Российский бизнесмен осужден в США за растление сирот

Андрей Могилянский.

ФОТО: JOHN SLAVIN/AP

В США российский бизнесмен и благодетель Андрей Могилянский, арестованный в декабре 2008 года, признал себя виновным в растлении трех санкт-петербургских сирот и секс-туризме. Он приговорен в Филадельфии к восьми годам и одному месяцу тюрьмы.


До ареста он был известен как талантливый математик, преуспевающий бизнесмен, сын международного гроссмейстера по стоклеточным шашкам, и общественный деятель, основавший Международный фонд помощи жертвам терактов, прежде всего детям, пострадавшим в Беслане и на Дубровке, пишет русская служба Би-Би-Си.

В частности, бесланской девочке Ане Кадалаевой, потерявшей глаз, в 2004 году была бесплатно сделана в Нью-Йорке сложнейшая операция: ей вставили искусственный глаз, неотличимый от настоящего. Ее поездку в США оплатил фонд Могилянского.

В связи с этим судья отметила, что никогда еще не выносила приговора никому, у кого было бы такое раздвоение личности - будучи в декабре 2003 года в Санкт-Петербурге, бизнесмен растлил в своей квартире трех воспитанниц колпинского детского дома № 27. Двум из них было по 13 лет, над третьей он надругался в день ее 14-летия. Как говорится в судебных документах, в обмен Могилянский накормил сирот, дал им денег и подарки.

Вызванный защитой психолог показал, что у Могилянского нет черт «сексуального хищника», а его жена Оксана заявила судье, что он прекрасный отец, и что их трое малолетних дочерей будут без него тосковать. Судебный зал был забит болельщиками Могилянского, которые высоко отзывались о нем и говорили журналистам, что по-прежнему отказываются верить в его виновность.

Прокурор, со своей стороны, заявила судье, что Могилянский «хищнически воспользовался уязвимостью и невинностью детей, подвергая их гротескным половым сношениям со взрослым мужчиной в тот момент, когда они едва достигли половой зрелости. Эти дети жили в детдоме и так уже были лишены столь многого, а обвиняемый украл единственное, что у них оставалось: их достоинство».

В своем последнем слове Могилянский принес извинения суду за «катастрофическое решение», которое он принял в Санкт-Петербурге, и извинился перед потерпевшими и своими родными и друзьями за причиненную им боль.

НАВЕРХ