Добро ли пожаловать в Швецию?

После такого палаточного городка центры для беженцев в западных странах кажутся роскошными, но никакие удобства не заменят свободу.

ФОТО: Scanpix/AFP

Поток беженцев в Европейский союз из менее экономически благополучных или безопасных регионов не иссякает, но до Эстонии из него пока долетают лишь отдельные «брызги». Но это пока.

Для отечественных правозащитников и специалистов по миграции во многом примером является Швеция. А поскольку политика этой страны в отношении беженцев и нелегальных иммигрантов в последнее время тоже стала меняться в сторону ужесточения, то от предложения поближе познакомиться с этой стороной шведской жизни мы не смогли отказаться.

Благодаря дружбе «по интересам», возникшей между Эстонией и Швецией, нам удалось побывать в шведском центре для беженцев их перед депортацией, а также побеседовать с заморскими специалистами по миграционным вопросам. Начали, как положено – с предыстории.

Алло, это нелегал?

В 60-х и 70-х годах прошлого века Швеция широко открывала свои двери для беженцев. Ближе к рубежу тысячелетий идеал современного социализма привлек тысячи переселенцев со всего мира. Но не всем из них удалось найти свое место в обществе или угодить своим менталитетом шведским властям и народу. Международный терроризм и экономический кризис также способствовали тому, что во многих странах стали расти протекционистские настроения.

Только в прошлом году 148 млн крон из шведского бюджета были потрачены на депортацию несостоявшихся беженцев и нелегалов на родину. В том числе ужесточили методы поиска беженцев, законный срок пребывания которых на территории Швеции уже истек, а также нелегалов, проживающих в стране после отказа в предоставлении убежища.

«Полиция, в том числе и в штатском, проверяет места скопления нелегалов, – рассказывает представитель Совета по миграции в Швеции Никлас Аксельсон. – Например, рестораны, кафе, магазины, в которых они могут работать. Помимо этого полицейские звонят в такие заведения и по наличию акцента определяют, не иностранец ли им ответил». Если акцент и манера общения выдают иммигранта, шансы на внеочередной контрольный рейд возрастают.

На данный момент самыми частыми ходатаями об убежище в Швеции являются жители Сербии, Сирии, Сомали, Афганистана, Эритреи и Боснии и Герцеговины. По словам Аксельсона, причина для поиска убежища должна быть действительно серьезной: «А иногда люди добиваются статуса беженца, когда просто ищут более благоприятных экономических условий для жизни».

Депортация нелегалов ведется активно. Если на родине беженцу больше не угрожает опасность, то Совет по миграции принимает решение о его депортации. И после принятия этого решения до дня отправки он проживает в специальном центре в городе Мяршта, за пределы которого не имеет права выходить. Место это, прямо скажем, мрачноватое.

Сине-желтое гостеприимство

Здание центра для беженцев по-скандинавски аккуратное, милое, с ровным, еще зеленым газоном и чистыми дорожками. Внутри узенькие коридорчики с покрашенными кирпичными стенами и небольшие по размерам жилые помещения. Здание построено в форме буквы «Н» и поделено на сектора для раздельного проживания женщин и мужчин. В оформлении интерьера цвета использованы преимущественно серые и тусклые: наверное, под стать настроению проживающих. Двери в помещения снабжены терминалами для введения отдельного для каждой комнаты кода.

Проходя по узеньким коридорам, мы не раз встречали жильцов центра. Кто-то улыбался и здоровался, кто-то смотрел на нас равнодушно или грустно, а кто-то – с недоумением и злобой. Казалось, что эти люди ощущали себя живыми музейными экспонатами, посмотреть на которые привели любопытствующих. «Группа журналистов из Эстонии – первая, которая приезжает на так называемую экскурсию в Мяршта», – говорит работник центра Рауль Сокол.

No photo!

По коридорам, мимо кухни, из которой разносится запах карри и запеченной курочки, нас ведут к тренажерному залу. Всего в центре их два: общий и женский. «Он предусмотрен для женщин, которые не хотят или – по религиозным соображениям – не могут заниматься спортом в одном помещении с мужчинами», – поясняет Рауль Сокол. Помимо тренажерного зала в центре есть и компьютерный класс с Интернетом, и комната для медитации, и поле для мини-футбола, и площадка для баскетбола. К тому же каждый проживающий имеет свой телефон. Все телефоны одинаковые: устаревшие модели с большими кнопками и без камер.

