Яна Тоом: эстонцам дают понять, что я за второй государственный язык, русским – что против

Яна Тоом.

ФОТО: Сергей Трофимов

Вернуться к теме второго государственного языка меня заставило то, каким образом сегодня в СМИ освещается моя позиция по данному вопросу.

Õhtuleht пишет – «Яна Тоом хочет, чтобы русский язык стал вторым государственным?». Postimees.ru пишет: «Центрист – Яне Тоом: вы хотите установить второй государственный язык»? Что характерно, оба текста цитируют один и тот же фрагмент стенограммы заседания Рийгикогу. Но создают  совершенно противоположное мнение о происходящем: эстонцам дают понять, что я категорически за второй государственный, русским – что категорически против.

Забавно, что ни одно издание не указало, по какому, собственно, поводу мы с коллегой Пеэтером Выза вели разговор о языке: я защищала мной же инициированный законопроект об оказании государственной правовой помощи на русском языке. Отчего это осталось за кадром? Думаю, ответ прост: в политике от тебя часто ждут не дел, а сигналов. Но до тех пор, пока мы разговариваем сигналами, дела-то как раз и не будет.

Что же касается мой позиции по поводу русского языка, я сформировала ее не так давно, по следам латышского референдума, но она с тех пор не изменилась. Чтобы всем все было ясно, хочу повторить, как семь месяцев назад в СМИ я ответила на вопрос: поддерживаете ли Вы позицию о наделении русского языка статусом государственного языка в Эстонии?

Итак:

«В этом смысле мне кажется очень поучительным опыт латвийского референдума. Когда я спросила латышей, каков был практический результат, мне ответили – это перекличка недовольных. Лично мне такого рода переклички не нравятся. И вот почему: недовольные «перекликнулись» и остались ни с чем. Возможно, в следующий раз они «перекликнутся» очень не скоро - ничто так не сбивает боевой настрой, как неудача, даже и запрограммированная. Другая сторона (в данном случае латыши) мобилизовалась на защиту своего языка, которому вроде бы кто-то угрожает. Результат – обострение конфронтации, причем всерьез и надолго.

Мне представляется, что вопрос о статусе русского как государственного разумно поднимать в двух случаях. Первый – общество к этому готово и такая постановка вопроса не приведет к обострению конфронтации. Второй – есть четкое понимание того, что наша цель - двухобщинное государство.

Рассмотрим первый вариант – готовность. Очевидно, что такой готовности в обществе нет, и над тем, чтобы она появилась, надо еще долго работать. Очевидно и то, что лозунги типа «даешь русский язык государственным!» никак появлению такой готовности способствовать не будут, скорее наоборот. И в этом смысле, извините, я такие вопросы воспринимаю скорее как провокационные. Ну и последнее – не надо забывать, что у нас есть как минимум два поколения эстонцев, которые по-русски, что называется, ни в зуб ногой.

Второй вариант – двухобщинное государство. И здесь я солидарна с моим латвийским коллегой Борисом Цилевичем, который не видит хорошей модели для подражания. Венгрия? Франция? Едва ли. Россию вряд ли можно принять за образец, да и с моделью она не определилась. Македония? Вроде бы неплохо, но давайте вспомним Македонию десять лет назад - война и человеческие жертвы.

Кроме того, у идеи двухобщинности есть и другой, я бы сказала, эмоциональный аспект – для меня она маркирует поражение. Знак того, что мы не сумели занять достойное положение, не сумели построить общество, основанное на взаимопонимании, и предпочли окончательно разделиться по языковому признаку. Общий язык – не лингвистическое понятие, и попытка насильственным образом актуализировать идею второго государственного языка в сегодняшней ситуации уводит нас от возможности этот общий язык все-таки освоить.

Но! При этом я категорически против насильственного перевода школ на эстонский язык обучения и категорически за то, чтобы русский получил статус официального языка делопроизводства в тех самоуправлениях, где этого требует национальный состав населения. И, разумеется, я полностью поддерживаю рекомендацию Совета Европы о ликвидации Языковой инспекции».

P.S. Повторю еще раз – такова моя позиция на сегодняшний день и я не вижу предпосылок для того, чтобы ее менять. Если же такое случится, я непременно проинформирую об этом общественность, причем не цитатой из стенограммы заседания, а напрямую.

НАВЕРХ