Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Свиноводство в Эстонии не для слабонервных

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Кадры, сделанные скрытой камерой защитниками животных на свинофермах. | ФОТО: pealtnägija
ФОТО: pealtnägija

Жизнь свиней. Простые подсчеты показывают, что в Эстонии падеж в свиноводстве зашкаливает: ежедневно в свинарниках гибнет около 160 свиней.


Павшие, больные, травмированные животные — таково промышленное свиноводство в Эстонии. Можно ли исправить положение или это неизбежность современной жизни?

Когда отъезжаешь от Вильянди 10 километров на юг, недалеко от шоссе в глаза бросается огромный промышленный комплекс. Со стороны это шестиэтажное здание, позади которого виднеются более низкие постройки, похожие на завод.

Это входящий в концерн Rakvere lihakombinaat (Раквереский мясокомбинат) свиноводческий комплекс Ekseko, самый большой не только в странах Балтии, но и в Северных странах. В этом комплексе содержится 70 000 голов свиней.

Мати Туви, производственный директор и главный ветеринарный врач Ekseko в одном лице, в каком-то смысле является свиноводом номер один в Эстонии. Во вторник, во второй половине дня, он как раз готовился к поездке в Стокгольм, в среду он встречался с иностранными коллегами, чтобы обсудить условия содержания животных в современном свиноводстве.

Пересмотрели условия
Так получилось, что позавчера в передаче ETV «Pealtnägija» («Очевидец») показали сюжет, посвященный ситуации на свиноводческих фермах Эстонии. Кадры, снятые защитниками животных скорее всего скрытой камерой, оставляют сильное впечатление. Мертвые свиньи. Израненные свиньи. Больные свиньи с висящими грыжами.

Изжеванные хвосты и уши. Грязь местами лежит таким плотным слоем, что животные с трудом встают. Снимали в восьми свинарниках: Сымеру, Кисла, Кумма, Айу, Алувере, Вохнья, Рыстла и Марамаа.

Справедливости ради заметим, что в Эстонии сотни свинарников, и об Ekseko речи в передачи не было. Свиноводческий комплекс, как самый крупный в Эстонии, был упомянут скорее как положительный пример. И тем не менее, защитники животных, а их мнение прозвучало в передаче, пришли к выводу, что в начале 21-го века промышленное свиноводство в Эстонии это нечто жуткое, что доказывают снятые кадры.

В нашей стране такие кадры появились на экране впервые, в соседних странах защитники животных скрытно снимают уже не первый год. К слову, Теэт Соорм, глава Раквереского мясокомбината и соответственно комплекса Ekseko, признался, что когда пару лет назад в Финляндии и Швеции защитники животных стали врываться в свинарники и вести там съемки, в Ekseko пересмотрели условия содержания свиней.

Так что, будучи международной фирмой, они раньше других поняли, в каком направлении подуют ветры. «Мы прекратили сотрудничество с одной свинофермой именно потому, что на ней недостаточно заботились о свиньях», — сказал Соорм. Рано или поздно вопрос содержания свиней в промышленном животноводстве подняли бы и в Эстонии.

Как мы уже сказали, конкретные обвинения касаются далеко не всех свиноферм, да и на упомянутых восьми свинофермах ситуация разнится. На одних свинофермах проблем больше, на других меньше. Кроме того, очевидно, что защитники животных вовсе не ставили своей задачей показать тысячи ухоженных животных, напротив, они искали самые вопиющие кадры.

Заведующий бюро защиты животных Ветеринарного департамента Тармо Серва провел следующую параллель: можно приехать в небольшой город и задаться целью снять исключительно несчастных, больных или умирающих людей. Таков закон больших чисел: если где-то кого-то много — людей или животных, то всегда можно найти тех, кто находится в разном положении.
Большими числами измеряется и производство свинины в Эстонии.
Все свинофермы, на которых снимали защитники животных, совершенно легальные предприятия. Например, на ферме Кумма в Рапласком уезде выращивают 12 000 свиней и 30 000 поросят в год.

В последние два года все упомянутые восемь свиноферм получали дотации от Департамента сельскохозяйственных регистров и информации (PRIA). Одним предприятиям выделили лишь несколько тысяч евро, другим — десятки и сотни тысяч евро.

Приведем еще некоторые цифры. В Эстонии ежегодно выращивают около 400 000 свиней, с момента рождения до бойни доживает примерно 85 процентов животных (международный стандарт), 15 процентов составляют потери от падежа. Простые расчеты показывают, что гибнет свыше 50 000 свиней в год, или 160 в день.

Ежедневно со свиноферм вывозят трупы животных целыми машинами. «Действительно, павшая свинья в свинарнике — это обычное дело», — сказал ученый Аграрного университета Рагнар Леминг. Он не защищает промышленное свиноводство, специальность Леминга — поведение и благополучие животных, и он пропагандирует экологическое свиноводство.

«Не думаю, что у свиней там (на комбинатах) счастливая жизнь», — заметил Леминг, дав тем не менее понять, что ситуацию на свинофермах не стоит рассматривать исключительно в черно-белом цвете.

Самым большим виновником падежа на свиноферме являются свиноматки, они затаптывают или давят поросят. Именно по этой причине в экологическом свиноводстве, например, падеж скота даже выше. В обычном свинарнике свиноматок держат в узких клетках, чтобы им было место только для того, чтобы вставать.

Это делается для того, чтобы свиньи не давили поросят. В отечественном свиноводстве куда более серьезной проблемой (что подтверждают как составленные чиновниками ветеринарных ведомств протоколы, так и Рагнар Леминг) является отсутствие материала (например, подстилок), который могли бы жевать свиньи. Не имея возможности жевать, свиньи испытывают стресс.

Изжеванные уши и хвосты, показанные в передаче «Очевидец», и являются свидетельством того, что свиньи избавляются от стресса.
В поисках компромисса
Но и здесь следует заметить, что благодаря наличию материала, который можно грызть, изжеванных хвостов и ушей станет меньше, но полностью отучить свиней от свойственной им привычки не удастся.

Главный ветеринар Ekseko Мати Туви рассказал, что он экспериментировал с различными кормами (по одной из теорий свиньи начинают жевать друг друга из-за того, что в корме недостает каких-то веществ), но свиньи все равно время от времени жевали хвосты и уши друг друга.

Дело в том, что свиней, как и любых животных, откармливаемых на убой, специально вывели, чтобы они росли чрезвычайно быстро. За полгода поросенок, весящий 1-1,5 кг, вырастает в свинью весом 110 кг (обычный вес для забоя). И независимо от того, как заботятся о свинках, при таком весе неизбежны переломы костей и травмы суставов.

Поэтому в настоящее время производство свинины — это во многом оптимизация и поиски компромисса. Ведь мы же не хотим вернуться на сто лет назад, когда 80 % населения было занято в сельском хозяйстве и почти на каждую свинью приходился свинопас, следивший за тем, чтобы свинья не задавила поросят и чтобы им доставалось молоко (свиноматка может принести и 16 поросят, но сосков у нее всего 12).

В этом случае, ситуацию, конечно, удастся исправить, но не до конца. До тех пор, пока люди будут есть мясо, придется с этим считаться. Или не интересоваться, как делают колбасу.

Контрольные проверки
Рейды Ветеринарного департамента в 2010 году
Проверены 32 свинофермы
Нарушения обнаружены на 9 свинофермах
Обнаруженные недостатки: отсутствия материала для жевания (4 случая), проблемы с автоматическим оборудованием (2), проблемы с полом (1), проблемы с помещением (1), недостатки кормушек (1)

Наверх