Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Про обиды: ответ Павлу Иванову

, Русский омбудсмен
Про обиды: ответ Павлу Иванову
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Сергей Середенко.
Сергей Середенко. Фото: Сергей Трофимов

С Владимиром Мельниковым, которого многие помнят по работе в «Молодежке», мы приятельствуем. В основном – в поездах и самолетах, как есть время такое. Вот как-то в ночном поезде в Питер Володя сказал мне, что, как только он познакомился со мной, так я ему сразу понравился. «Но не угадаешь – чем!». Я даже не попытался угадывать, решил дождаться продолжения. «Тем, как часто ты обижался на всех подряд», пишет в "МК-Эстонии" Сергей Середенко.

«Ты понимаешь, я давно заметил, что обижаются люди только на своих. Право на обиду надо заслужить. Судя по тому, как часто ты обижался, куча людей вокруг была для тебя – своими. Этим и понравился», - пояснил тогда Володя.

Давно все это было, и обижаюсь теперь – все реже. Если взглянуть на реплику Павла Иванова «Даже обидеться вместе не можем» через призму наблюдения Мельникова, то Павел чохом записал к нам в «свои» всю «эстонскую элиту». Но она – явно не «своя», она чужая, без всяких кавычек. И мы ей – чужие, и доказательств тому – вагон.

Хотя бы то, что говорим мы официально не на русском, а на «чужом языке» - võõrkeel. Платный пропагандист Иванов (получи, Паша, за «профессионального нацмена Рафика Григоряна, получающего от этого государства средства на сохранение своих национальных корней»), как водится, первым стал жертвой собственной пропаганды – таков уж ее основной закон.

На чужих не обижаются, на чужих – сердятся. Причин сердиться – множество, и нет смысла их тут перечислять, они и так прекрасно известны. А вот причин верить – нет. Никаких.

Доверие вырабатывается только в совместной деятельности, и вот тут-то и есть водораздел:
у Павла Иванова такая совместная деятельность с реформисткой Кейт Пентус-Розиманнус есть, а у меня, например – нет. Для меня Пентус-Розиманнус – глупая самовлюбленная тетка, реформистка, а значит – враг. Для Иванова – начальница. Хорошая или плохая, судить Павлу, но что-то совместное они по долгу службы делают, а только отсюда доверие и возникает.

Так откуда доверие к «бунтующей эстонской элите», если ничего совместного они не предлагают? Вот Иванов пишет: «Все эстонское общество обижено. Только обиды разные. Эстонская элита обижена на конкретную власть. И еще на русских, которые не участвуют в обиде эстонцев. Потому что обиженные на ту же конкретную власть русские по-прежнему обижены на этих новых обиженных за старые нанесенные обиды».

Да неправда это! Никогда я (если говорить обо мне) на эстонскую власть не обижался! Я ее ненавижу, как и положено нормальному человеку ненавидеть лжецов, воров и насильников! И, приписывая мне обиды, уважаемый Павел Иванов ошибся.

Да-да, уважаемый. В смысле – я действительно уважаю Павла Иванова. Прежде всего – за профессионализм. Только, как мне кажется, Павел себя в нашем обществе так и не нашел.

Из него (из тебя, Паша) получился бы классный социальный продюсер, калибра Андрея Заренкова, потому что все данные у него для этого есть – жесткость, ответственность, масштаб. Все эти качества в карьере Иванова всегда были рядом с журналистикой. Может, ну ее, журналистику? А то нам тут, в русской общине, продюсеры позарез как нужны...

Ключевые слова
Наверх