Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Дышите глубже: вам не холодно

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Туммо и Гималаи: Андрей Парфенюк первый слева | ФОТО: Из личного архива
Гималаи | ФОТО: Из личного архива
Под водопадом | ФОТО: Из личного архива
Под водопадом | ФОТО: Из личного архива
Лама, один из руководителей экспедиции и настоятельница монастыря | ФОТО: Из личного архива
Оператор - еще не совсем туммо, он жить хочет. | ФОТО: Из личного архива
Сидеть на пронизывающем ветру - то еще удовольствие. | ФОТО: Из личного архива
Утверждают, что не холодно. | ФОТО: Из личного архива

Йога в наших краях давно перестала быть экзотикой. Но далеко не всякая. Некоторые любители необычных ощущений утверждают, например, что можно сидеть голышом на морозе где-нибудь на высоте 4000 метров, обозревать Гималаи и испытывать кайф от процесса. Учитель йоги Андрей Парфенюк рассказал DzD о том, что такое йога туммо и зачем нормальные с виду люди сидят под ледяными водопадами.

У мурашек нет шансов

- Чего ради ты напросился на участие в научном эксперименте, и в чем он заключался?

- С йогой туммо я познакомился уже давно, тогда это для меня было что-то совсем туманное. Есть такой специалист по нетрадиционной медицине в Петербурге, Сергей Терешкин, он рассказывал нам об этом примерно так же, как потом тибетские монахи: все очень засекречено, все для очень «специальных» людей, требует очень большой подготовки, медитации и т.п. В общем, он загрузил так, что я понял: сидеть голышом на морозе – это не для меня. Хотя научиться согреваться без отжиманий, приседаний и прочего было, конечно, интересно, хотя и недоступно. И когда через знакомых я узнал, что будет такой проект, и они едут в Гималаи испытывать туммо на себе, я подумал: а почему я не буду участвовать в такой экспедиции? Тем более, что обучить тибетской премудрости обещали за каких-нибудь две недели.

Экспедиция была, конечно, недешевая, мы во многом оплачивали поездку сами, хотя и ездили туда в качестве подопытных кроликов, но для меня одним из важных моментов при принятии решения было то, что этот метод борьбы с холодом не связан со стрессом для организма. Все закаливания, прыганья в прорубь и т.п. связаны со стрессовыми реакциями, выбросом адреналина, причем все адреналинщики в моем возрасте уже седые, а это первый признак старения. Но тут было заявлено, что ты согреваешься в процессе расслабления, и меня это зацепило.

- В чем же заключается этот метод?

- Он очень простой и довольно давно известен. Еще в 1960 году был такой ученый Карл Тринчер, который первым предположил, что главный орган теплопродукции в нашем организме – это легкие. Не печень, не мышцы с их сократительным термогенезом, а именно легкие. Т.е. достаточно правильно дышать, чтобы согреться. Правда, как тогда, так и сейчас эта теория остается невостребованной в научных кругах. Видимо, было проведено мало исследований. А теперь россиянин Ринад Минвалеев начал проводить эти исследования сначала на себе, а потом на нас, как на «кроликах».

- Ты на себе реально ощутил, что можешь сидеть, правильно дышать и тем самым изменять свою температуру тела?

- Когда с нами проводили финальный эксперимент, мы сидели голыми в горах, куда с нами поехала целая лаборатория – рядом сидели врачи, жаждавшие крови. Я вообще в горы пошел неподготовленным. В Индии-то я был не раз и привык, что там очень жарко, а тут, конечно, понимал, что на высоте будет холодно, взял с собой теплую одежду, но, будучи в двух непродуваемых штанах, шапке, перчатках и куртке с капюшоном, я в горах просто замерзал. На высоте 4000 с чем-то метров ветер был где-то 20-25 м/с. Ты подпрыгиваешь, а тебя слегка так сносит ветром. Температура была около нуля, но я замерзал в одежде.

Потом мы разделись, и у нас, пока мы еще были тепленькие, взяли кровь, после чего мы сели заниматься практикой. У меня во время упражнения ни одной мурашки не появилось! Полчаса мы отсидели, потом у нас снова взяли кровь. Потом час походили, ни есть, ни пить нельзя было. Через час еще раз кровь взяли. Получается, что почти сутки мы не ели, потом нас морозили по полной программе, брали анализы, но ощущения были прекрасные.

