Миграция населения выросла в два раза

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

ФОТО: Pm

По каким причинам именно в прошлом году выезжающих из Эстонии было в два раза больше, чем раньше.

ФОТО: Pm

Тенденции отъезда жителей Эстонии за границу сходны с аналогичными тенденциями в соседних странах. О том, как обстоят дела в Латвии и Литве, говорилось уже немало, но и в Швеции и Финляндии наблюдаются негативные последствия отъезда населения. Нечто неожиданное случилось в Эстонии в 2012 году,  когда миграция из страны вдруг выросла в два раза, и внятного объяснения этому нет.

Количество уехавших, данные о них, местожительство в Эстонии, пол, возраст и уровень образования позволяют сделать два вывода — один хороший, другой плохой. Хорошо, если можно так сказать, что эти данные не содержат ничего необычного.

По сравнению с другими странами Эстония ничем не выделяется. Если судить по возрасту, половой принадлежности, образованию и происхождению, то в Эстонии миграция выглядит так же, как в Латвии и Литве, такой же она является и в Финляндии, Швеции или Норвегии. Единственное отличие — в интенсивности.

Люди уезжают в поисках лучшей жизни
Из Эстонии уезжает меньше людей, чем из Латвии и Литвы, но больше, чем из Финляндии, Швеции и Норвегии, но и в трех последних странах сальдо миграции своих граждан является отрицательным, это значит, что уезжает больше, чем возвращается.

Если судить по публикациям в СМИ, то можно сделать вывод, что из Эстонии уезжают в основном из провинции и небольших населенных пунктов, однако только что опуб­ликованные данные Департамента статистики этого не подтверждают. Уезжают отовсюду, хотя, конечно, есть различия.

Если из Таллинна в прошлом году уехали пять человек из тысячи, то из Пярну — восемь человек из тысячи, хотя, как сказала аналитик отдела народонаселения Департамента статистики Алис Таммур, на общем фоне большой разницы не наблюдается.

Дело скорее в том, что если за границу уезжает кто-то из небольшой деревни или волости, где все друг друга знают, то это больше бросается в глаза, чем когда за лучшей долей отправляется житель Таллинна — этот факт просто остается незамеченным.

На это отличие между медиакартинкой и действительностью обратила внимание и профессор Эне-Маргит Тийт. Газеты и телепередачи непропорционально много рассказывают об эстонцах в Испании, хотя на самом деле Испания на картинке миграции вообще не представлена.

На первом месте стоит Финляндия, куда отправляется почти половина всех уезжающих из страны, на порядок меньше уезжают в Великобританию, Швецию, Россию и Норвегию.

Но из всей это информации следует один плохой вывод. Поскольку данные о миг­рации не содержат сведения о конкретных особенностях, которые касались бы регионов, образования и т.д., то нет одного общего решения, с помощью которого можно было бы остановить миграцию.

В Финляндии и Швеции, на которых мы так любим равняться, картина отъезда населения из страны имеет те же особенности. Так же, как и из Эстонии, оттуда уезжают в основном молодые люди трудоспособного возраста (20-40 лет).

Люди уезжают туда, где жизнь лучше и зарплаты выше. Финские эксперты, участвовавшие в прошедшей недавно в Таллинне конференции, посвященной миграции, обратили внимание на то, что если в Эстонии одной из животрепещущих тем является отъезд эстонских врачей в Финляндию, то в Финляндии сетуют на то, что финские врачи уезжают в Швецию, в свою очередь в Швеции стоит вопрос об отъезде врачей в Норвегию.

В Норвегии в последние два-три года много пишут о том, что молодежь из Швеции приезжает в страну на заработки.

В начале марта даже председатель Næringslivets Hoved­organisasjon (Союза промышленников и предпринимателей Норвегии) Даг Орнес выступил с заявлением, что Норвегия не в состоянии принять столько иммигрантов из Швеции и Польши.

