Киллеры устраняют причастных к делу

Схема,сделанная рукой Похлака, на которой видно расположение автомобилей и людей в момент взрыва.

ФОТО: Ристо Берендсон

Ущерб от взрыва, прогремевшего в центре Таллинна, был огромным — около пяти миллионов крон. Cумма ущерба распределилась в основном между Кесклиннаской управой (2 млн), авиакомпанией Estonian Air (2 млн), Таллиннским бизнес-центром (650 000), страховой компанией Balti Kindlustusselts (125 000) и потерявшей два автомобиля оптовой фирмой Jungent (50 000).

30 августа Полиция безопасности (КаПо) официально, через газеты Eesti Päevaleht, Hommikuleht, Rahva Hääl и Õhtuleht обратилась к общест­венности за помощью в раскрытии преступления. Инцидент был назван терактом.

В то же время так называемая группировка птицефабрики (обосновавшаяся в поселке Сахалоо) продолжала орудовать. 2 сентября в Йыгевамаа, в дом, где жила мать Роберта Похлака, отвезли двух человек из пермской группировки, которых вечером 26 августа компания поехала наказывать в Раквере. Позднее оба были найдены закопанными в землю с пулевыми ранениями в голове.

Но расследование взрыва продвигалось медленно. В середине сентября был задержан первый предполагаемый подозреваемый, но сразу выяснилось, что это был блеф. Просто один человек, приревновав свою подругу, решил похвастаться и сказал, что за скандальным взрывом стоит он и какая-то неизвестная мафия Поска, которой Estonian Air якобы отказывается платить.

Шли месяцы, дело начало постепенно распутываться на оперативном уровне. Цент­ральная криминальная полиция (тогда она, по сути, конкурировала с Полицией безопасности), точнее, ее руководитель по оперативной работе Койт Пикаро, расследуя разборки между пермскими и группировкой птицефабрики, в конце года, наконец, добыл реальную информацию.

Написал объяснительную

А именно, сам Роберт Похлак, которого Пикаро позднее назвал «болтливым искателем приключений», 26 декабря 1993 года собственноручно написал ему объяснительную записку о якобы имевших место обстоятельствах взрыва.

Похлак описал, как Даниэль Мянг, Андре Пийспеа, Тоомас Хелин и Янек Кукк прибыли на место, и что произошло дальше. Для большей достоверности он даже нарисовал от руки схему расположения людей. Однако о своей решающей роли в этой истории Похлак не обмолвился ни словом.

10 января 1994 года высокопоставленный чиновник КаПо Григорий Левченко в оперативной информации сообщил, что со взрывом могут быть связаны Даниэль Мянг, Тоомас Хелин и Янек Кукк. Это было первое официальное сообщение о лицах, которые могли быть связаны с преступлением. И спустя восемь дней пять человек были объявлены в розыск. Правда, двое из них имели отношение к делу только в связи с тем, что знали остальных.

Тем временем продолжалась война между пермской группировкой и братвой птицефабрики. Пуля наемного убийцы настигла Александра Сийрака 25 апреля 1994 года в Ласнамяэ, в лифте дома. Пийспеа в это время находился под стражей в связи с убийством членов пермской группировки в Йыгевамаа. Похлак признался, что выстрелы в головы пермяков произвел именно Пийспеа.

Хелин и Кукк, опасавшиеся за свою жизнь, бежали из Эстонии и вскоре объявились в Испании. Самый отчаянный из всей компании, Мянг, продолжал жить на широкую ногу в Таллинне. Пийспеа, которого признали виновным в отнятии свободы у пермских, через полтора года вышел на свободу.

Поскольку Пийспеа и Мянг в разговорах со следователями были не особо разговорчивы, а у КаПо по делу о взрыве не было против них прямых улик, то следственным органам не за что было зацепиться. 25 декабря 1995 года в Тарту, перед гостиницей Kantri, прогремели выстрелы. Александр Куузик был убит. Убийство заказал Похлак.

Приступивший к расследованию убийства следователь Центрального следственного бюро Рихо Тамм вскоре понял, что помимо заказного убийства на счету Похлака числится и скандальный взрыв. Об этом следователю подробно рассказали приятели Куузика. Но они, к сожалению, отказались официально свидетельствовать против Похлака.

Первый шаг в раскрытии

Сам Похлак, разумеется, все отрицал. И следователи продолжали работать с другими участниками. Допрошенный 11 марта 1996 года Гроссталь заявил, что в момент взрыва завтракал вместе с Куузиком на площади Виру, а когда услышал взрыв, просто уехал.

Но у КаПо был припасен козырь — сделанная в тот же день запись частного разговора Гроссталя с руководителем оперативного отдела КаПо Фатисловам Кейфсаром. Гроссталь открытым текстом сообщил тому, что произошло на площади Вабадузе.

Теперь следователи могли опереться на некоторые доказательства. КаПо нашла свидетеля, которому был дан анонимный статус. Этот человек рассказал, как любивший похвастаться Похлак рассказал ему, как держал управляющий бомбой пульт в своей руке, и что все получилось бы, если бы Кукк вовремя поставил чемодан на землю и отошел.

