Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Самородний: о постсоветском ущемлении русских и национальном обособлении Эстонии

Олег Самородний, патологоанатом кремлевско-капошных информационных войн. ФОТО: Станислав Мошков

Проблематика прав русскоязычного населения в Эстонии требует серьезного и вдумчивого подхода, который, как свидетельствует практика, мало кому интересен, считает журналист Олег Самородний.

На сегодняшний день страны Балтии (Эстонию, Латвию, Литву) можно считать частью постсоветского пространства с огромной степенью условности. На то есть масса объективных причин и показателей, цитирует Самороднего РИА Новости.

Существенную роль в выпадении Эстонии из когорты «постсоветских стран», по его мнению, играют близорукие расчеты политиков, ориентирующихся на потребности текущего момента. Эти расчеты сводятся к поиску мнимого врага, выдуманного в пропагандистских целях. И здесь негативные функции начинают выполнять различные масс-медиа, становящиеся зачастую инструментами тех или иных пропагандистских атак на бывших соседей по «советской коммуналке». 

"Во избежание голословности кратко остановлюсь на теме притеснения русскоязычного населения Эстонии. Этот конек давно оседлали политические манипуляторы. Так, высасывая из пальца примеры дискриминации русских, они публично заявляют (в российских СМИ), что в Эстонии за одно и то же преступление русских сажают в тюрьму в то время, как эстонцев штрафуют. Законодательство Эстонии действительно предусматривает за определенные правонарушения (например, хулиганство) два вида наказаний — кратковременное содержание под стражей или же уплату штрафа. Причем вид наказания себе выбирает сам правонарушитель, - пишет Самородний. - То, что русскоязычные хулиганы, в отличие от эстонских, скорее, предпочитают пару месяцев провести в кутузке вместо того, чтобы заплатить штраф, свидетельствует о чем угодно, только не о дискриминации русских".

"Еще один пример — разговоры о том, что безработица среди русских является следствием их дискриминации. При этом умалчивается, что большинство русскоязычных безработных — это люди старшего возраста. В то же время данные, касающиеся людей в возрасте до 30 лет, свидетельствуют, что социально-экономическое положение эстонцев и неэстонцев в этой возрастной категории практически одинаковое. А по некоторым показателям (например, преобладание эстонцев на непристижной работе в сфере обслуживания) положение молодых неэстонцев выглядит даже более привлекательным".

Разговоры о дискриминации на рынке труда по этническому признаку, с точки зрения Самороднего, не находят объективных подтверждений. "Среди случаев, рассматриваемых в Инспекции по трудовым спорам, практически нет жалоб на национальную дискриминацию. Или даже на языковую, поскольку, по закону, работодатель обязан оплатить языковые курсы работника, и только если посещение этих курсов не приносит желаемого результата, то он может уволить этого работника за незнание эстонского языка, если владение оным необходимо при исполнении трудовых обязанностей. Анализ данных о принятых на работу в крупных фирмах Эстонии свидетельствует, что работодатели отдают предпочтение соискателям, хорошо владеющим русским языком, наряду, естественно, с эстонским".

"Остается добавить, что Закон о трудовом договоре предусматривает ощутимые санкции в отношении работодателей, допускающих дискриминацию рабочей силы по национальному признаку. По существу, подобные действия законодательно приравниваются к разжиганию межнациональной розни, что в Эстонии считается тяжким преступлением", - констатирует автор.
 

НАВЕРХ
Back