Сам – лама, но другому не дам

- Т.е. за две недели можно научиться голышом сидеть на морозе и не замерзать при этом?

- Совершенно точно. Только за счет дыхания и некоторых упражнений, которые мы на обычных занятиях йогой делаем. Единственное, что нужна тренировка для тех, кто ничем таким раньше не занимался: там надо сидеть с ровной спиной и со скрещенными ногами, а это не у всех подолгу получается. У некоторых где-то через пять минут спина начинает сгибаться, и они сразу замерзают, появляется дрожь, а это первый признак срыва терморегуляции. Т.е. надо быстренько одеваться и убегать, иначе будет воспаление легких.

- С кем-то из вашей экспедиции такое было? Кто-то выбывал из эксперимента?

- Да, многие выбывали. Из двадцати поехавших в финальном испытании участвовали только пятеро. Но далеко не все участники вообще когда-то занимались йогой.

- А с тибетскими монахами, носителями традиции удалось пообщаться?

- Удалось. Вообще это была третья поездка такого рода, и раньше организаторам все никак не удавалось найти носителей туммо. Только сейчас нашелся один лама – и то только благодаря тому, что руководитель экспедиции лично знакома с настоятельницей одного монастыря, а та знала одного такого носителя традиции. Где-то в последние дни нашего пребывания этого ламу пригласили в монастырь, и руководитель экспедиции смогла с ним побеседовать.

Но фактически все закончилось тем, что лама им стал проповедовать буддизм, сказал, что для выполнения практики туммо необходимо как минимум три года послушания в монастыре, только через три года тебя начнут обучать, и еще через три года ты получишь какую-то степень посвящения, чтобы начать практику. Когда ему предложили попрактиковаться вместе, посидеть на снегу, он сказал, что это вообще очень сложный уровень, и даже, может быть, в этой жизни он будет еще недоступен. Короче, нес пургу.

Мы посмотрели, поулыбались. Понятно, что ламы эксплуатируют эти знания, даже спекулируют на них, добавляя им таинственности, чтобы привлечь внимание, а все это, на самом деле, можно объяснить с точки зрения физиологии.

Кстати, в результате этой практики уровень стрессовых гормонов в организме падает почти в два раза, мы замеряли. И один из побочных ее эффектов – это состояние эйфории.

- Т.е. такое сидение на холоде оказывает почти наркотическое воздействие?

- Да. Нас об этом предупреждали, но мы как-то не придали этому значения. А потом прочувствовали это на первом же, наиболее простом, испытании, когда мы сидели в горах под водопадом. Там еще температура была сносная, градусов десять. Ну, мы посидели там спокойно: не замерзли, слава богу, оделись, спустились с горы и вернулись в базовый лагерь. А вечером началось: всех участников пробило на хи-хи ни с того ни с сего. Хохотали, как ненормальные, а наутро научный руководитель нам говорит: «Ну что, повеселились? Отчего – знаете?»

- Это как-то связано с количеством кислорода в крови?

- Процесс термогенеза запускается при гипоксии, т.е. нехватке кислорода. При этом за счет того, что сильно падает количество стрессовых гормонов, тебе становится очень хорошо. Потом, правда, такая веселуха больше не повторялась – наверное, потому, что мы уже старались держать это под контролем. А в первый раз мы реально выглядели, как обкурившиеся.

- А, на самом деле, ничего такого не было?

- В том-то и дело, хотя в Гималаях под ногами растет марихуана, которую все используют кто как может. Коровы ее едят, а люди ее курят. Растет она везде, и собирают ее все, кому не лень. Но мы как-то воздержались.

- Мокрые простынки сушили на себе, как это по преданию делают тибетские монахи в горах?

- Нет, это не входило в задачи эксперимента. Но зато мы сидели под ледяным водопадом, а это сложнее, чем просто сидеть на морозе. Сверху тает ледник, из-подо льда и снега вырывается вода, внизу тоже снег, а в самой воде еще льдинки чувствуются – и под всем этим сидим мы... В течение двадцати минут. Да, холодно, не слишком комфортно, но при этом ты не замерзаешь!

