Историк Яак Валге рассуждает об эстонских коллаборационистах

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

1-й Председатель Президиума Верховного Совета Эстонской ССР Йоханнес Барбарус. 1931 год

ФОТО: Wikipedia

Почему из эстонских писателей левого толка вышло так много коммунистов, почему советская власть была столь притягательной для западных левых интеллигентов? По этому поводу в свежем номере журнала Tuna рассуждает историк Яак Валге.

После июньского переворота 1940 года на службу к советскому режиму перешла почти треть членов Союза писателей независимой Эстонии. Незаконное правительство Йоханнеса Вареса-Барбаруса стали называть правительством «писательского типа» или просто правительством писателей.

Яак Валге более подробно останавливается на личностях трех коллаборационистов – Ниголе Андерсене, Йоханнесе Варесе-Барбарусе и Йоханнесе Семпере, которые не были сторонней богемой, а были частью, известными и уважаемыми людьми того общества, которое принялись истреблять.

Исследование этого вопроса, по мнению автора, тем важнее, что слепота западной интеллигенции в отношении сталинизма стала в западной науке весьма интригующей темой исследования, а Эстония является случаем ярких контрастов.

В статье рассматриваются существующие обоснования того, почему столь большая часть левых интеллектуалов решила сотрудничать с советской властью.

Некоторые считают, что дело в личных качествах – тщеславии, карьеризме и конъюнктурщине, другие говорят о наивности этих людей, третьи – об авторитарном режиме, который привел к отчуждению интеллигенции от государства.

Главый мотив «игры в монголов», то есть попытки левой интеллигенции спасти эстонское общество от худшего, может в сознании части общества по инерции проявляться и сегодня, но в научной литературе в последние годы этот мотив утрачивает убедительность, по крайней мере, этот аргумент свергнут с трона мотивов.

В заключение поднимаются следующие вопросы. Когда и по каким причинам у многих левых и, особенно, левых интеллектуалов возникла тяга к коммунистическому российскому режиму? Были ли причины поддержки со стороны левой интеллигенции Эстонии Советского Союза теми же, что сформировали тогдашний менталитет западной левой интеллигенции, или в Эстонии были специфические влияния?

Ясно, пишет Яак Валге, что у разных личностей мотивы перехода на службу советской власти были разными, но можно ли найти общий знаменатель? Что отличало тех (левых) интеллигентов, которые перешли на Службу Советскому Союзу, от тех, кто не перешел?

НАВЕРХ