Важен ли пограничный договор для соотечественников?

Эстонско-российская граница.

ФОТО: Scanpix/Postimees

Подписание и вступление в силу договора о границе между Эстонией и Россией, которое, по-видимому, вот-вот состоится, прямых выгод или потерь живущим в Эстонии российским соотечественникам не принесет, но косвенный эффект может быть, выяснил «Инфопресс», пообщавшись с экспертами.

Удивительное дело. Тематика эстонско-российского пограничного договора уже год как реанимирована после провала с его вступлением в силу в 2005 году, и её активно обсуждают эстонские политики и лидеры эстонского общественного мнения. И хотя в названии договора присутствует слово «российский», столь же активного обсуждения значения этого документа в среде российских соотечественников не наблюдается. Выходит, тема соглашения о границе с исторической родиной для них совершенно не актуальна? Или они её недооценивают? Или считают это обсуждение бесполезным?

Другая область

Если иметь в виду прямое влияние договора на ситуацию, то он регулирует не положение и работу соотечественников, а вопросы прохождения границы, напомнили эксперты. Поэтому отдельных и непосредственных выгод или потерь эта социальная группа от него не получит.

- Граница уже фактически сложилась, и подписание договора вряд ли что-то изменит для людей в её пересечении. Работа же с соотечественниками идёт своим, параллельным курсом, для этого в России есть другие законы, - отметил председатель республиканского союза российских граждан Владимир Петров.

Правозащитник Мстислав Русаков добавил, что, судя по проекту, нас не ждут неожиданности, когда российская деревня станет вдруг эстонской или наоборот, будет просто узаконен статус-кво юрисдикции. Политолог Леонид Карабешкин указал, что соотечественники и не являются субъектами переговорного процесса по соглашению о границе.

На вопрос о том, почему же пограничная тематика в таком случае оказалась столь интересна эстонской части общества, ответил политолог Кармо Тюйр:

- Это очень значимый момент для эстонской государственности и идентичности. Граница играет важную роль для эстонца в контексте того, что его самосознание во многом держится на том, что «мы не русские», «мы не Россия». Для живущих здесь граждан России или лиц без гражданства это действительно не вопрос, над которым надо задумываться. Но, может быть, русские граждане Эстонии могли бы поразмышлять над этим?

Влияние на всех

Однако утверждать, что договор, если он вступит в силу, на соотечественников абсолютно никак не повлияет, тоже нельзя. Эксперты напоминают, что не надо забывать об общем влиянии документа на ситуацию. Правда, степень оптимизма в оценке такого влияния разная.

Председатель комиссии Рийгикогу по иностранным делам Марко Михкельсон подчеркнул, что договор выгоден всем жителям Эстонии, а в рамках Эстонии наибольшую выгоду смогут ощутить живущие в приграничных районах - но опять-таки все, а не одни российские соотечественники.

По мнению Леонида Карабешкина, если произойдёт улучшение эстонско-российских отношений, то и отношение к российской политике соотечественников в Эстонии станет если не лучше, то, по крайней мере, корректнее.

Правозащитники Мстислав Русаков и Алексей Семёнов в перспективах «потепления» климата для российских соотечественников после ратификации договора сомневаются.

- Считается, что если проблема границы будет решена, то взаимоотношения Эстонии и России улучшатся и дальше дело пойдёт легче. И косвенно это может повлиять на положение соотечественников - атмосфера станет лучше. Есть такая смутная надежда. Но я к этому отношусь скептически, - признал Семёнов. Он сослался на то, что эстонская сторона может руководствоваться не столько собственными намерениями улучшить отношения с соседом, сколько давлением со стороны Евросоюза. «Если отношения действительно улучшатся, буду рад признать, что мой скептицизм был поспешным», - добавил Семёнов.

По словам Марко Михкельсона, никаких кардинальных изменений политики с началом работы пограничного договора ждать не надо, Эстония продолжит своё развитие в интересах всех жителей. «Русский вопрос» с пограничным договором никто не увязывает, ибо это устаревшая политика ультиматумов, и обе стороны понимают, что так дела не делаются.

Никаких дополнительных обязательств перед здешними соотечественниками пограничный договор на Россию не накладывает, никаких уступок друг другу Россия и Эстония не делают, отметил профессор Карабешкин. Подписание пограничного договора не отменяет для России ни одной предпосылки к проведению соотечественной политики, добавил Кармо Тюйр. 

Есть потенциал

Изменится или нет общая атмосфера эстонско-российских отношений и взаимоотношений между российскими соотечественниками и Эстонией - это одна часть потенциала договора. Вторая - решение более конкретных проблем, которые стоят «в очереди» за этим договором.

- МИД Эстонии уже подготовил список тех шагов, которые мы предполагаем обсуждать с российской стороной сразу после решения вопроса с договором, - сообщил «ИП» Михкельсон.

Такими вопросами, по его словам, в частности, являются развитие пограничной инфраструктуры и совместное использование гидроресурсов на реке Нарва. О том, что соотечественников интересует приграничное сотрудничество, упомянул и Владимир Петров.

Мстиславу Русакову потенциал будущего пограничного договора видится в том, что параллельно проводится также инвентаризация иных российско-эстонских соглашений и какие-то ещё не ратифицированные могут пойти «прицепом». Конечно, для этого и общественным организациям надо помнить, что под лежачий камень вода не течёт.

- Например, может быть ратифицирована конвенция 2002 года между правительствами России и Эстонии об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы. В таком случае проживающие в Эстонии российские военные пенсионеры были бы избавлены от обязанности платить подоходный налог за российскую пенсию в бюджет Эстонии. Также необходима актуализация российско-эстонского соглашения 1994 года о сотрудничестве в области образования, гарантирующего право получения образования на русском языке в эстонских муниципальных школах.

Памятуя опять-таки о том, сколь активно эстонская аудитория обсуждает вопрос влияния нового договора на краеугольный камень эстонской государственной идеологии – правовую преемственность, журналист спросил: не получится ли так, что назавтра после ратификации русским скажут «вот теперь и Россия признала вас оккупантами»?

По мнению Алексея Семёнова, «это вряд ли». В самом договоре об этом ни слова нет, и правозащитник полагает, что с его вступлением в силу и признанием фактической границы все ссылки на Тартуский-Юрьевский мир стоит прекратить, тот договор уходит в историю, как, например, мир Ништадтский.

Русский омбудсмен Сергей Середенко считает, что России надо выразить признательность за её последовательность с 2005 года, благодаря которой эстонская сторона и не смогла толковать и применять соглашение о границе таким образом, что оно-де подтверждает правовую преемственность и оккупацию.

Политолог Кармо Тюйр напомнил, что политиками уже было заявлено: новый договор касается только границы и не затрагивает правопреемственность. Рассматривать его как «переутверждение» этих вопросов, закрепление связи с первой республикой не надо.

НАВЕРХ