При этом Орнес ссылался на данные Миграционного департамента Норвегии, согласно которым, каждый год в страну прибывает около 50 000 иммигрантов из стран Евросоюза, и 20 000 — 30 000 из них из Швеции.

Опрос, проведенный в прошлом году крупнейшей норвежской газетой Aftenposten среди молодых шведов, дал следующие результаты: отвечая на вопрос, почему они уезжают в Норвегию, 48 процентов ответили, что их привлекает зарплата, 31 процент сослался на то, что на родине трудно найти работу, 11 процентам не сидится на месте.

Это говорится не для того, чтобы приукрасить или оправдать миграцию из Эстонии. Из нашей страны уезжает относительно больше людей, и поэтому проблема стоит острее. Однако опыт стран, куда более благополучных, чем Эстония, свидетельствует о том, как сложно реально замедлить отъезд людей из страны. А учитывая нищету Эстонии и открытость границ, у этой проблемы не может быть хорошего политического решения.

Самый надежный путь — рост экономики и повышение благосостояния в целом. Сальдо миграции Эстонии за последние десять лет свидетельствует именно об этом. Так, например, в 2006-2007 годах, когда в стране экономика и зарплаты быстро росли, темпы миграции затормозились, в страну стало возвращаться столько людей, что, по крайней мере, в отношении мужчин сальдо стало положительным.

В течение двух лет в Эстонию вернулось больше мужчин, чем уехало до этого за границу в поисках лучшей доли. Нельзя сказать, что бум недвижимости и строительства в Эстонии был единственной причиной этого, но определенную роль он сыграл. Но бум продолжается недолго, и поэтому он не может быть решением проблемы миграции.

Феномен 2012 года объяснить не удается
И все-таки в связи с темой эмиграции из Эстонии появился и один существенный признак опасности. В прошлом году число людей, уехавших из Эстонии, по сравнению с прежними годами, увеличилось почти вдвое, достигнув 10 873 человек.

В остальном, по крайней мере, по имеющимся данным, изменений не было — Финляндия по-прежнему является основным государством, куда уезжают эстоноземельцы. Правда, за это же время число людей, возвращающихся в Эстонию, увеличилось до 4244, однако негативное сальдо все равно остается больше 6000, то есть, больше, чем во все прежние годы последнего десятилетия.

Проблема в том, что никто не может дать толкового объяснения тому, что все-таки произошло год назад, из-за чего произошел такой резкий скачок.

По словам Алис Таммур из Департамента статистики, одной (но наверняка не единственной) причиной может быть изменение в регистре народонаселения. Однако Энель Пунгас из Министерства внутренних дел — сферой ее ответственности как раз и является регистр народонаселения — отметила, что регистр действительно постоянно совершенствуется, однако в 2012 году не было сделано каких-либо конкретных изменений в его ведении.

Возможно, часть людей, которые в 2012 году были внесены в регистр в качестве эмигрантов, на самом деле уехали из страны раньше. И все-таки следует признать, что в прошлом году действительно произошел быстрый рост, сказала Пунгас.

Феномен 2012 года не смог объяснить и профессор Тартуского университета Тийт Таммару, несмотря на то, что основной темой его исследований, равно как и его подопечных докторантов, является именно миграция народов. «Между собой мы много обсуждали произошедшее в 2012 году, но хорошего научного объяснения этому нет», — сказал Таммару.

Все прежние резкие изменения переселений имели логичное обоснование. Эмиграция ускорилась после присоединения к Европейскому Союзу, и это логично. Когда в Эстонии был бум экономики, эмиграция замедлилась, и многие вернулись в Эстонию — это тоже логично.

Однако по поводу 2012 года ученые ничего сказать не могут. В Латвии и Литве тоже быстро выросло число эмигрантов, но это произошло во время экономического кризиса — в Эстонии в то время кризис не произвел такого эффекта.

