Русский хутор - наследие, вышедшее за рамки одной семьи

ФОТО: Фото автора

Живет в Пярнумаа одна необычная семья. Впрочем нет, семья-то совсем обычная. Вот только задачу перед собой эти люди поставили поистине миссионерскую: сохранить в чисто эстонском социуме вековые традиции русской культуры, и не в устном пересказе, а наглядно. Воссоздали на эстонском хуторе Санга-Тынисте, что в Аудруской волости, хутор совершенно русский, похожий на тот, что помнит хозяйка Любовь Петрова из своего детства, когда приезжала к бабушке на новгородчину.

Сегодня на Русском хуторе у Петровых создана коллекция из трехсот предметов хохломской росписи, большая коллекция русских самоваров, точное количество которых хозяева не знают: плюс-минус двадцать. Есть тут и дымковская игрушка, и восстановленные руками хозяев старые куклы советских времен, одетые в русские национальные костюмы различных российских регионов. Костюмы, кстати, хозяйка сшила собственноручно. И не только для кукол. Примерить русские национальные костюмы может любой, кто заглянет на огонек гостеприимного хутора.

 

Развал Союза как отправная точка

Любовь Петрова вспоминает: развал Союза повлек за собой грустные настроения. Женщина то и дело замечала, как многие знакомые стали стыдиться того, что они русские, в людном месте стесняясь говорить на родном языке. И Люба решила: так нельзя! Если наше поколение сейчас будет тушеваться и стыдиться, некому ведь будет передать свою русскую, национальную культуру следующим поколениям. И женщина взялась за дело. Муж, по роду работы редко бывавший дома, тем не менее, поддержал идею жены создать свой русский хутор, и по мере возможности помог со строительством. Потихоньку семья из города стала перебираться в деревню.

- У нас, действительно, русский хутор. Это правильное название. Только не многие сегодня помнят или знают, что на Руси сильные крестьянские хозяйства именовались именно хуторами, - рассказывает Любовь Петрова. Вот и начала семья отстраиваться в добрых русских традициям и по крупицам собирать и создавать материал для хутора-музея.

 

Комбинат бытового обслуживания

Одной из первых построек на хуторе у Петровых появилась русская печь. Сегодня, как отмечает хозяйка, только увидеть такой отопительный прибор, как русская печь, - большая редкость. А уж узнать о том, на что способна эта печка, пожалуй, что только из сказок возможно.

- Например, в старинных русских печах народные целители врачевали больных деток, натирая лекарственными мазями и пропаривая их там. Это та самая сказка про бабу Ягу, помните, как она хотела «зажарить» в печке Иванушку, - включается в разговор молодая хозяйка хутора Вероника Мейбаум.

Кроме того, рассказывает Вероника, русские печки значительно упрощали хозяйкам процесс приготовления пищи. Так, содержимое поставленного с вечера в протопленную печь чугунка наутро оказывалось ароматной кашей, похлебкой, тушеной картошкой - да чем угодно. К тому же, еще на протяжении суток еда в печке оставалась теплой, что не требовало от хозяйки никаких временных затрат на ее разогрев. В таких печах замачивали белье перед стиркой, на печке, которая, как правило, была с лежанкой, спали, причем, целыми семьями, глубоким прогреванием лечили многие хвори, над печкой и в печке сушили травы, грибы, ягоды.

- Русская печь – это настоящий комбинат бытового обслуживания, - подытоживает Любовь Петрова.

Когда на экскурсию к Петровым приезжают заинтересованные, люди подчас не могут отличить ухват от кочерги. А познакомившись с утварью, пробуют поставить горшочек в печь. Это трудная задача, неумеючи.

 

Бабушкин домик

В нескольких шагах от выстроенной во дворе печки стоит маленький домик - бабушкин. Любовь Петрова попыталась воссоздать здесь атмосферу своего детства. Часть мебели и даже одежда, те самые, бабушкины. Что-то нашли-насобирали по знакомым. Это образ старого деревенского быта простых русских людей, как говорит Люба.

