В музеях ждут русских детей

В музее Нигулисте с детьми доступным для них языком говорят об искусстве, истории, памяти, смерти, жизни и о многих других важных вещах.

ФОТО: Михкель Марипуу

Таллиннские музеи Адамсона-Эрика и Нигулисте приглашают ­­на занятия русскоязычных детей от детсадовского возраста до гимназических классов.
 


В музеях Адамсона-Эрика и Нигулисте, которые ждут на свои программы также детей, родным языком которых является русский, специально работает музейный педагог для русскоязычных детей, куратор образовательных программ Екатерина Жаворонкова.

По образованию она русский филолог, учитель русского языка и литературы, которая нашла себя в музейной работе с детьми.

«У меня сложилась такая формула: в школе надо учиться и в школе может быть интересно, а в музее на первом месте стоят интерес и новизна, а не необходимость. Все музеи в Эстонии, безусловно, работают с оглядкой на школу, в своей работе мы учитываем школьные программы по истории и искусству и соотносим с ними, насколько это возможно, наш рассказ», — говорит педагог.

С учетом группы
«Например, есть такая замечательна программа — «Тайные ходы Нигулисте». Во время экскурсии дети посещают те уголки Нигулисте, куда обычных посетителей не пускают.

Мы проходим по этим тайным ходам, где у каждой ступеньки есть история, потом поднимаемся к органу, детям разрешают потрогать трубы органа, что, конечно, им намного интереснее, чем просто послушать орган, как бывает на обычном уроке музыки. В Нигулисте детям, вообще, многие музейные экспонаты разрешается трогать, те же надгробные плиты лежат прямо под ногами», — рассказывает Жаворонкова.

Как в музее Нигулисте, который все знают, так и в музее Адамсона-Эрика, который русским школьникам зачас­тую мало знаком, разработано достаточно много программ для школьников.
По словам Екатерины Жаворонковой, они подстраивают свои программы под группу: приходят ученики гуманитарных школ — с ними говорят языком, который должен быть понятен гуманитариям, в классах языкового погружения акцент делается на язык, предусмотрены и мероприятия для детей с ограниченными возможностями — первый урок с такими детьми состоится через две недели.


По словам педагога, непременно учитываются возможности таких ребят, например, незрячим подробно рассказывают про орган, дети слушают музыку, им разрешают потрогать резьбу по камню.

Самая продолжительная экскурсия посвящена львам, которых, оказывается, в Нигулисте очень много. «Львы есть на плитах, алтарях, эпитафиях, все с разной символикой. Если присмотреться, то даже на настенных светильниках можно обнаружить изображения львов», — говорит педагог.

2 декабря в Нигулисте искусствовед Хелена Ристхейн проведет очередную воскресную экскурсию на русском языке для взрослых, а дети поиграют в привидения, и им расскажут о том, что значила смерть для средневекового человека.

«Мы никого, конечно, не пугаем, говорим на эти серьезные темы спокойно, рассказываем о том, что эта сторона жизни тоже имеет место. Дети узнают, что в Средневековье смерть воспринималась просто как следующий этап жизни, только уже не на земле. Мы уже тес­тировали эту программу и никакого страха в детях не увидели, напротив, им было очень интересно», — рассказывает Жаворонкова.

В Нигулисте на разных занятиях можно узнать, для чего использовалось серебро в средние века, кто такие ангелы-хранители, какие отрицательные и положительные персонажи бытовали в Средневековье. В декабре многие школы заказали программу, посвященную легендам о Святом Николае, и урок «Ангелы Нигулисте».

Все учебные программы также включают и основные сведения о музее — история строительства церкви, важнейшие объекты музея, такие как картина «Пляска Смерти», главный алтарь.

Экскурсии, в основном, рассчитаны на час и включают либо викторину, либо изготовление поделок. По словам учителя, несмотря на то, что по понедельникам-вторникам музей закрыт, при желании экскурсию можно провести и в эти дни.

Музей Адамсона-Эрика
В музее Адамсона-Эрика уроки по-русски только-только начались. «В принципе, старшеклассники знают, что был такой художник, детям помладше это имя часто ничего не говорит.

И наша главная задача — рассказать им, что был такой художник, как он жил и творил, какими интересными вещами занимался, какие замечательные украшения, например, делал», — рассказывает Жаворонкова.

Сейчас в музее Адамсона-Эрика можно послушать лекцию на русском языке об эстонской художнице Маре Винт, приуроченную к ее персональной выставке «Рисунки пяти десятилетий». «А весной мы обратимся к теме Японии — нам обещали помочь в посольстве Японии с наборами для занятий каллиграфией.

Мы будем проводить уроки японского искусства на выставке «Традиционная японская живопись тушью», ребята сами попробуют работать настоящей тушью и кистью», — добавила педагог.

«Быть музейным работником совершенно не значит становиться музейной крысой и строго следить, чтобы посетители не трогали картины. Моя работа в музее — это общение с детьми, поиск новой информации, новые интересные книги, придумывание игр, познавательных развлечений для юных гостей», — считает Екатерина Жаворонкова.

Музейные занятия на русском языке

• Музейное занятие состоит, как правило, из посещения выставки и мастер-класса. Продолжительность занятия — 60 минут или по договоренности.

• Во время школьных каникул в музеях проводятся художественные лагеря.

• В Нигулисте по воскресеньям проходят занятия и для взрослых — расписание на русском языке есть на сайте музея.

• Контакты музеев:

   Музей Адамсона-Эрика, Люхике Ялг, 3, тел. 644 5838,

adamson-eric@ekm.ee, www.adamson-eric.ee

   Музей Нигулисте, Нигулисте, 3, тел. 631 4330, niguliste@ekm.ee, www.nigulistemuuseum.ee

НАВЕРХ