О ценностях и чувстве поддержки

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Имби Паю, финская журналистка и писательница

ФОТО: Pm

Чувство солидарности является одной из основ нашего общего дома и позволяет надеяться на взаимопомощь. Соавтор сборника «За всем стоял страх» Имби Паю рассказывает, какими событиями сопровождался выход книги, и отмечает, как важно для нее было получить опыт солидарности от представителей национальных меньшинств Эстонии.

В прошлую пятницу я случайно встретила в Хельсинки двух коллег-журналисток из России, которые, будучи сами напуганными, рассказали мне, что все СМИ России заполнены сообщениями доцента Хельсинкского университета Йохана Бекмана о том, что «эстонские нацисты» планируют какое-то антироссийское мероприятие.



Сообщения касались презентации сборника статей «За всем стоял страх», посвященного 60-й годовщине массовых депортаций, а также семинара, связанного с этой презентацией. Журналистки обещали публично меня защитить и рассказать всем, что Имби Паю, которую они хорошо знают, говорит о преступлениях сталинизма.



Уничтожить традиции


Этим же вечером мне позвонил глава демократического молодежного движения, студент-юрист Евгений Криштафович и сообщил, что он и члены его организации приедут в понедельник в Хельсинки, чтобы при необходимости выступить в защиту меня и Софи Оксанен (второй соавтор книги «За всем стоял страх». — Ред.).



Вместе с ними обещал приехать и Сергей Метлев из Таллиннской Мустамяэской реальной гимназии, который стал объектом повышенного внимания в эстонском обществе после того, как выступил с критикой необоснованных заявлений посла России в отношении языковой политики Эстонии.



Прошлой весной Евгений организовал в Таллинне вместе с членами своей организации и фондом «Открытая Эстония» выступление известного русского диссидента Владимира Буковского.



И именно на этом семинаре, благодаря содействию Евгения, мы договорились с Буковским, что он выступит в качестве соавтора нашего сборника «За всем стоял страх». С помощью Буковского мы надеялись объяснить финским читателям, что такое  ГУЛАГ и каковы преступления советской правовой системы против человечности.



Евгений — русский из Эстонии с белорусскими корнями, уже много лет со своими единомышленниками изучает историю Эстонии и знает, что СССР в 1940 году оккупировал эту страну, что советские оккупационные власти наказывали русских в Эстонии за «непролетарское» происхождение и «контр-революционную деятельность». В их приверженности западным ценностям они видели предательство советской России.



Представители тоталитарной системы  в 1940-41 годах провозгласили, что препятствием для возмездия русским в Эстонии была до этой поры только государственная граница, и с этого момента начались аресты, наказания и уничтожение советскими оккупантами представителей наших национальных меньшинств, русских.



Советы надеялись уничтожить в нашем культурном пространстве память и традиции этой живущей на эстонской земле национальной группы. В душе истинно «советского» человека пылает ненависть по отношению к тем людям, которые пытаются возродить эту историю, независимо от того, откуда они родом — из Эстонии, России или Финляндии.



Евгений приехал все-таки в понедельник в Финляндию, и я видела сквозь толпу, как он давал интервью телеканалу Финского национального телерадиовещания.


В воскресенье вечером появился пресс-релиз радикальных антифашистов Финляндии о том, что доцент Йохан Бекман обратился к руководителю Центра Симона Визенталя (независимая организация, работа которой направлена на сохранение памяти жертв Холокоста, пропаганду толерантности и борьбу с антисемитизмом. — Ред.) Эфраиму Зуроффу.



Девальвированная модель


В пресс-релизе Бекмана говорилось, что Зурофф утверждает в своем заявлении: «Сообщения из Эстонии, касающиеся составления новой книги (которую я лично еще не читал и перевод которой жду), в которой отрицается участие Эстонии в массовом уничтожении евреев, дают основания международной общественности для серьезной озабоченности».



Мои друзья-евреи из Эстонии отнеслись к появлению этого клеветнического сообщения очень серьезно. В этот драматический момент пришло электронное письмо от создателя Еврейского музея Эстонии Марка Рыбака, которому звонил Эфраим Зурофф. Причиной звонка Зуроффа был звонок от Бекмана, когда тот сообщил Зуроффу о нашем мероприятии в Хельсинки и об «антисемитской книге».



Марк Рыбак написал в своем электронном письме, что он объяснил Эфраиму Зуроффу, кто такая Имби Паю и кто такой Бекман. «Теперь он знает, что за человек этот Бекман, и больше не вступает с ним в контакт», — подтвердил в письме Марк Рыбак.



Зачем я пишу об этом? Хочу в благодарность поделиться со своими соотечественниками этими эпизодами солидарности и поддержки. Подобная модель поведения девальвировалась за 50 лет оккупации более всего, и полностью мы ее пока так и не восстановили.



В создании предубеждений между людьми и народами важное место занимают ложь и подлог. Об их влиянии на людей в журнале «Коммунист Эстонии» за 1966 год написано следующее: «После определенного количества повторений жертва пропаганды теряет возможность делать разницу между тем, что ей внушают, и тем, что она чувствует на собственном опыте. То есть она начинает верить в мифы.



На следующем этапе массовой пропаганды повторение уже играет закрепляющую роль насаждаемых мифов, превращая их в предубеждения. А от предубеждений тяжело избавиться. Даже тогда, когда они вступают в явное противоречие с фактами, скорее будут отметены факты, чем последует отказ от предубеждений. Чувства, которые при этом специально вселяются и искажаются, берут власть над сознанием».



Когда Красная Армия в 1944 году вновь оккупировала Эстонию, для нашей страны придумали новую историю. Об Эстонской Республике, существовавшей с 1918-го по 1940 год, стали говорить, как о фашистском государстве. Новая советская терминология не была случайной, она стала началом войны против памяти и ценностей, которые существовали в независимой Эстонии.



При помощи слов создавались абстрактные понятия, такие, как «Гитлеровская Эстония». Слова должны были направить мысли человека в нужном направлении. Слова должны были служить целям нового тоталитарного государства.



Основа общего дома


Многие люди склонились туда, куда склонил их язык. В мире советских ценностей для достижения своих своих целей можно было использовать любые методы — в нем не было место морали, являющейся основой ценностей западного мира.



Во всей напряженной череде событий, которая сопровождала презентацию сборника «За всем стоял страх», важным и ценным для меня стал тот опыт солидарности, который я получила от своих соотечественников и живущих в Эстонии национальных меньшинств.



Все мы, кто готовил мероприятия, приуроченные к годовщине массовых депортаций, ощущали радость от чувства солидарности. Это достойно того, чтобы быть закрепленным в нашей памяти. Ведь чувство солидарности является одной из основ нашего общего дома и дает надежду на сильную взаимную поддержку, независимо от того, какую нацию здесь в Эстонии мы бы ни представляли.


    НАВЕРХ