Владимир Чуйкин: Нарве удалось избежать "приднестровского варианта"

ФОТО: Евгений Ашихмин

"Хотите ли вы, чтобы Нарва имела особый статус в составе Эстонии?" - такой вопрос был вынесен на референдум 20 лет назад, 17 июля 1993 года.
 

20 лет назад в Нарве и Силламяэ прошел референдум по вопросу об особом статусе этих двух городов с преимущественно русским населением. В частности, в приграничном городе вопрос был сформулирован так: "Хотите ли вы, чтобы Нарва имела особый статус в составе Эстонии?". Очевидец и участник тех событий Владимир Чуйкин, с декабря 1989 по октябрь 1993 года возглавлявший Нарвский городской совет (собрание), уточняет - ни об автономии, ни о выходе из состава Эстонии речи не шло. Также никто не рассматривал возможность создания на Северо-Востоке Эстонии республики по варианту молдавского Приднестровья.

"Мятежная" Нарва образца 91-го

Сегодня Владимир Чуйкин предприниматель и руководит фирмой, занимающейся поставками оборудования для предприятий энергетики и сланцепереработки. Спрашиваю, что означал вынесенный на плебисцит вопрос? Особый статус предполагал следующее: действующие в Эстонии законы должны были применяться в Нарве с учетом специфики этого города, с учетом национального состава: здесь 96% русскоговорящего населения. Аналогичная ситуация была в Силламяэ. В Нарве в опросе приняло участие от 52% до 54% жителей, имевших право голоса, большинство проголосовало за особый статус. (Большинство голосовавших в Силламяэ также поддержало идею особого статуса их города).

А предшествовали референдуму события, в частности, 1991 года. Обстановка была сложная. Власти Эстонии заподозрили горсоветы Нарвы, Силламяэ и Кохтла-Ярве в поддержке августовского "путча" 1991 года в Москве, в лояльности к ГКЧП, в сепаратистских настроениях - в попытке создать республику по аналогии с Приднестровьем. Представительные органы власти в этих трех городах были в августе распущены и позже проведены новые выборы. Напомним, что Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) - самопровозглашённый орган власти в СССР, просуществовавший с 18 по 22 августа 1991 года. Был образован из первых государственных и должностных лиц СССР, советского правительства, выступавших против проводимых Президентом СССР Михаилом Горбачевым реформ.

После московского "путча" в кабинетах ряда руководящих работников трех городов Северо-Востока были проведены обыски. Руководителю горсовета в Кохтла-Ярве Александру Цвиневу пришлось срочно выехать из Эстонии в Россию. В.Чуйкин вспоминает, что представитель приехавшей из Таллинна спецкомиссии, высокое должностное лицо из госпрокуратуры ЭССР, внимательно перелистывал в кабинете главы Нарвского горсовета ежедневный календарь в поисках компромата. Пытались найти доказательства поддержки ГКЧП. Спецкомиссия приезжала по указанию или Верховного совета, или правительства Эстонии.

Как предполагает В.Чуйкин, поводом к роспуску местных "парламентов" могло послужить также то, что в этих трех городах были не согласны с рядом законов, издаваемых центральной властью страны. В частности, недовольство у нацменьшинств вызвали законы об иностранцах, языке и собственности. Основываясь на результатах прошедшего в марте 1991 года всесоюзного референдума по вопросу будущей судьбы СССР (нарвитяне проголосовали за сохранение страны), Нарвский горсовет строил свою деятельность исходя из итогов этого всенародного опроса. Но мой собеседник подчеркивает, что ни одного решения не было у горсоветов Нарвы, Силламяэ (руководитель Александр Максименко) и Кохтла-Ярве (Александр Цвинев) о том, чтобы присоединиться к России.