«В телефонах сохранены все номера персонала, – говорит Сокол. – Еженедельно беженцам выдается 80 крон на телефон и на покупку сигарет в автомате. Камеры отсутствуют не только в телефонах нелегалов: журналистов также попросили выключить фотоаппараты. Фотографировать кого-либо и что-либо внутри центра запрещено. Как нам пояснили работники, это связано с тем, что людям неприятно позировать, но и спросить хотя бы у одного-двух, согласны ли они на фото и(или) беседу, нам не разрешили.

По словам Рауля Сокола, Департамент миграции тратит около 550 долларов США в день на одного проживающего в центре. Заслышав такие цифры, мы сильно удивились. «Откуда такая сумма? – недоумевала работник Центра по правам человека в Эстонии Кристи Тоодо. – Я ни в коем случае не спорю, но у нас в подобном центре эти суммы составляют 13 евро в день на одного человека…»

Все, что может удовлетворить потребности человека, в том числе и в комфорте, в наличии. И людям не хватает лишь одного – права на постоянное проживание в стране. Поэтому многие беженцы затаили обиду. «Конечно, уезжать никто не хочет, – говорит Сокол. – В день депортации многие не выходят из своих комнат, отказываются садиться в автобус. Тогда нам приходится прибегать к помощи полиции».

Врач посещает беженцев два раза в неделю, но жалоб пациентов не может понять из-за незнания языка. «Мы в таких случаях пользуемся услугами переводчиков, – говорит Сокол. – Но не всегда: существует врачебная тайна, и пациент не обязан рассказывать врачу о своих проблемах при постороннем человеке». Впрочем, ситуации, когда пациент стесняется переводчика, возникают не часто.

С видом на Швецию

Ходатайствовать о виде на жительство в Швеции беженец может как на границе, так и после ее пересечения, связавшись непосредственно с Советом по миграции. «Мы очень тщательно исследуем ситуацию на родине беженца, – говорит Никлас Аксельсон. – И если ему угрожает опасность при возвращении на родину, то предоставляем ему убежище на необходимый срок». Для ожидающих решения существует свой, отдельный, закрытый центр.

Новоиспеченный полноправный житель Швеции в обязательном порядке записывается на курсы шведского языка и пропускать их без уважительной причины не может. Если у него на родине осталась семья, то родственникам обязательно помогут приехать.

После получения вида на жительство достигший своей цели беженец теряет право находиться в центре и должен заниматься поиском жилья и работы. Здесь на помощь новобранцу придет Служба трудоустройства, она же поможет и подыскать жилплощадь. В Швеции ежемесячная плата даже за небольшую съемную квартирку достаточно высока (в пределах 300-400 евро).

«К сожалению, в обществе живуч стереотип, что беженец не может трудоустроиться и приносить пользу государству, – говорит шведский журналист Араш Мохтари. – Чаще всего даже в СМИ упоминания о беженцах связаны лишь с негативной информацией. Но на самом деле, есть тысячи примеров, когда беженцам удавалось найти достойную работу и честным путем зарабатывать на жизнь. Об этом тоже надо писать».

Справка «ДД»:

Ситуация с беженцами в Эстонии

Беженец – это лицо, которое ходатайствует об убежище из-за преследований на родине по причине расовой или национальной принадлежности, религии, политических убеждений. В Эстонии беженцам предоставляется вид на жительство сроком на три года.

Люди, получающие полную защиту государства и не являющиеся беженцами, то есть лица, которым грозит опасность при возвращении на родину (смертная казнь, пытки и другое) в Эстонии получают вид на жительство сроком на один год.

В случае если по истечении вида на жительство беженцу на родине по-прежнему будет грозить опасность, существует возможность продлить вид на жительство.

После получения вида на жительство в Эстонии беженец предоставлен сам себе. У нас отсутствует специальная служба помощи в поиске места проживания, работы, не предоставляются и языковые курсы.

В Эстонии ходатайствующими о статусе беженца первыми начинают заниматься пограничники. Они решают, впустить ли беженца на территорию страны и оформить заявление на предоставление убежища, или отправить его обратно.

Если заявление о предоставлении убежища рассматривается больше года, ходатай в ожидании своей судьбы может даже устроиться на работу.

Получив отказ в убежище в одной стране ЕС, беженец не может ходатайствовать о нем в другом государстве-члене Евросоюза.

В случае если на родине у беженца остались близкие, семье помогают воссоединиться.

Число беженцев в Эстонию с каждым годом растет. За первые два квартала 2012 года было предоставлено убежище 58 беженцам, что лишь на 11 меньше, чем за весь 2011 год.

НАВЕРХ