой дискуссии, а также продолжение ее в кулуарах, свидетельствует о том, что вопрос волнует всех.

Вечер переводов, прошедший в последний день фестиваля, был прекрасной иллюстрацией того, как современный русский поэтический язык адаптируется к иной речи.

В чтениях на фестивале выступили также поэт и переводчик из Санкт-Петербурга Екатерина Полянская, гости из Латвии поэты Юрий Касянич, Милена Макарова и Павел Гуданец, поэт и переводчик из Бельгии Ольга Гришина, эстонские авторы Надежда Валк, Михаил Гофайзен, Лариса Йоонас, Игорь Котюх, Елена Ларина, Евгения Павлова, Татьяна Сигалова, Марина Тервонен.

Сегодня уже можно спокойно оглянуться назад и сформулировать, что именно дал фестиваль участникам и слушателям. Слушателям, надеюсь, он дал понимание многообразия поэтических практик, широту поэтического горизонта, понимание проблем, стоящих перед современными поэтами и переводчиками. А участники, хочется думать, нашли на фестивале теплую и дружескую атмосферу, возможность проговорить важные проблемы, услышать и прочесть своих товарищей.

Кроме того, появилось несколько новых идей, проектов, связывающих Тарту с другими городами и странами, и всё это все вселяет немалую надежду на продолжение и расширение наших культурных связей.

Наверх