И вот август 1991-го, "путч". Эстонское правительство тогда возглавлял Эдгар Сависаар. И хотя у трех городов не всегда ладились отношения с центром, тем не менее, по словам В.Чуйкина, возглавляемое Сависааром правительство, и также последующие правительства Андреса Таранда и Тийта Вяхи были прагматичными, с ними можно было находить общий язык. "Мы находили нормальные контакты всегда, - так характеризует тогдашние взаимоотношения Северо-Востока и официального Таллинна экс-руководитель Нарвского горсобрания. - Эти руководители эстонского правительства были прагматиками, в первую очередь их заботили экономика и жизнь народа. Например, Сависаар и его советники были сторонниками создания в Нарве свободной экономической зоны, но Верховный совет не поддержал. Противники СЭЗ заявляли, что в Нарве хотят жить лучше, чем вся Эстония".

Другие из противников Нарвской СЭЗ опасались, что эта свободная зона с ее налоговыми и другими льготами даст повод нарвитянам отсоединиться от Эстонии.

О "свободе" приходится мечтать

По мнению В.Чуйкина, если бы создали СЭЗ, то Нарве удалось бы сохранить свой экономический потенциал и развивать этот потенциал на новом уровне - за счет крупных инвестиций, новых технологий и новых производств. Правда, собеседник уточняет, что одно решение Сависаара было не на пользу Нарвы - тогдашний премьер-министр дал "добро" на отделение курортного поселка Усть-Нарвы от Нарвы. "Вы видите состояние Усть-Нарвы сегодня - если бы поселок оставался в составе Нарвы и по-прежнему пользовался благами из бюджета города, то курорт бы процветал. Я считаю, что там стало хуже, чем было в прежние годы".

Как считает В.Чуйкин, в целом в Эстонии за годы независимости доля промышленности резко снизилась, что не на пользу стране. Сохранение и развитие сферы производства могло бы создать прочную базу для занятости населения, людям было бы где работать.

Двадцать лет назад население Нарвы составляло 82 тысячи человек, сегодня около 63 тысяч. Что же произошло? По мнению бывшего руководителя Нарвы, много специалистов уехало с семьями в 1990-е годы. А сейчас подавляющее большинство молодежи уезжает из Нарвы в Таллинн и в зарубежные страны. Применить им себя здесь, в родном городе, негде.

На Кренгольмской мануфактуре работало почти 12 тысяч человек - каждая третья семья Нарвы была связана с текстильной отраслью. А сегодня в десять раз меньше людей занято на фирмах на территории бывшего Кренгольма. Куда ушли уволившиеся с обанкротившегося Кренгольма люди? Работают в сфере услуг, например, в магазинах, за минимальную зарплату. На машиностроительном заводе "Балтиец" работало 5,5 тысячи человек, сегодня на всех предприятиях на территории бывшего оборонного предприятия работает около тысячи нарвитян. В Нарвском общестроительном тресте, в СУ Эстонской ГРЭС, на трех предприятиях строительной индустрии по выпуску стройматериалов - всего в стройкомплексе было занято в общей сложности около 10 тысяч нарвитян, сегодня в этом комплексе работает около трех тысяч. Вот и ответ на вопрос - почему население промышленного города сократилось.

Итак, вернемся к событиям августа 1991. Спецкомиссия не обнаружила в Нарве доказательств поддержки местными властями московских "путчистов". Хотя повод заподозрить три города в сепаратизме был. В Таллинн поступила информация, что руководители трех "мятежных" городов неоднократно встречались с председателем Леноблсовета Юрием Яровым и мэром Санкт-Петербурга Анатолием Собчаком, что они были на приеме у Анатолия Лукьянова - председателя Верховного Совета СССР, что ранее встречались с председателем союзного правительства Николаем Рыжковым.

В Верховном совете Эстонии обсуждалась возможность лишения руководителей трех городов Северо-Востока депутатской неприкосновенности. Горсоветы распустили в конце августа 1991 года, в регион был назначен представитель правительства Тийт Вяхи. 26 августа в Нарве над горисполкомом взвился эстонский флаг - триколор.