- Не боялся последствий для здоровья?

- Нет. Я поверил, что это возможно без всякого вреда для организма. Потому что из тех, кто уже проходил это, никто не болел. И самое интересное, что ни у кого из нас не возникло даже насморка. Правда, среди нас был проводник, индус. И вот он, глядя на нас, тоже загорелся идеей попробовать. Но он йогой вообще не занимался и толком не знал, что делать – просто разделся и сел на морозе. Под вечер у него – сопли ручьем, глаза красные, заболел, в общем.

А вместо сердца - пламенный мотор

- Насколько вообще изучена тема холодоустойчивости?

- Это третья такая экспедиция, так что изучена она относительно мало, хотя темой холодоустойчивости интересовались и в СССР, и в фашистской Германии. Немцы ставили опыты на пленных, у нас их ставили тоже в советских лагерях. Сам Тринчер сидел в советском лагере, т.к. был немцем. Там он предложил давать заключенным по 20 граммов жира, предположив, что тогда они не будут болеть и умирать от холода. Он это заметил, наблюдая за охотниками на севере: в условиях до –60 градусов перед ними просто ставили бочонок с животным жиром, они съедали ложку этой вонючей пакости, шли на охоту и не замерзали. Так и мы способны греться, сжигая наши внутренние жиры.

- Какой может быть положительный эффект от таких исследований и практики?

- Практика туммо – могу сказать это по своим результатам, которые я уже получил, - уменьшает количество ненужных жиров в организме, снижает риск атеросклероза. Косвенным эффектом является похудение, т.к. правильно дыша, ты сжигаешь жир и преобразуешь его в тепло. Научно это не доказано, но те, кто практикует туммо в Петербурге, кто принимал участие в первых экспедициях, изменились очень сильно.

- А много в Петербурге тех, кто этот способ использует?

- Немного. Для похудения способ отличный, но холода боятся тоже многие. Перебороть себя на чисто психологическом уровне, поверить в то, что холод может быть другом, готов далеко не каждый. Но штука действительно замечательная. Надо еще учесть, говоря о других положительных эффектах, что холодоустойчивость легких позволяет предотвратить возникновение респираторных заболеваний. Вообще тело начинает иначе регулировать свою температуру. Я, когда вернулся, почувствовал это во время первого же занятия по йоге: мне было жарко, чего раньше не было. Просто настройка тела уже была такая, что как только я сел прямо, тело вспомнило, и буквально пошел жар. Я потом спросил у руководителя экспедиции, нормально ли это. «Так я давно зимой в одном плащике хожу», - ответили мне.

- Этот эффект потом проходит?

- Где-то через полгода, если не продолжать практику. Т.е. теоретически, если научиться правильно дышать и выполнять упражнения, зимой мы мерзнуть не будем. Тренироваться можно просто на балконе, 15 минут в день будет достаточно.

- А наоборот оно работает? Как научиться охлаждаться на жаре, раз уж у нас лето скоро?

- Мы и так охлаждаемся за счет легких. В йоге есть специальные пранаямы, которые вызывают довольно интенсивное охлаждение. Язык складываешь трубочкой, дышишь и охлаждаешься. Это мы тоже попробовали, когда прилетели в Дели. Там жара была сорок три градуса. Маленькое движение – и с тебя уже все течет. И тогда наш научный руководитель, который, кстати, является полным атеистом, смеется над всеми духовными практиками йоги и рассматривает ее исключительно с точки зрения физиологии, показал, как надо сложить язык, чтобы стало прохладнее – и ведь стало!

- Насколько вообще йога эффективна без духовной практики?

- Как любая гимнастика. Но духовная практика дает тренировку не только для тела, но и для сознания. Для меня нет варианта – разорвать их. А вот наш руководитель, Минвалеев, в диссертации подробно описывает, как с точки зрения физиологии влияют и поза кобры, и поза плуга, и все остальное. И все остальное его мало интересует.

- Будешь учить в Таллинне, как научиться не мерзнуть на морозе и не умирать от жары?

- Я обязательно хочу этим поделиться, потому что для одного это слишком много. Попрактиковать это в группах. Потому что многие, особенно женщины, замерзают при малейшем холоде. Научиться согреваться – небесполезное умение.

Наверх