«Возможно, здесь сказывается некий инстинкт стадности», — предположил профессор Таммару. Что-то в духе того, мол, раз многие уехали, то и мне ни к чему оставаться в Эстонии, тем более что когда там уже есть кто-то из друзей или родственников, то и уезжать проще.

«Чувство безысходности выросло, роптаний стало намного больше», — добавила Алис Таммур. Она отметила, что в прошлом году появилось больше негативизма, вырос дух протеста — этого было больше в прессе, это было чаще на слуху и на виду, достаточно вспомнить забастовки учителей и врачей.

Возможно, все это вместе и подействовало. В любом случае, речь идет о неприятном изменении тенденции. Если прошлогоднее сальдо эмиграции сохранится и в дальнейшем, то для Эстонии это означает довольно плохие перспективы.

Если рассмотреть десятилетие в целом, то у нас эмиграция немногим отличается от финской и шведской, но если взять только 2012 год, то становится ясно, что по эмиграционным показателям мы сделали шаг в сторону Латвии и Литвы, отдалившись от Северных стран.

Политик Евгений Осиновский сказал, что хотя это и не его теория, он согласен с объяснением, которое предложил Индрек Нейвельт.

А именно: в 2004-2007 годы ожидания были очень большими. Надежда была жива еще и в 2009 году — многие верили, что это временные проблемы. Теперь же настало отрезвление — люди поняли, что разница между ожиданиями и реальностью очень большая, и что быстрого улучшения не будет.

Люди возвращаются

В течение прошлого года из Эстонии уехали 10 800 человек, а вернулись 4200 — 70 процентов вернувшихся имели гражданство Эстонии. По словам аналитика отдела народонаселения Департамента статистики Алис Таммур, в таких случаях мы говорим о возвращении в Эстонию.

Но несмотря на то, что сальдо миграции негативное, выехавшие за границу люди все же возвращаются. Вместе с возвращением эстонцев и эстонских русских увеличилась иммиграция в Эстонию из России и Украины. Разумеется, в Эстонию приезжают люди и из других стран — от Финляндии до Италии.

Газеты пишут, как некоторые из них восстанавливают мызы или основывают предприятия, но когда речь идет о тысячах человек, в качестве стран их происхождения надо смотреть на Восток. Если в поисках лучшей жизни эстонцы перебираются в Финляндию, то в основном по этой же причине приезжают сюда люди из России и Украины.

Если бы не было границ, а квоты были бы больше, то приезжающих к нам русскоговорящих, очевидно, было бы еще больше. 

Русских уезжает из страны больше, чем эстонцев

Разница не очень велика, но опубликованные Департаментом статистики данные об эмиграции национальных групп Эстонии показывают, что в прошлом году 59 процентов уехавших были эстонцы, а их доля в составе населения составляет 69 процентов. Из этой статистики следует, что относительно больше уезжают за границу представители других национальных групп.

«Если же сюда добавить и тот факт, что рождаемость иноязычного населения ниже, и некоторые другие факторы, то можно сказать, что Эстония постепенно все больше продвигается в сторону национального государства, — сказал профессор демографической географии Тартуского университета Тийт Таммару. — Как ученый я не могу сказать однозначно, плохо это или хорошо, что мы теряем свои меньшинства».

Но нельзя и пре­увеличивать значение этих цифр. Хотя русскоязычные люди чаще уезжают из Эстонии, чем эстонцы, утверждения некоторых политиков о том, что вся русская молодежь уезжает из Эстонии и никогда не вернется, не стоит воспринимать всерьез.

 Евгений Осиновский  добавил, что в этом контексте одной из самых больших проблем как раз и является то, что очень многие молодые русские говорят о том, что не видят своего будущего в Эстонии и поэтому для них не имеет смысла изучать эстонский язык.

 «На самом деле большинство из них так никуда и не уезжает, они остаются здесь, а языка не знают», — сказал Осиновский. Свое­образный заколдованный круг.

НАВЕРХ