Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Психиатр о наркополитике: одну голову рубят, на ее месте вырастают новые

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Мари Ярвелайд. | ФОТО: Частный архив.

Народные басни о наркотиках, оказывающих терапевтический эффект, безответственны и глупы, поскольку в аптеках можно найти проверенное лекарство в нужной пропорции, пишет психиатр Мари Ярвелайд.

В Эстонии от передозировки наркотиком под названием фентанил погибает больше людей, чем в дорожно-транспортных происшествиях, написал 30 марта 2012 года Би-би-си. В новости также сообщалось, что находящееся в обороте в Эстонии вещество может быть произведено в лабораториях за восточной границей – в России. Когда читаешь эту старую новость, возникает желание проверить дату ее опубликования: может показаться, что речь идет о сегодняшнем дне.

Я искала на странице Европейского центра наркотиков и наркозависимости доклад за этот год. В процессе прочтения в глаза бросилось, что Эстония – это страна ЕС, где умирает больше всего наркоманов (102,7 случая на миллион жителей сравнивают со средним по ЕС показателем в 20,3 случая. Например, в Латвии этот показатель составляет – восемь человек на миллион жителей). Также в Эстонии у каждого третьего заключенного есть проблемы со здоровьем, связанные с употреблением наркотиков (2015 год – 35 процентов заключенных, 16 процентов больны ВИЧ и 40 процентов – гепатитом С).

В качестве положительного примера в докладе указано, что, начиная с 2013 года, в наших тюрьмах в сотрудничестве между Эстонией и Швейцарией проводится налоксон-программа, то есть при передозировке фентанилом заключенные получают помощь и не умирают.

После прочтении этой фразы в голове у читателя могут возникнуть разные мысли. У меня, например, такая, что если бы не было наркомании и наркоманов, в наших тюрьмах было бы меньше заключенных. Не будем трогать тему, которая касается расходов на нашу систему здравоохранения из-за наркомании – это и так ясно, поскольку, по оценке того же доклада, шесть из тысячи жителей колются какими-то наркотиками, и большая их часть - как раз фентанил (по данным доклада, 5,9 человек на 1000 жителей).

В 2009-2016 годы в нелегальный оборот в Европе поступили 25 полностью синтетических опиатов, 18 из них – разновидности фентанила. Если бы речь не шла о бизнесе, приносящем легкий доход, новые вещества явно не появлялись бы.

Также ясно, что наркоторговцы не ставят перед собой цель убить клиента, поскольку в противном случае нужно будет искать нового клиента вместо умершего, не то доходы иссякнут. Так что идея отправить наркоманов на необитаемый остров, мол, пусть они живут там, не сработает: на место выбывшего клиента начинают искать нового, чтобы сделать из него зависимого.

Если посмотреть на наркокартинку шире, то ничего хорошего мы на ней не увидим. И хотя растущая на эстонских полях конопля - в отличие от той, что выращена под искусственным освещением, или от сортов, произрастающих где-то рядом с экватором - для наркотиков не годится, наши дети (исследование ESPAD говорит о школьниках 15-16 лет), как минимум каждый четвертый из них, пробовал коноплю.

Если рекламирующие продукцию из конопли делают акцент именно на лечебной конопле, будто речь идет о лекарстве для широких народных масс, то фентанил используется в медицине как в анестезиологии, так и в качестве усиливающего эффект обезболивания при лечении онкологии.

Тут в голове возникает два вопроса. Во-первых, почему именно Эстония настолько дружелюбна к тем, кто предлагает нелегальный фентанил? Во-вторых, поскольку фентанил – это сильное обезболивающее, а коноплю предлагают или рекламируют именно как обезболивающее, то кто потребители этих «обезболивающих»?

Ясно, что речь не идет о физической боли. Может быть, дело в боли душевной: то есть как физическую, так и душевную боль убирают одни и те же обезболивающие. Разница лишь в том, что если устранение боли в случае физического заболевания дает возможность для безболезненного выздоровления, то душевная боль возвращается, когда проходит действие препарата. В любом случае его воздействие краткосрочно, особенно это касается  фентанила. Очень часто к наркотикам приводит (у молодых людей) большая скука или желание разок испытать высокое чувство эйфории.

В разговорах с российскими врачами о наркомании и колющихся наркоманах, приходится слышать быстрый и короткий комментарий: «Нет смысла инвестировать деньги и энергию в помощь им (молодым людям), так и так через какое-то время они все равно умрут». К счастью, у нас есть программы лечения от наркотической и алкогольной зависимостей. Подумаем о матерях и родственниках тех несовершеннолетних и молодых людей, которые ушли из жизни таким образом.

После Второй мировой войны школьным учителям приходилось проверять приходящих в заведение, чтобы они не принесли с собой гранату, огнестрельное оружие или патроны. Тогда многие дети гибли или получали ранения, потому что бросали найденные боеприпасы в костры, а причиной этого был интерес или желание повеселиться. Сейчас учителя уже не могут контролировать безопасность учеников даже в том случае, если начинать учебный день с обысков, а для того, чтобы получить наркотик даже не нужно знать какого-то дилера: Интернет – это место бездонных возможностей.

Несколько лет назад государственную наркополитику вывели на такой уровень, чтобы ловить на наркорынке крупную рыбу, оставив в свободном плавании мелких рыбешек и посредников. Пришло время признать, что это не снизило число предложений наркотиков, поскольку речь идет о бизнесе, где место пусто не бывает и, если срубить одну голову, вместо нее тут же вырастут новые.

Можно подумать и о том, что, нас окружают различные вещества, изменяющие психику, и люди предпочитают разные. Это не новость, что на заправке кто-то перед тем, как залить бак, может налить немного в пластиковый пакет и вдыхать эти пары; токсикологи подсчитали, что в каждом доме есть пара десятков веществ домашней химии – клеи, растворители, лаки, - которые при нецелевом использовании могут заставить нашу психику работать иначе. И, да, это правда, что большая часть из них при повторном использовании может необратимо повреждать мозг.

В работе психиатром я слишком часто сталкиваюсь с наивным убеждением молодых людей, а иногда и тех, кто уже стал родителями, что для того, чтобы расслабиться в конце недели можно употребить коноплю.

Такие истории слушают психиатры, и они остаются внутри медицинских кабинетов, но лечение в любом случае длительное и выздоровление не обязательно будет полным. Стоит еще до того, как рука протянется к наркотику, который может сделать здоровым и успешным, послушать, что говорят те, для кого эти вещества были обычным делом, а культура употребления длилась тысячелетиями.

Там, где в народной медицине используют целителей-шаманов, есть правило, что прежде, чем начать лечение, вместе с целителем выясняют причину возникновения болезни. Потребление алколоидов из простого интереса создает опыт изменения психики, но не у всех.

Алколоиды можно найти во многих растущих в Эстонии растениях и грибах, но мы считаем их ядовитыми. Наши предки знали целебные свойства этих растений и грибов, но сегодня нет никакой надобности лечиться по рецептам праотцов, поскольку в аптеках есть проверенные лекарства в нужных дозах.

Кажется, что и тут мы скорее недоверчивы. Или несколько легкомысленны. Как уже было сказано, сегодня человек может и должен сам решать, что для него хорошо, а что плохо. Смотреть, что может получиться в длительной перспективе, а не удовлетворяться сиюминутной эйфорией. Например, долгосрочный эффект от меняющей психику конопли – нарушение сексуальных функций, о чем знали еще врачи-фармацевты времен Александра Великого. И наркотики запрещены потому, что они ранят или нарушают психику человека даже в тех случаях, когда не причиняют немедленного вреда или смерти.

Наверх