- Так почему-то сложилось, что эстонцы воспринимают русскую культуру как в сказке Пушкина «О рыбаке и золотой рыбке»: дескать, жили русские в убогих лачугах и при разбитом корыте. А придя сюда, где все не наиграно, но воссоздано, понимают, что это не так. И что-то меняется у них в головах, появляется уважение к нашей русской культуре, - продолжает рассказ матери Вероника.

А ведь тогда, лет сто тому назад, именно в том времени, о котором повествуют Петровы, простой деревенский народ жил скромно, но достойно. В доме все было очень красиво: это касается как убранства окон, так и манеры застилать кровати, и одежды, сшитой собственноручно.

 

А как без самовара?

Самовар по праву считается одним из главных атрибутов русского застолья. Очень почтительно к самоварам относятся и Петровы. Самоваров у них в семье много. Причем, это как сувенирные самовары, так и огромные действующие, которые ставятся на стол по случаю приезда большой компании.

Петровы вспоминают ставший уже анекдотическим случай, когда перед приездом гостей хлопотать помогала подруга хозяйки.

- Ты самовар сумеешь поставить?

- Да, конечно. (Проходит минут десять).

- Ты самовар поставила?

- Да, поставила. (Проходит еще какое-то время. Люба чувствует: что-то не то…)

- Катя, ты точно самовар поставила?

- Да. (Катя, довольная, начищает поставленный на стол самовар)…

- А ведь поставить самовар - это целая наука. Прежде, чем его на стол ставить, нужно самовар растопить, подобрать нужную для момента трубу. И только потом, когда он уже вскипит, украшать самоваром стол, - улыбается Люба.

Чистить самовар, тоже та задача, с которой новичок вряд ли управится. Например, проще всего это сделать при помощи простого сапога. Но вся эта возня вокруг самовара, по мнению хозяюшек, того стоит. Ведь чай, испитый из настоящего (не электрического) самовара – особенный, с дымком, неповторимый по своим вкусовым ощущениям.

 

В подарок теще - деревянные кружева

Пополнением коллекции занимается вся семья. К общему делу подключился и молодой зять Любы, кстати, эстонец по национальности, который до знакомства с Вероникой не говорил по-русски совершенно. Сегодня молодой человек с удовольствие встречает гостей в русской косоворотке, ставит самовар и рассказывает гостям о той самой, настоящей русской культуре.

И подарок своей теще он сделал под стать семейным традициям: собственноручно изготовил деревянное кружево длиной в несколько метров для украшения двора.

Кстати, у Любы руки тоже золотые, и не только в стряпне и шитье. Из деревянных заготовок она собственноручно выстрогала резной забор: как же русскому хутору без красивого забора?

 

Деревянное золото

Особенная гордость семьи Петровых - это коллекция из трехсот различных предметов хохломской росписи. Под эту коллекцию специально выделили горницу, она так и называется – хохломская горница.

А началось все с того, что однажды знакомая собралась выкинуть поломанный горшочек, украшенный хохломской росписью. «Выкинь в мою сторону», - попросила Люба. Такую красоту бережные руки хозяйки восстановили. Потом что-то покупалось, выменивалось, собиралось.

- Ведь часто как бывает: у кого-то завалялась одна ложка расписная, у кого-то стульчик поломанный. И не нужно это вроде. Но когда все это собрано в коллекцию, входящие в горницу впервые вдруг переходят на восторженный шепот, - говорит Вероника.

И действительно, есть от чего прийти в восторг. Ведь не даром в России хохломскую роспись называют деревянным золотом! В солнечный день вся горница залита золотым светом - так отсвечивает посуда и другая домашняя утварь, украшенная хохломской росписью.

 

Обидно за наших, русских

Петровы как-то прикинули и получилось, что посетители их хутора процентов на 95 - эстонцы. Приезжают, удивляются, восторгаются, многие меняют в лучшую сторону свое прежнее представление о русской культуре и русских людях вообще.

А вот свои, русские, как говорит Люба, заглядывать на огонек не спешат:

- Говорят: зачем нам это? Мы и так о своей культуре все знаем. Но вот когда изредка все-таки наведывается какой-то русский класс или коллектив, оказывается, что знают, на самом деле, очень мало. Обидно, когда своя история и культура интересна только чужим, - огорчается хозяйка.

 

 

НАВЕРХ