Это был большой шаг вперед. 25 апреля 1996 года на допрос был вызван Пийспеа, однако он отказался выдавать соучастников преступления. 20 июня того же года Хелин был официально признан обвиняемым в этом преступлении. Его и Кукка КаПо объявила в международный розыск через Интерпол

До Мянга рука правосудия так и не дотянулась. Его убил наемный убийца ночью 12 октября 1996 года в Пяэскюла. Через два месяца, 14 декабря, настал черед Пийспеа. Он разговаривал с кем-то в кафе Wimbledon, находившемся примерно в двухстах метрах от места взрыва, когда зашедший с улицы молодой человек выстрелил в него.

Обвинение приписали убитым людям

Когда часть действующих лиц, связанных со взрывами, ушла в мир иной, пришло время вступить в игру Имре Аракасу, этот человек славился тем, что приписывал скандальные преступления убитым людям. 24 января 1997 года он явился в Центральное следственное бюро, расположенное на улице Лай в Таллинне, и выразил желание дать показания. Его рассказ оказался весьма интересным, однако стражей порядка некоторые детали насторожили.

Аракас рассказал, что через день после взрыва его друг Мянг будто бы признался, что это его рук дело. Чемодан устанавливал на месте якобы Пийс­пеа. Иными словами, Аракас оговорил мертвых людей. Единственное, что в рассказе мужчины соответствовало действительности, это тот факт, что у Похлака, когда он стоял на горке Харью, в обеих руках были пульты.

Чуть позже Аракаса пригласили в Полицию безопасности (КаПо). 5 марта того же года он рассказал в КаПо, что Пийспеа позднее обругал нажимавшего на пульт Похлака за то, что пермские в это время находились слишком далеко. Мянг якобы сказал, что все-таки он должен был нажимать на пульт лично — так было надежнее.

В принципе обвинительный материал на Похлака таким образом был уже собран. Несмотря на то, что следственные материалы на Аракаса вела КаПо, их составление и передачу в суд поручили следователю Рихо Тамму. Причина была прозаична — Центральное следственное бюро сумело доказать причастность Похлака к убийству Куузика, а отдавать Похлака под суд одновременно по двум судебным разбирательствам не имело смысла. И хотя Похлак свою причастность к взрывам отрицал, за данное преступление суд назначил ему в 1998 году тюремное заключение сроком на 10 лет. Однако на этом история не закончилась. Процессуальное решение должно было быть принято в отношении бежавших в Испанию Тоомаса Хелина и Янека Кукка.

Весной 2000 года следователь Тамм вылетел на тайную встречу в Германию. В лобби-баре берлинского отеля его дожидались Хелин и Кукк, по их инициативе и состоялась встреча, поскольку беглецы устали жить в изгнании и захотели вернуться в Эстонию.

Мужчины знали, что их вина в деле о взрыве была небольшой и рассчитывали на более мягкое отношение. Тамм разъяснил им, что нужно делать, чтобы избежать розыска, и как все это оформить официально. Неделю спустя, Тамм получил в Эстонии сообщение по факсу, в котором Кукк и Хелин объясняли властям мотивы своего бегства и выразили желание приехать и дать показания.

Теперь власти имели возможность реагировать официально. КаПо прекратила поиск мужчин через Интерпол, и после этого Кукк и Хелин могли без опасений и страха быть арестованными сесть в самолет под своими собственными именами и вылететь в Таллинн, где их дожидались следователи.

Поскольку Хелин не был виновен во взрывах, ему удалось избежать наказания по этому делу, но Кукк 10 мая 2000 года предстал перед Харьюским судом, сидя на скамье подсудимых с понурой головой. В порядке упрощенного делопроизводства за дальнейшую передачу взрывного устройства суд назначил ему условное наказание сроком два года.

История началась возле автозаправки в Таллинне

В кровавой «металлической» войне, получившей начало возле автозаправки Neste на Пярнуском шоссе в Таллинне, была виновата т.н. пермская группировка. А именно — они решили инсценировать перед своими партнерами-эстонцами, с которыми вели «металлический» бизнес, кражу груза с кобальтом.

Для выяснения обстоятельств тайного исчезновения нескольких членов пермской группировки эстонцы договорились встретиться с их «авторитетом» Вячеславом Платоновым в кафе автозаправки Neste в Ярве. Это была первая автозаправка западного образца в Таллинне.

Когда эстонцы на встречу не явились, трое пермских уже было отправились восвояси. Однако в их направлении поспешил Dodge Van, из задней двери которого выпрыгнул мужчина с автоматом Калашникова и с криками: «Для вас, п***расты, у нас есть подарок» открыл огонь. (Согласно городской легенде, этим мужчиной был убитый 13 лет спустя наемным убийцей Калев Кург.)

Стрельба закончилась убийством одного из пермских и тяжелым ранением другого. Для разрешения кровавого конфликта из России сюда приехал авторитетный вор в законе. Выслушав обе стороны, он признал виновными пермских, и таким образом развязал руки городским для разборок с конкурентами.

Выяснение отношений и сведение счетов лишило жизни руководителей обеих группировок. Очень скоро пермская группировка из Эстонии исчезла. Причина смерти убитых годы спустя Даниэля Мянга и Андре Пийспеа следует искать, скорее, во внутренних разборках «городских».

НАВЕРХ