"Роспуск горсоветов деморализовал жителей трех городов", - вспоминает В.Чуйкин. Он решил вновь идти на местные выборы и по результатам осенних выборов 1991 года сторонники нарвских "мятежников" улучшили свои позиции в горсовете. Ситуация стабилизировалась и местный "парламент" стал работать по законам Эстонской республики.

Как поделили на граждан и неграждан

Вспоминая ход событий, произошедших после августа 1991, собеседник говорит, что Верховный совет страны продолжал принимать законы, вызывавшие недовольство у русскоязычных жителей Эстонии. Центральная власть отказала Нарве в нулевом варианте гражданства, то есть в предоставлении эстонского гражданства всем желающим, независимо от национальности. Верховный комиссар по делам нацменьшинств ОБСЕ (1993-2001 годы) голландец Макс ван дер Стуул неоднократно посещал Эстонию и Нарву и говорил на встрече с представителями этого города, что у русских будет одинаковое с гражданами право на жительство. Но В.Чуйкин поясняет, что даже сегодня, в 2013 году, у нас разные виды на жительство. Если у эстонских граждан идентификационная карта (удостоверение личности) одного образца, то у неграждан совершенно другой документ - он не является рейсовым документом при передвижении по Евросоюзу (неграждане должны еще предъявлять паспорт) и не является разрешением на работу в ЕС.

Как уже упоминалось, нарвских "путчистов" обвиняли в попытке повторить в Эстонии Приднестровский вариант - создание автономной республики. Спрашиваю собеседника, а как было на самом деле? Действительно, он ездил в Молдавию узнать, какова там ситуация. "Но мы ездили не за опытом организации в Эстонии варианта Приднестровской республики, а совсем за другим. Побывав в Приднестровье, я убедился, что надо идти своим путем. Приднестровский вариант нас никак не устраивал, потому что тогда там, в Молдавии, уже гибли люди. Мы старались уберечь Нарву от взрыва. Если бы по моей вине или по вине наших депутатов погиб хоть один человек, мы не смогли бы себе никогда этого простить".

"Мы проиграли референдум"

"Мы проиграли нулевой вариант гражданства, проиграли равный вид на жительство, проиграли референдум, проиграли возможность жить как во всей Эстонии и обучать детей на родном языке, проиграли возможность в местах компактного проживания нацменьшинств вести делопроизводство на родном языке - да, это проиграли, пришлось смириться с этим".

В референдуме, как мы уже заметили, приняло участие до 54% людей в возрасте от 18 лет, имевших право голоса. Более двух третей из пришедших к урнам сказали "да" особому статусу Нарвы в составе Эстонии. "Это очень большое количество, - считает В.Чуйкин, уверенный, что Нарва поддержала референдум. - Хотя правительство Марта Лаара через СМИ оказывало давление на население и призывало не ходить на референдум". В Силламяэ также большинство участников референдума проголосовало в поддержку особого статуса города в составе Эстонии.

Впоследствии списки участников референдума были спрятаны, хотя полиция хотела эти документы получить. По мнению собеседника, нормальное правительство должно было с учетом референдума строить административное устройство в стране. "Но правительство было молодым, неопытным".
За несколько дней до референдума на встрече в Таллинне с Мартом Лааром председатель Нарвского горсовета сказал премьер-министру, что если государственный суд признает результаты референдума незаконными, то Нарва не будет использовать результаты опроса. Так и получилось.

Европа нам не поможет

Когда в балтийской республике продолжали принимать законы, вызывавшие недовольство нацменьшинств, организаторы референдума говорили команде ван дер Стуула: "Ребята, как же так? Ведь законы приводят к напряженности!" Но помощники комиссара по делам нацменьшинств развели руками. Верховный Совет России тоже развел руками: Эстония другое государство, не можем вмешиваться.

