Ханнели Руди: элитарная Эстония

Ханнели Руди

ФОТО: Peeter Langovits

На самом деле Эстонии не существует. Нравится нам это или нет, но по количеству населения нас можно сравнить с районом большого города. Тем более странным кажется, когда снова и снова находятся те, кто ужасно хотят развивать проект элитарной Эстонии. Вместо того чтобы заниматься тем, чтобы все дети получали доступное образование, пытаются насадить подход, что, хотя у всех и имеются равные возможности для получения хорошего школьного образования, есть такие, кто более равны. Например, те, у родителей которых кошелек толще, чем в среднем.

Именно такое впечатление остается от новости, что Таллиннская Реальная школа решила открыть частное отделение для детей, кто провалился на вступительных испытаниях. Реальная школа может обещать, что при приеме исходит из способностей детей к реальным предметам, но плата в по крайней мере 1500 евро заставляет задаться вопросом, у скольких родителей по-настоящему одаренных детей остается такая сумма после уплаты учебного и жилищного кредитов.

На самом деле уже сейчас возможность попасть в такую школу во многом связана с доходом родителей. Если верить тому, что говорят знакомые, ребенок которых ходил на испытания в эту школу, то успех на этих испытаниях во многом зависит от того, имеется ли у родителей возможность отдать ребенка именно в платный подготовительный класс Реальной школы. А именно, на испытаниях приходится решать задачки на логику, с которыми едва ли справится ребенок, который в принципе хорошо читает и считает, но раньше таких задачек не решал.

Все слова, которые сейчас говорятся в СМИ в пользу создания частных школ, мне кажутся пустыми. Почему школа, в старшие классы которой стремятся попасть талантливые дети не только из столицы, хочет любой ценой раздуть свои начальные параллели? Чтобы, как они говорят, получить в гимназии особенно талантливых? Такое объяснение нелогично.

Тема школьных вступительных экзаменов в Эстонии широко обсуждалась, но до сих пор не было ни одного исследования, которое бы доказывало, что именно на экзаменах в первый класс становятся видны настоящие способности и сообразительность ребенка. Кстати, по словам знакомого, который учится в Реальной школе, в гимназию попало больше тех, кто пришел в эту школу учиться с 7 класса. Но, может быть, нынешний уровень учащихся Реальной школы настолько низок, что они проигрывают на гимназических экзаменах тем, кто пришел из менее известных школ, и теперь школа пытается спасти свое доброе имя?

Если Реальная школа действительно хочет растить лучших физиков и математиков страны, то, возможно, имело бы смысл задуматься о превращении в прогимназию? Ведь математика – это не игра на скрипке или художественная гимнастика, которыми нужно углубленно заниматься с самого раннего возраста. И что бы ни говорили родители о способностях своих детей, выбор первого класса зависит в первую очередь от желания самих родителей, а не от настоящих интересов и способностей детей. Зато те, кто приходят в гимназию, точно знают, есть ли у них желание и возможности углубленно изучать математику или иностранные языки.

НАВЕРХ
Back