За несколько месяцев до "путча" представители Северо-Востока ездили к Борису Николаевичу Ельцину и предостерегали его помощников от подписания российско-эстонского договора об основах межгосударственных отношений между Эстонией и Россией. Но делегацию из Эстонии стали убеждать, что договор соответствует международному праву и защитит русское население.
Москву можно было понять - Россия строила новое государство, у нее были свои трудности и свои высшие задачи и интересы, в том числе и стремление построить конструктивные отношения с новыми независимыми балтийскими государствами.

Референдум мы проиграли, но кое-что и обрели, полагает В.Чуйкин. Если бы Северо-Восток не пытался отстаивать свои интересы в тот период, то русское население сдало бы еще больше позиций. Может быть, больше бы народу уехало отсюда. Возможно, благодаря тем событиям власти Эстонии посчитали необходимым выдать постоянные виды на жительство негражданам, а также обеспечить пенсионеров-неграждан социальными пособиями. "В принципе, референдум какие-то плоды дал", - таково мнение моего собеседника.

Встреча на высшем уровне в Петербурге

В судьбе Нарвы определенную роль в начале 1990-х годов играл и Владимир Путин. Будучи работником администрации тогдашнего мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, он несколько раз приезжал в Эстонию, в том числе был в Нарва-Йыэсуу (Усть-Нарва) на встрече Сависаара и Собчака.

В.Чуйкин встречался с будущим президентом России накануне июльского референдума 1991 года. Дело в том, что в то время в окрестностях Кингисеппа соорудили лагерь те, кто хотел помочь нарвитянам, если им будут препятствовать в проведении плебисцита. Но эта помощь могла обернуться неприятностями. Это были участники военных конфликтов на территории бывшего Союза - в Абхазии, Молдове и Нагорном Карабахе. В частности, прибыли в Кингисепп опаленные огнем Приднестровья казаки. По словам В.Чуйкина, они могли создать напряженную ситуацию, которую ожидали приехавшие освещать референдум полторы сотни зарубежных журналистов: мало ли здесь прольется кровь - будет повод для острых публикаций. Словом, работники СМИ ждали сенсации. Организаторам референдума было также известно, что правительство М.Лаара готово применить силу. "Я сказал казакам, что мы хотим получить результат референдума, вы нам не мешайте", - вспоминает события прошлого бывший председатель Нарвского горсовета. Казаки были готовы в случае ареста эстонскими властями инициаторов референдума, блокирования горсовета и избирательных участков, через 24 часа после этих событий прийти на помощь Нарве.

Для смягчения ситуации В.Чуйкин предпринимает меры. Он позвонил заместителю председателя Леноблсовета Виталию Климову с просьбой о встрече в Петербурге на высшем уровне. Встреча состоялась в Большом доме на Литейном проспекте (в этом здании располагалось управление КГБ, которому подчинялась пограничная служба округа). В кабинете появился В.Путин - в то время он возглавлял в мэрии Санкт-Петербурга Комитет по внешним связям. У руководителя Нарвского горсобрания была единственная просьба - закрыть на время референдума границу, чтобы не было провокаций. В.Путин внимательно выслушал руководителя Нарвы. В результате граница была взята под особый контроль, через нее не прошел ни один из тех, кто мог устроить в Нарве конфликт.

Американский журналист: невозможно заставить русских стать эстонцами

Несколько лет назад автору этих строк в короткой беседе в столице США с корреспондентом одной из влиятельнейших американских изданий "Уолл-стрит джорнел" (The Wall Street Journal) Мэтью Камински удалось поинтересоваться его мнением по поводу событий в Эстонии, произошедших в июле 1993 года. Американский журналист, вспоминая свою поездку в Нарву для освещения референдума и встречу с Владимиром Чуйкиным, так оценивал ситуацию: невозможно заставить русских стать эстонцами, но нужно создавать условия, чтобы человек захотел стать гражданином Эстонии. По его мнению, нет идеальных международных стандартов, в рамках которых можно было бы интегрировать русских в странах Балтии. Но, по мнению американского журналиста, нужен языковой экзамен для стремящихся стать гражданами этого государства.

НАВЕРХ